Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Район Дубильщиков » Кабак "Голгой-хэн"


Кабак "Голгой-хэн"

Сообщений 1 страница 50 из 68

1

Ныне кабак зовется на латинский манер - "Фактус". Культурный центр рабочих кварталов города. Это обитель богемных наркоманов, алкоголиков и обыкновенных рабочих, которые решили отдохнуть и расслабиться после трудного рабочего дня. В кабаке всем заведует Андрей Стаматин - гениальный архитектор, опасный человек и просто наркоторговец.
http://s4.uploads.ru/ypiLF.jpg

Свернутый текст

В кабаке в имуществе Андрея Стаматина имеется:
● Жгут - 1, бинт - 1, неомицин - 4 штуки, а-таблетки - 2 штуки, морфин - 1 флакон
● Карабин, 20 патронов для карабина
● Нож
● Эскизы чертежей города-Утопии сделанные Стаматиными пару лет назад.
Содержание бара:
Сегодня в продаже: хлеб в количестве 5 штук (650), вяленая рыба в количестве 3 штуки (650), твирин в количестве 10 штук (720), зерна кофе в количестве 15 штук (150), патроны для револьвера в количестве 12 штук (420), патроны для самопала в количестве 8 штук (300),

0

2

>>> Студия Стаматиных (коллективный переход)

Вообще-то никуда идти со Стаматиными в такой поздний час Даниил не собирался и Еве бы не советовал, но девушка была прочно занята вниманием Андрея, а к самому Даниилу намертво приклеился Пётр.
Очевидно, только бакалавра эта честная компания и ждала, чтобы тронуться в путь. Обидно, что ему и слова вставить не дали, он между прочим не просто на чай явился (хотя наиболее вероятно, что угостили бы его здесь чем-то куда крепче). Смешно, в самом деле: пришёл просить быть осторожнее, по ночам на улицу не выходить, и сам теперь плёлся по тёмным улицам, да ещё и в место сомнительное в высшей степени.
В самом деле, Даниилу Симон - не сват и не брат, чтоб поминать его и горевать. Разве что в качестве похороненной репутации...
К тому же, всю дорогу Андрей с Евой упорно убегали вперёд, а компанию Данковскому составлял Пётр, который буквально вис на старом знакомом и всё допытывался - ну как, видел он Холодную Башню, Хрустальный Цветок, Снежную Крепость? Робко так интересовался, был ли Даниил внутри. Сошлись на том, что сооружение Данковский видел издалека, художественной ценности разглядеть не был в состоянии, обязательно ознакомится, на экскурсию сходит. А пока что с культурным походом вся честная компания заявилась в это злачное заведение, мимо которого Даниил, как выяснилось, даже успел сегодня несколько раз пройти.
Здесь, надо признать, было весьма уютно, однако и по лукавой ухмылочке тощего бармена, и по сумрачным лицам запойных пьяниц было ясно - здесь пили не газированную воду с сиропом. Добила бакалавра местная танцовщица, одетая... Да можно ли было назвать это одеждой? Какие-то травы, ремешки, тонкие полоски кожи... Девица, которой, судя по совершенно детскому личику, не было, быть может, даже шестнадцати, выплясывала перед хмельной публикой, и призывно улыбалась только что вошедшим мужчинам. Данковский забуксовал, несколько смущённый этой атмосферой, и затоптался на одном месте, почему-то уверенный в том, что или Андрей, или Пётр, или Ева точно потянут его за столик и не дадут заскучать.

