Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Южный район » Прозекторская Рубина


Прозекторская Рубина

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Прозекторская доктора Рубина представляет собой небольшое достаточно мрачное помещение с очень плохим освещением. Повсюду развешаны анатомические плакаты, а в самой комнате отчетливо пахнет формалином. Аппаратура не самая хорошая, но все-таки аппаратура. Электронный микроскоп, к примеру, очень даже неплохо работает. А инструменты просто в идеальном состоянии!

0

2

--> Молчащий дом
Пока бешеная псина примеривалась, надеясь броситься на Стаха, мужчина поднял с пола разбитое горлышко бутылки и напал первым. Удар острым стеклом, пропитанным явно не медицинским спиртом, вонзилось собаке в горло. Поединок между человеком и животным можно считать оконченным. Разум взял верх над слепым бешенством.
Спичка бежал, ну и хорошо. Не дай бог, этот пес напал бы на него. Парень, конечно, прыткий, но опасность есть опасность. Главное, чтобы до дома своего он добрался в целости и сохранности. Расцарапанная когтями грудь ныла, а дыхание никак не желало восстанавливаться. Нет, сейчас нужно вернуться в прозекторскую, сделать укол мерадорма и восстановить силы.
Прозекторская встретила Станислава Рубина унылым молчанием и тишиной. Тот спокойно опустился на деревянный табурет, устало стянул с плеч тяжелый плащ и закатал рукав. Мерадорм колют внутривенно, техника подобных инъекций Рубину хорошо известна: наложить жгут на плечо, обработать кожу на локтевом сгибе спиртом, натянуть кожу в области пункции и ввести иглу практически параллельно вене на треть длины. Ввести препарат.
Не забыть обработать спиртовым раствором место инъекции, чтобы не пошло заражение. А потом можно и заснуть. Мерадорм дает снотворный эффект, после него лучше лечь. Что ж, Рубину не привыкать спать на операционном столе.
Сказано – сделано. Станислав вколол практически убойную дозу мерадорма, отчего проспал аж до наступления следующих суток. Зато наутро даже ноющая боль в груди не была такой сильной, как прошлой ночью.

0

3

-------->Сквер

Тихо на Складах было, пусто. Народ лихой встает поздно, да и дождь не жалует, так что ничего другого не ожидал Филин. Подумал даже, что девчонке и одной не страшно бы было, и вспомнил заодно, что слыхал о ней.
Трое Невест у братии, всем бандитам жен. Ровно сестры родные душа в душу живут, старшей, средней да младшей Гриф их кликал. Рассказывали они иногда вещи странные, сказки степные, да мелькнуло однажды у средней - мол, живет сиротка в вагончике у Станции, да не простая девочка, а навроде духа доброго. Людей сторонится, Многогранник сама покинула, с травами шепчется. Угодна Бодхо, хоть и горожанка. Гриф тогда только плечами пожал - мало ли девчонок на свете, да и что ему до Бодхо? - а вот сейчас вспомнил, присмотрелся. Вроде обычная замарашка, десятки таких. Но всё ж таки обычных он за руку не водил, просьб не выполнял. Не верил Филин в мистику, а сейчас вдруг призадумался, сам себе удивился. Може и правда есть что?..
Черт знает.
А тем временем они уже и пришли почти. Только вдруг лужа на пути разлилась - не лужа, а море целое. Всё пространство от одной складской стенки до другой заняла. Нахмурился Филин - далеко идти в обход, да и ему с сапогами точно не страшно - сам от воды жиром натирал - а вот Мишке точно по колено придется. И башмачки у неё навряд сильно целые да непромокаемые...
"А, играть в благородство - так уж до конца играть!"
Долго не думал да не колебался - подхватил девчонку подмышки, да и пошел вброд, с удовольствием бульканье слушая. Вспомнилось - в детстве летом всё босиком ходил, после каждого дождя по лужам прыгал, домой с ног до головы мокрый вваливался. Мамка ещё ругалась...
Лужа глубокой оказалась, в одном месте чуть в сапог вода не залилась, а всё ж таки обошлось. Перебрался Филин, носки сапог отряхнул - так кошка лапку замоченную отряхивает - да и поставил девчонку на мостовую, рукой вперед указал:
-Вот она, Прозекторская. Сама стучать будешь?