Отредактировано Бакалавр (2012-01-10 18:20:10)

0

3

Студия Стаматиных
Не ожидал Петр, что Андрей так поспешит Симона поминать, даже слишком быстро, точно его что-то беспокоило. Братья, конечно, очень разные, но Петр не разучился чувствовать настроения старшего Стаматина. Мелкие детали указывали на то, что брат напряжен, и от этого напряжения он хотел скрыться в «Фактусе».
Уцепившись за Даниила мертвой хваткой, архитектор стал донимать гостя вопросами о Холодной Башне, потихоньку доводя Данковского до белого каления. Как Петр мог понять, приезжий доктор вряд ли полноценно оценил красоту этого построения. Да как он смел не заметить Многогранник... это же... это же чудо во плоти.
Петр действительно находился в растерянности. Он крепко сжимал локоть Бакалавра, шел следом за ним, заметно раскачиваясь из стороны в сторону. Его заносило от одного дуновения ветра, Стаматин неуверенно отмахивался от него, морщась и бормоча про себя проклятия. Андрей с Евой уже спускались в подвальное помещение, в котором расположился кабак, а Данковский с виснущим на его руке Петром, все еще волочились вдоль речки.
Жилка источала смердящий запах гнили, такой трупный аромат, от этого становилось только хуже, даже твирин так сильно не мутил рассудок архитектора, как эта вонь. Вообще, в Земле с гигиеной дело обстояло ужасно. Это был район рабочих да степняков, здесь жили малообеспеченные люди, хоронить таких на кладбищах не всегда было возможным. Некоторых сбрасывали в Горхон, а других закапывали в землю прямо за домом. Аж пробирает...
Кабак принял двух старых знакомых буквально с распростертыми объятиями. Там тепло, уютно, безопасно. Танцует Вера, улыбается посетителям. Приятная, милая девушка, общительная, улыбчивая, красивая, только вот брат говорил, отец у нее страшный, притом не только внешне. Петр совсем не желал встречаться лицом к лицу с этим человеком...
Андрей проводил их к его излюбленному месту – к самому дальнему столу, что стоял за красивой ширмой с ящерицей на рисунке. Петр в ступоре глядел на картину, висящую за спиной Андрея, но молча сел и вместе с тем усадил рядом Данковского. Старший Стаматин самолично разлил всем твирина. Архитектор, не дожидаясь, пока кто-нибудь соизволит произнести тост, осушил стакан. Андрей укоризненно покачал головой...

0

4

------->Обитель Грифа

Дверь открылась легко, без малейшего скрипа, пропуская Филина в жаркое, прокуренное, пропитое нутро кабака. Каждый вечер - своя вакханалия, по размаху со складовской сравнимая. Только здесь люд честной гуляет, труженники обычные, обычаям верные, законы чтущие. В карты здесь не играют. Костями не балуются. А в остальном посмотришь - один в один склады, тот же шум голосов людских, тот же запах перегара и трав, те же лица, выпивкой перекривленные, глаза дурные...
"Припозднился, - вздохнул про себя, внутрь проскальзывая, дверь прикрывая. И правда - выходил - ещё и солнце не село, из-за горизонта краешек казало, а сейчас уж ночь-полночь, собаки воют, небо черным-черно, фонари белые, холодные, от реки тиной тянет... А всё настроение мечтательное, глупое. Шел неспешно, сигаретку в пальцах вертел, у набережной остановился, закатом полюбоваться, потом в магазин заглянул, орешков купил побаловаться, пацану из врагов вечных подзатыльник отвесил - под ноги тот попался, чуть не уронил вожака... Не ко времени такая мягкость, не ко времени. Брага бунт чинить взялся, сабуровцы прикапываются потихоньку - за твирин черный, за редких убитых спросить хотят. А у него в голове ветер один, хоть в Степь сбегай, чтоб отстали все со своими проблемами... Глупо.
Встряхнулся. Огляделся пристальнее, Вере улыбнулся. Девчонка молоденькая, ан движения хорошие, гибкие, личико миленькое, глаза с любопытством и удовольствием своё дело делающей смотрят. Где только и добыл Андрей такое сокровище, с чьего двора увел... Слухи ходили, да слухам веры нет. Только тому, что точно знается. Невесты, правда, лучше движутся, танец ведут, так то Невесты, колдуньи степные, у солнца с ветром украденные, не девки обычные.
К стойке протолкался, кому-то поддых локтем въехал, кого-то аккуратно плечом оттер. Высыпал монетки, жестом указал - кофе, мол, налей. Бармен - тощий, бледный, глаза, как у кролика - кивнул токмо. Понял, мол. Будет.
...Сидела в уголке компания странная. Близнецы Стаматины - старший да младший, Ева - девчонка приезжая, из приличных, и человек в плаще со вставками чешуйчатыми, с глазами усталыми. Не видел его раньше Филин. Отменная у него была память на лица, но этого лица - не видел никогда. А меж тем - необычный был человек для Города. Тянуло от него не по-здешнему, Столицей. И перчатки, и плащ щегольской, и ботинки наверняка чищены, и в глазах застывших разум, чуждый здешним мистериям.
"Интере-есно, - про себя протянул. Бармену рукой махнул - погоди пока с кофе - от стойки отлип. Любопытство его взяло, а комплексами всяческими никогда не заморачивался. Подошел, улыбку приветливую скроив, руки в карманы упрятав.
-Моё почтение честной компании, - взглядом присутствующих обвел, на незнакомце задержавшись, голову склонил слегка, приветствие обозначая - Празднуете что, али так, по велению души собрались?
Наглость, конечно, была. Однако когда это кого заботило?