+1

4

Склады выросли по сторонам унылым лабиринтом. Мишка честно старалась запоминать дорогу. Кто ж тут такого понастроил-то? Еще заборов каких-то нагородили… Да тут и во второй раз заплутаешь, и в третий. Хоть стрелки на ржавых стенах угольком черти…
Но даже будь у нее с собой уголек, кто б ее дожидаться стал. Тут знай успевай повороты считать да через лужи перескакивать. Одна такая встретилась на пути, не лужа – море разливанное, ни обойти, ни перепрыгнуть. Не успела Мишка юбку подобрать, как подхватило ее что-то, от земли оторвало. Чуть не пискнула от неожиданности, а как поняла, что сам Гриф ее через лужу переправлять взялся – так и вовсе язык проглотила. Несло ее вперед, как крейсер настоящий, только плескалась внизу вода под болтающимися ногами. А когда на землю твердую встала, обернулась да уставилась на Грифа, будто видела впервые.
Вот чтоб еще раз она стала по сплетням Двудушников человека судить!.. Нет, они-то может и не соврали ни одним словом, да только не все они про Грифа знают, ой не все, а и рассказывать будет – не поверят. По-прежнему пугал он Мишку до судорог, и тьма смотрела из прищуренных глаз, а все же...
Сам Гриф не заботился направлением детских мыслей. Махнул рукой широким жестом, вот, мол, дверь, ни в чем себе не отказывай.
«Ну ладно…»
Как-то даже сомнения уже не возникло, та ли дверь. Мишка подошла вплотную и постучала кулачком по шершавому железу. Слабовато вышло, будто мышь скребется. Размахнулась, стукнула посильнее, только чтобы пальцы не ушибить. Вот, уже на что-то похоже.
Внутри было тихо. Нет его, что ли?
Мишка покосилась на откровенно уже забавляющегося Грифа.
Ну уж нет, после всего пережитого она теперь Стаха из-под земли достанет.
Мишка повернулась спиной и замолотила в дверь пяткой.
С крыши соседнего склада с воплями сорвались две перепуганные вороны.

+1

5

     Рубин аж подскочил на операционном столе, резко вырвавшись из глубокого мутного болота сна, подкрепленного седативным эффектом мерадорма - в прозекторской раздался грохот. Стах бесцельно огляделся по сторонам, толи силясь определить источник шума, толи пытаясь прийти в себя. Грохот повторился, и теперь уже стало понятно, что это стучали в дверь. «Дежа вю, однако, барабанили уже как-то раз так, не помню только кто», - пришла первая мысль в тяжелую прозекторскую голову, а спустя несколько мгновений многотонным грузом навалились туда воспоминания о событиях предыдущего дня. «Симон мертв... Исидор убит... Приезжие гости... Бой с обезумевшей псиной...», - все эти картины за секунду пронеслись перед глазами Рубина, заставив сердце усиленно колотиться, разгоняя кровь по затекшему за ночь на жестком и холодном операционном столе телу. «Ну да, никакого кофе не нужно», - подумал Стах и зафиксировал для себя момент окончательного пробуждения.
     Он потер глаза руками, потянулся и пошлепал босыми ногами по холодному полу встречать плохие новости (а после вчерашнего других ожидать не приходилось) в лице бестолково долбящего в дверь прозекторской гостя. Нашарил ключ и как всегда со скрипом провернул ржавый замок.
     «Вот уж кого не ожидал увидеть!» - за дверью стоял, закрывая собой безрадостный вид на большую грязную лужу и подпирая рукой облупленную стену прозекторской, названый лидер местных бандюганов.
     Стах не любил вспоминать о том, как ему пришлось договариваться с ним об этой прозекторской, да и самого Грифа не любил. «Сажать бы таких надо, да или резать вовсе, только вот коротки руки у нашего закона». «Ну?» - бросил Рубин в глаза рыжему и сам уперся рукой в косяк двери. Рядом что-то зашевелилось, и брови прозектора удивленно поползли вверх. Маленькая черноволосая девочка стояла рядом с Грифом. «Да, компания что надо...»