0

5

Студия Стаматиных
В заведении старшего Стаматина, как и всегда было шумно и многолюдно.  Еве представлялось, что каждый пришедший сюда, как и только что прибывшая компания, ищет успокоения и сочувствия среди пряных паров твирина, нежных танцовщиц и здешних завсегдатаев-собутыльников. Еву очаровывала атмосфера этого маленького теплого островка забытья, где люди забывают о гнетущих тяготах и где есть кто-то, кто всегда утешит и поймет. Было в этом что-то волшебное.
Андрей, усадив Еву возле себя, принялся разливать горячительный напиток. Девушка зачарованно наблюдала за тем, как дымный твирин наполнял граненые стаканы. 
- Как красиво. В нем столько жизни - заметила она и слегка поежилась. Ева, иногда употреблявшая твирин, знала как сильно обожжет он ее изнутри. Звучал тост, Ева немного отхлебнула. По телу пробежала дрожь, горло сдавило, стало теплее.
Но потом, Ева подняла глаза на сидящего напротив Данковского, мимолетно изучав черты его лица.
«А ведь не удалось мне поближе разглядеть доктора» - Ева слегка прищурилась, нисколько не смущаясь откровенно изучающего взгляда, - «Какие темные у него глаза… А взгляд такой холодный» - с разочарованием думала Ян.
Невысокого и худощавого человека, направляющегося к ним, Ева узнала не сразу. Но как и положено было, приветливо улыбнулась, а признав в нем Григория Филина, приветственно качнула головой, не говоря ему ни слова. Сейчас ее волновало то, что происходит в городе и Ева хотела с кем-нибудь об этом поговорить. Выбор пал на Петра, но так как разговор требовал присутствия только двух собеседников, она решила подождать его в мастерской.
- Я, наверное, пойду, - негромко произнесла Ева и, ненадолго задержав взгляд на Данииле, поднялась из-за стола и незаметно вышла.
--- Студия Стаматиных

Отредактировано Ева Ян (2012-05-16 18:09:24)

0

6

«Фактус», бывший «Голгой-хэн», стал для Стаматина практически родным домом. Тут и теплая приветливая компания, и веселье, и красивые женщины... (взгляд на Еву, взгляд на Веру). Здесь было уютно посидеть вечером в сборище фабричных рабочих, которые отдыхали после долгого трудового дня, пили и общались. Здесь не было душащей тоски, которая окутала Студию.
Как только гости расселись по местам, Андрей принялся за разлив чудесного напитка: твирина. Чтобы наполнить четыре стакана, должно было опустеть полторы бутылки, Андрей бросил пустую под стол – потом приберутся – и взял стакан в руку. Стоило ему начать говорить тост за упокой симоновской души, как он заметил, что брат его уже приложился к стакану. Фыркнув, он наполнил стакан снова:
- Тостов я говорить не умею, но надо... – и тут дверь с диким скрипом распахнулась. На пороге стоял Гришка Филин, собственной персоной. – О, у нас еще гости. Даниил, знакомься. Это Гриф, он авторитет тут... ну, на Складах, - хмыкнул Андрей, усаживаясь подле златовласой девицы. – А это Даниил, столичный врач, светило науки. Мы тут за Симона пьем, помер же. Присоединяйся. Или ты по делу пришел? Какое дело в два часа ночи, - вот и вторая бутылка опустела, как только Андрей налил твирину Григорию. Плюнув на тост, Андрей опрокинул стакан и зажмурился. Хороший твирин, хоть и не степняцкий.
Стаматин разлил по новой, да и вообще поставил на стул сразу ящик, чтобы все, кто захочет, могли взять. Попойка обещала продолжаться всю ночь, как, впрочем, и всегда. Теперь оставалось выяснить, зачем пришел Данковский, если его уже поселили у Евы:
- Даниил, ты, вроде, о чем-то сказать хотел?