Отредактировано Станислав Рубин (2012-04-02 11:22:38)

0

6

Руки скрестил, ожидаючи. Прищурился. Дождь всё капал, волосы насквозь промокли, ко лбу липли, за воротник струйки холодные забежать норовили. Теперь уж одним чаем не отделаешься - вещи все сушить придется, у огня греться, может, твирином запивать. Понесло же его помогать. Сам бы до родного логовища кучу времени назад добрался бы...
От металлического звона хотелось зажать уши. К нему-то так никогда не стучали - свои без стука заходили, чужие слишком громко колотиться опасались - и представлять, какого Стаху внутри жестяной коробки, которая вся звенит да гремит, было как-то неприятно.
"Как бы он не оглох там, с такой-то музычкой..."
Но вот скрипнул ключ, в замке поворачиваясь, отворилась дверь. Воздвигся на пороге патологоанатом городской единственный - взъерошенный весь какой-то, недовольный и чуть не злой. Кажись, с постели его сдернули.
"А времечко-то к полудню идет. Разоспался, Рубинушка, а время сейчас тревожное, как бы не случилось чего, пока спишь."
-Не нукай, не запряг, - огрызнулся, по привычке агрессией агрессию отражая. Вряд ли любил Филина Стах, вряд ли за ровню почитал, ну, так то дело привычное, и пусть и приходилось снизу вверх на этакую громаду смотреть - не опасался его Гриф ни капли. Знал - в Городе токмо Сабуров что-то сделать сможет с братией. Остальные остерегутся. Остальные или и вовсе не знают его, или же бояться, или нужен он им зачем. Рубину вот нужен. Кто ж ещё тайну его будет хранить? Кто ж ещё никому и словом не обмолвится, что кровь в Прозекторской льется порой?
"Так что терпи, дохтур, терпи. Ну, или съезжай отсюда к чертям и тогда сколько угодно меня на порог не пускай."
-А вообще привет тебе, дохтур, - разулыбался, по привычке, на девчонку кивнул - Вот, гостью тебе привел. Уж больно увидеться хотела.

0

7

Большой был Стах. Как гора примерно.
Настолько вблизи его Мишке видеть еще не доводилось. У деда Исидора тихонько в уголку сидела, если случалось ему зайти во время редких ее визитов, на улице если встречала – не подходила. Не было надобности такой до этого дня. Но что поможет, случись вдруг беда какая – не сомневалась никогда. Своим ведь был для деда.
А как пришлось запрокинуть голову, чтобы не в глаза, а хоть в подбородок небритый ему взглянуть – заробела. Еще встрепанный, босой, на свет щурился – ну точно, разбудила она его. Смотрел на нее как на диковинную зверушку, не узнавал. Немудрено, мало ли детишек вокруг Исидора крутилось, под ногами путалось.
- Я Мишка. Ты меня у деда Исидора видел. Ну, или я тебя.
Сейчас как захлопнет дверь, оставит с Грифом среди складов…
- Мы с Лаской видели, как он вернулся прошлой ночью. А ты про Грязь уже знаешь?
«Ну давай, вспоминай меня! Я тебе пригожусь!» - гипнотизировала широко распахнутыми черными глазами.
По крайней мере, Мишке хотелось так считать. А еще больше хотелось, чтобы он сейчас сказал, что зря они переполошились и шумят ни свет ни заря, потому что лекарство они давно придумали, и надо только всем его раздать, и тогда никакой эпидемии не будет.
Ну или хотя бы чтоб не прогнал с порога.
- Можно я войду?

+1

8

     «Что ж, никуда пока я со Складов не денусь с такими-то степными верованиями в Городе», - с неудовольствием отметил про себя Стах.
     «Ага, и тебе не хворать», - выдал Рубин не совсем от чистого сердца, - «подвиги Каравана Бубнового Туза повторять начал?». Прозектор скривил губы в ироничной усмешке и вновь перевел взгляд на малышку. Её лицо показалось ему знакомым, - «наверно у Исидора видел, к нему постоянно дети какие-то забегали...» «Ну точно у Исидора, раз сама так говорит», - подумал Рубин, а вслух сказал: «Ну привет, Мишка». «Какое-то у нее имя мужское...»
     Когда прозектор услышал о прошлой ночи, в его взгляде появилась заинтересованность. «Но что за Грязь она имеет в виду?». Глянув в глаза это Мишки, появлялась забавная мысль, что они не её родные, а достались ей от кого-то более умудренного годами. «Уж не та ли это странная девочка, что обитает в вагончике на Станции?» Исидор как-то рассказывал о девочке, оставшейся без родителей и опеки, которая с малых лет живет только за счет себя.
«Входи, только не пугайся, внутри не очень для детей вид», - обратился он к девочке, - «и ты, Гриф, если надо». С этими словами он открыл дверь пошире и жестом руки пригласил внутрь.

Отредактировано Станислав Рубин (2012-04-04 11:42:54)

0

9

Плечами Филин пожал:
-Может и начал. Только ты мне тогда прямой сообщник выходишь.
Улыбка медленная губы тронула - за такие шутки порой и морду били, те особенно, по чьим семьям Караван прошелся, да Гриф никогда обидчивым не был. Артистов уважал по-своему. Ремесло лицедейское чем-то его ремеслу сродни было, да и на Рубина злиться дело пустое, проверено уже. Нужны они друг другу, значит, придется друг друга терпеть.
Приглашением не спешил воспользоваться - Мишку вперед пропускал. В конце концов, она тут главная гостья, а он так, по дороге примазался, потому кивнул девчонке - мол, иди, я следом. Любопытство в нем просыпалось - не то, что про Грязь, другое. Давно уж у Стаха не был, раненных во время последнее и не случалось почти, а тех, что были, своими силами на ноги ставили. Нужды не было патологоанатома тревожить, так что - кто знает, как у него там всё внутри поменялось?

+1

10

Быстро, пока Стах не передумал, Мишка перешагнула порог прозекторской.
Все помещение было похоже на длинный узкий коридор со шкафами по стенам. То ли Стах украсить свое убежище пытался, то ли еще какой был смысл, но все оказалось увешано очень специфичными картинками: разрезанные люди, кости какие-то, органы… Похожее ей дед Исидор показывал в книжке, когда объяснял как там в организме все устроено и почему надо руки мыть перед едой.
Когда дверь за спиной лязгнула, и картинки, и шкафы стали едва различимы. В самой глубине теплилась лампа, но на всю прозекторскую ее не хватало, лицо Стаха под потолком терялось в полумраке. Гриф вальяжно привалился к стене возле двери.
Как-то Мишка немного иначе себе все это представляла. Точнее сказать, вообще головой не подумала.
Говорить явно следовало быстро и по делу.
- Правда, что у нас эпидемия? А ты знаешь, как дед Исидор в прошлый раз всех вылечил? А нас сможешь вылечить?

0

11

     «Деловой какой ребенок попался, сразу разговоры взрослые и по существу. Только вот о какой эпидемии эта малышка говорит? Уж не о Песчаной Язве ли? Так та была и прошла, Исидор всех вылечил, как – не знаю, не успел он рассказать, да и не больно то хотел – там какие-то дела с Бойнями темные были», - Рубин наморщил лоб и задумался. «Что за эпидемия?» - спросил он, внимательно посмотрев на Мишку. В глазах девочки отразилось непонимание, смешанное с внезапно проявившимся смущением, а Гриф, с интересом осматривающий интерьер помещения, негромко усмехнулся. «От всего этого создается впечатление, что я один тут не знаю чего то», - растеряно выдавил из себя Стах.
     «Не про Песчанку ли ты говоришь, девочка?» - спросил прозектор на всякий случай, чтобы сразу отбросить самые невероятные варианты и понять, наконец, что эта Мишка от него добивается. Все выглядело чересчур серьезно, и этот Гриф, так неожиданно оказавшийся на Складах, но не в обычной своей роли, а в качестве провожатого, и эта очень серьезная молодая барышня.
     «А твои ребята, Гриф, ещё не слыхали, что сын исидоровский приехал? Может даже видели его, душегуба?» - поинтересовался Стах. Гриф имел неплохую информационную сеть по всему Городу, потому что его «ребята» «работали» во всех районах.

0

12

Внутри полумрак царил, железом пахло и с последнего визита и не поменялось особо ничего. Те же картинки на стенах - "И как они ему нравятся, уму непостижимо" - те же инструменты где можно да где нельзя, микроскоп на столе, стол разделочный. Ничего необычного, непривычного, и Гриф дверь за собой притворил, к стенке плечом прислонился. Пусть говорят, он послушает...
Да только не получилось у Мишки со Стахом говорить, и разочарованная улыбка губы тронула, когда понял Филин - ничерта он ещё не знает, умник этот. Видать проспал всё в своем убежище, то-то смотрит сейчас непонимающе да вопросы задает.
"Ох, нет мне сегодня фарта, вот совсем нет. Зря вымок только."
-А ты не знаешь, Стах? Грязь Песчаная в Городе. Людишки сказывают - эпидемия на нас. - не удержался Гриф. За девчонку ответил. Он-то разочарование свое поборол да скрыл, а она по малолетству и стушеваться могла, толком не объяснить ничего. Не доверял Филин умениям детским, дело в свои руки брать предпочитал. Пусть и нечестно это было в какой-то мере. Ему ли беспокоится о том?
-Сынок Ольгимского говорил - приехал, - не признавать же было, что парней он своих и не видел толком, вчера всё проспал, а сейчас вот только в логовище направляется? Несолидно для кладовщика главного, да и незачем чужим показывать, что и Гриф чего-то не знать может - А ребята мои если и видели, так не узнали. Пацаном ведь сопливым в Столицу провожали, где уж теперь...

0

13

Такого подвоха Мишка никак не ждала. Запнулась, глазами захлопала.
А может, раз сам Рубин не знает – и нету никакой эпидемии на самом-то деле? Капелла не говорила, откуда вообще про Грязь стало известно. Вдруг напутали что?
Не дольше секунды жила дикая надежда. Люди могли ошибаться. Травы не лгали. Да и Гриф был в курсе. А уж этот точно больше многих знает, все слухи к нему бегут. То есть, на пару как раз получилось у них Стаха удивить. Вот уж от кого поддержки не ожидала.
- Дед из степи больной вернулся. И одежду свою жег. А Атаман в доме крыс видел.
Нет, ну вот чего они опять про дедова сына говорят такое? Душегуб… «На вас бы я посмотрела на его месте!» И потом, разобрались же вроде вчера уже?
- Ничего он не душегуб. Они сами первые к нему полезли, я видела!

0

14

     Началась эпидемия Песчанки. Второй раз пришла, неожиданно и точно в тот момент, когда бороться с ней некому, тогда, когда нет уже рядом человека, который бы знал способ остановить её распространение, знал, как лечить это. Новая волна людских смертей, страданий и страха скоро вновь накроет с головой Город на границе со Степью. В правдивости этого Стах уже не сомневался, не врали глаза девочки, даже и Гриф не стал бы на такие темы шутить. «Однако, не связана ли смерть Симона с этим?»
     Оставался как всегда один вопрос: «Что делать?». Причем как прямо сейчас делать, так и разработать план, приносящий плоды в долгосрочной перспективе. «Бакалавр Данковский как раз кстати оказался в Городе. Потребуется его помощь. Но сначала – я кое-что должен семье Каиных. С этого и начну», - краткосрочный план созрел мгновенно, с другим разберемся по ходу сегодняшних дел.
     «Мишка, сейчас я не могу ответить тебе ни на один из вопросов, но не потому, что не хочу, а потому, что не знаю ответов. Спасибо за информацию, сейчас мне некогда разговаривать. Оставьте пожалуйста меня одного, дела мои не могут ждать, а мне нужно немного подумать и собраться». Рубин прошелся взглядом по посетителям и погрузился в себя, - «так, во-первых, потребуется скальпель, бинты и комплект защитных перчаток...»
------->"Горны". Георгий и Симон Каины

Отредактировано Станислав Рубин (2012-04-20 09:27:19)

+1

15

Гриф только плечами пожал, прощаться не стал - с ходу под дождь вынырнул. Понял - не помогут ему тут. Никому не помогут. То же, доктора пошли. "Оставьте меня одного"... Скривился Гриф, обманутым себя чувствуя. Стоило тащиться, чтобы вот так на дверь указали.
"Мог бы хоть спасибо сказать, зараза такая. Не мне, так хоть девчонке. Но нет, гордость играет."
Сплюнул с досады, что никаких ответов не получил. Что ему теперь? Своим разумением править, надеяться, что спасение откуда ни то придет, да в звезду свою счастливую верить... Не впервой, конечно. Но как с эпидемией бороться Гриф предпочел бы знать наверняка, из источников проверенных.
А, ладно. Что уж теперь.
Помялся немного, подумал - с одной стороны - к себе, чаем отпаиваться, одежку сушить. С другой стороны - изображать из себя разбойника благородного - так уж до конца. Взять девчонку за руку, опять в Город вывести. Заблудится ж ещё, али в луже утонет. А среди людишек разные попадаются. Даже средь его.
Так что дождался, пока Мишка всё же из Прозекторской выйдет, спросил с меланхолией легкой:
-Обратно вести тебя, пигалица? Али сама дорогу найдешь?
Дождь всё капал, явно не собираясь останавливаться.

Отредактировано Григорий Филин (2012-04-10 18:01:11)

0

16

Вот только теперь Мишка испугалась по-настоящему.
Страшно было одной в вагончике, когда за тонкой стенкой резня и крики. Еще страшнее с Грифом по Складам идти, да и темное стахово убежище – пугало.
Но вот этот взгляд его, вмиг переменившийся, когда дошло наконец про Песчанку… От него продрало холодом насквозь.
«Они не знают. Они правда не знают, что делать.»
До сих пор она не представляла, что Грязь – это настолько страшно.
Стах как будто на войну собрался в одночасье. Даже за дверь выставить не удосужился – просто забыл об их существовании. Не без труда Мишка отморозилась от пола и на ватных ногах выбралась на улицу.
Холодный дождь не отогнал до конца стоящие пред глазами картины заваленных трупами улиц, которые рисовало воображение. Чем поможет этот Артемий, если его даже не было в Городе во время первой вспышки? Если даже Стах не знает?
Сам Гриф уже не вызывал прежнего пиетета. Потому как опасность явная и понятная, веди себя прилично – и не тронет, поди. А Грязь разбору делать не будет, всех уравняет.
Мишка головой мотнула рассеянно:
- Я найду… - и на автомате добавила:  - Спасибо…
Сюда шли – никого не встретили, может и сейчас никого нет. Не людей она теперь боялась.
Вовремя сообразила, что лужу сама не перелезет, обойти бы надо один из складов. Не везде ж тут моря такие.

0

17

-Ага, найдешь, - фыркнул недоверчиво. В лабиринтах складских и постарше люди плутали, а тут ещё лужи по колено... Впрочем, хозяин барин. Только ни в жизни ж ей обход не найти.
"Гордые детки пошли. Всё сами да сами, никакого понимания."
Думать долго опять не стал - новости последние порывистость будили, интерес какой-то. Не знал ещё Гриф, что он - боится или нового приключения ждет? А может, к войне готовится? - поднял девчонку подмышки, в три шага самое большое море, что они на пути к прозекторской пересекали уже, перешел. Ну, а дальше играться в благородство не стал - сама так сама, у него своих дел по горлышко, да и кожа уже гусиная по шее бежит - головой кивнул, руки в карманы упрятал. Да и пошел, не оглядываясь, к логовищу родному - сушится, мысли в порядок приводить. Мальчишек послать - пусть передают от вора к вору - "Папа Григорий на сход зовет" - на карте по памяти дома зараженные отметить...
"Много дел. Беда на нас."
Скоро уж и видно его не стало. Ровно растворился в дождливой хмари.

-------->Обитель Грифа

Отредактировано Григорий Филин (2012-06-03 12:12:22)

0

18

Мишка и шагу вбок ступить не успела – опять взмыла к небу в жилистых руках.  Удивилась слегка: «Вот же неймется человеку»… Но хоть до дома не взялся провожать, как маленькую, и то хорошо. Поставил, как куклу, на сухое и пошел себе по делам своим – душегубским, не иначе, если Двудушников послушать…
Мишка проводила взглядом воровского князя, пока не скрылся он в лабиринте железных коробок. А ведь задолжала она ему, пожалуй. Ничего, время такое – будет еще случай, сочтутся. Сведет судьба.
Ткнувшись пару раз в заборы, выбралась-таки к скверу и никого не встретила, кому ж охота по дождю такому шастать. Зато в другой раз не заблудится, раз однажды сама дорогу нашла. Правда, лужа эта гадская… Ну да что она – луж не видела?
Мишка всунула руки в карманы и пошла домой, сушиться. Еще простуду схватить оставалось.

-------> Сквер

Отредактировано Мишка (2012-05-12 16:25:31)

0

19

"Горны" --->
И как так вышло, как получилось, какой дурной мангыс укусил, удивлялся Стах сам себе. Безумие же, чистой воды сумасшествие, Каины будут искать, землю носом рыть будут, шуму поднимется!.. Но недобрый холодок предчувствия, зудящий где-то в области селезёнки, подсказывал: будут, и найдут, и шума ещё будет - да только не потому, что вломился и унёс, а потому, что прав оказался. И сколько через плечо ни плюй, сколько пальцы в защитном знаке не складывай, всё одно - с результатами не поспоришь, против очевидного не попрёшь. Только вот их получить сначала надо, результаты эти. Ох, нелёгкая это будет ночь, нелёгкая и длинная...
Тело казалось тяжёлым, пригибало к земле, немели плечи от страшной ноши, а Рубин всё пёр и пёр, ног под собой не чуя, не оглядываясь - через Глотку, в Жерло мимо станции, и по рельсам - к складам, в убежище. Через весь город, считай, пробежал рысью, и ни одной живой души на пути. Ни припозднившихся рабочих, ни загулявшего пьянчуги, ни детей неугомонных - никого. Будто кто с пути отвёл, расчистил дорогу.
Стах плохо помнил, как вынес тело из Горнов, и как Глотку переходил, и как через Сердечник пробирался... Дым вот какой-то помнил, туман... И темноту, и как падали на пол осколки разбитого зеркала, тоже помнил - а дальше мрак, темнота. Очнулся только где-то в Жерле, уже возле путей, когда груз стал совсем уж тяжко давить на плечи. Чушь это всё собачья, что покойники, мол, легче становятся, потому что душа отлетает. Тот, кто эту байку придумал, отродясь, видимо, мертвецов на хребте не таскал.
Только вот, добравшись наконец-то до прозекторской, бережно пристроив тело на каталку и стянув саван, Стах на какой-то момент снова засомневался: а мертвец ли вообще перед ним? Ни синюшности, ни типичного заострения черт. Бледность кожных покровов - есть такое, пульс...
- Пульс отсутствует, - забормотал прозектор под нос, приложив зеркальце к губам усопшего. - Дыхание отсутствует. Зрачки... зрачки на свет не реагируют, соединительные оболочки влажные, кровоизлияний нет. Кожные покровы бледные, трупных пятен нет. Признаков гниения нет. Чёрт знает что...
Наскоро записав данные внешнего осмотра, Стах разложил секционные инструменты, нацепил кожаный фартук, перчатки. Взглянул в последний раз покойному в лицо:
- Простите уж меня, мастер Симон. Уж кого не ждал здесь увидеть так скоро...
Впрочем, не к месту были сантименты, нужно было работать. Рубин чуял: времени у него мало. Но всё равно что-то будто оборвалось внутри, будто какая струна лопнула, когда сделал первый надрез. А вот руки не дрожали. Не человек - автоматон.
Кровь артериальная, кровь венозная, спинной мозг, головной мозг, печень, желчь, образцы тканей. Всё разложено по пробиркам, вычищено, осмотрено, промаркировано. Люди изнутри все одинаковы, кто бы там что ни говорил; вот и Симон Каин тоже - что только о нём в городе не болтали, какими только сплетнями не тешились. А всё же обычный человек: кожа, кости, мышцы, жир вот подкожный...
В дверь забарабанили, загремели, жестяные стены заходили ходуном. Рубин и бровью не повёл - знал ведь, что придут. Да только вот не думал, что так скоро: не успел, ничего не успел... Хоть пробирки спрятать, набросить простыню, отодвинуть в сторону. Хотя теперь-то уж чего, не будут же обратно прикручивать, в самом деле.
Распахнул дверь, будто бы в пропасть шагнул. И сразу же словно сняли с плеч тяжеленный камень: оказалось, ломился какой-то заплутавший работяга. Стоял, привалившись к стеночке, и лыка не вязал, до того набрался.
- Вон пошёл, - рыкнул Рубин, метнув молнию из-под бровей так, что с бедолаги аж хмель слетел. Да и немудрено: верзила, руки по локоть в кровище, в руках тесак, и смотрит так, будто вот-вот голову отъест. Тут уж волей-неволей протрезвеешь. - Вон, я сказал!
Бродягу как ветром сдуло. А прозектор, захлопнув дверь, прислонился к стене и вдруг ощутил какую-то чудовищную, нечеловеческую усталость.
Да только вот никакого права на неё у Стаха не было.
Потому, громыхнув задвижкой, он вернулся к столу и с головой погрузился в работу. Время понеслось безумными скачками, полетело галопом, и закрутило в суете. Остановилась эта безумная скачка только под утро, когда уже начинало светать - врач уронил голову на руки и задремал прямо за столом, среди беспорядочных записей, инструментов и образцов.

Отредактировано Стах Рубин (2014-09-21 13:41:36)

+2

20

Проснулся Рубин от того, что в щёку вдавился острый край предметного стекла. Проснулся - и заморгал недоумевающе: коптилки со свечами догорели, темно было, как у чёрта в заднице, и только из-под двери пробивалась узенькая полоска дневного света. Масла в коптилке оставалось минимум на три пальца, когда он садился за стол в последний раз, а стекло было едва тёплым - значит, проспал он часа четыре, не меньше.
- Тетеря, - обругал сам себя, распрямляя затёкшие плечи и пытаясь нашарить спички. - Дрыхнуть завалился, растудыть твою в катетер...
Полыхнула керосинка, осветив беспорядочно сваленные на столе бумаги и инструменты. Сердце стукнуло: а ну как ничего не было, а? Привиделось в тяжкой предутренней дрёме?.. Но - нет, вот они, вчерашние записи, и ясным по белому в них: лейкоциты, свёртываемость, скорость оседания... Десять раз перепроверял, потом уж со счёту сбился, и реактивы менял, и инструмент дезинфицировал - ну не может обычная человеческая кровь давать такие показания, никак не может, хоть какую дрянь ты в неё запусти!
Но записи-то, вот они. Неумолимы, точны до сотых и тысячных. Никакой ошибки быть не может.
Собрав документы в аккуратную стопку, Рубин крепко задумался. На то, чтобы разобраться со всей этой чертовщиной, времени у него уйдёт полно, хорошо если к ночи управится. Да только вот Каины не дадут ему до ночи сидеть: наверняка уже разослали нюхачей по всему городу. Нужно было выкроить время, но как?
Всё было очень просто. К кому пойдут искать его в первую очередь? Надо полагать, к Шкилю, затем... Затем, может быть, к младшему Ольгимскому. Если есть ещё шанс опередить, нужно попытаться: в случае успеха получится хотя бы небольшая фора.
Нашарив на столе сравнительно чистый лист, Рубин быстро начеркал пару слов Харону, затем на клочке написал записку для Шкиля... И потом, крепко поразмыслив, составил короткое письмо Юлии.
Противно было от самого себя. Юлить, изворачиваться, скрываться, как душегубец какой. Да только вот это был как раз такой случай, когда поставленная цель оправдывает всякие средства. Впрочем, до неё, до цели этой, ещё было как до Столицы раком...
Привычно мелькнула в голове мысль о том, что надо бы к Учителю за советом. И тут же резануло острым осознанием того, что нет больше Учителя, не с кем советоваться, неоткуда ждать помощи.  Не верилось Стаху в смерть наставника. Нужно было увидеть тело своими глазами, чтоб убедиться. Да и теплился где-то в уголке разума предательский огонёк надежды: а ну как брехня всё это? Откроет Исидор дверь, чаю заварит, притащит, как бывало, кучу томов - и будут они спорить опять до хрипоты в горле, носиться туда-сюда с колбами да препаратами... А потом решение найдётся само собой, потому что не может же оно не найтись, когда сам Бурах берётся за дело. Он же с Песчанкой справился уже однажды, так почему бы и второй раз ему эту напасть не одолеть?
Но - нет. Крутись сам, Станислав Рубин, ученик менху, не видящий линий, не имеющий прав...
Решение пришло внезапно. После первой вспышки наверняка должны были остаться какие-то записи, заметки, что-то, что помогло бы пролить свет на всю эту ситуацию. Нужно было попасть в дом Бураха, кровь из носу как нужно... Да только вот после давешней стычки с охранниками напролом переть было бы как минимум глупо. Если только оцепление сняли...
В любом случае, следовало выйти проветриться, раздобыть чего-нибудь съестного и провести разведку на местности. А там, может, и к Михаилу выйдет забежать...
Но записки Рубин на всякий случай всё равно сунул пробегавшему мимо мальчишке - кто знает, как оно там получится. Запер прозекторскую, привычно пристроил травинку на замок, затем осмотрелся - никого. Выбрал путь, чтоб народу поменьше, и направился в Кожевенный квартал так быстро, как только мог - только плащ нетопыриными крыльями хлопал за спиной.

----> Дом Шкилей

Отредактировано Стах Рубин (2014-09-23 13:19:31)

+1


Вы здесь » Мор. Утопия » Южный район » Прозекторская Рубина