Свернутый текст

на Андрея больше внимания не обращаем, он пока выбыл

0

7

Столик оказался что надо - скрытый от посторонних глаз за вычурной ширмой с изображением алой ящерицы. Отсюда было видно только танцующую на помосте девушку, которая всё так же слала Андрею и его спутникам тёплые медовые улыбки. Откуда-то лилась ненавязчивая музыка, к которой как ни прислушивайся - не различишь мотива и слов, буде они там имелись. Пахло чем-то пряным и сладковатым, в помещении царил полумрак. Данковский демонстративно не обращал внимания на танцовщицу, он смотрел перед собой на стол, где хозяин заведения расставлял стаканы и наливал в них что-то мутное и терпко пахнущее. Вроде травяного настоя, кажется. К тому же, напротив Даниила сидела Ева, и вольно или невольно бакалавр иногда поднимал на неё взгляд. Красавица и сама смотрела иногда на него, хотя большего внимания заслуживал от неё всё же алкоголь в руках Андрея.
"Право слово, цветок среди терновника. Несуразно она смотрится в этом заведении... Хотя одета едва ли не откровеннее этой танцорки..."
Пётр уже приложился к стакану, и Данковский догадался, что именно этой мутью он и заливает за воротник. Бакалавр придвинул предложенный стакан к себе и уже готовился попробовать напиток, как рядом возник какой-то незнакомец. Наружность его была не самой приятной, было в его вострых глазах, в осанке и манере что-то недоброе и птичье. Словно предугадав мыль Даниила Андрей его так и представил - Гриф. Ещё и авторитет... Не слишком заманчиво звучало. Доктор посмотрел на на него и слегка кивнул головой. Впрочем, кажется, никого из присутствующих общество сомнительного элемента не смущало (даже Ева, кажется, с ним молчаливо поздоровалась). Надо думать, и с таким обществом Стаматины теперь знались... Вообще-то Данковский не слишком хотел говорить в присутствии этого Грифа - мало ли, в самом деле, что он за птица...
- Не только Симон сегодня умер... Исидора ещё не стало, да и вообще как-то неспокойно у вас... Не началось бы беспорядков.
Данковский всё же пригубил оказавшегося крайне жгучим напитка. Впрочем, терпимо, хотя о крепости доктор предпочёл благоразумно не спрашивать. Шумно вдохнув, Даниил стянул с одной руки перчатку и чуть сжал переносицу: пойло дало в голову живо.
- Быть осторожными приходил просить. По местам типа этого не шляться... Разве что так, в целях дезинфекции организма. Вроде бы какая-то пакость ещё назревает. Слышал мельком, что в этом... господи, как его? Мура... Нет, не муравейнике... В Термитнике вашем эпидемия какой-то болезни. Кажется, песочной язвы. Надо будет завтра проработать версию... И не высовываться понапрасну, поняли?- Даниил обвёл строгим взглядом тех, кто сидел за столом, но было заметно, что обращается он прежде всего к братьям-близнецам.
"Хотя вот молодой девушке не следовало бы в столь позднее и неспокойное время по кабакам шататься... Да ещё и так далеко от дома. Чем вообще думает? Хотя... у неё же Андрей, а за женскую честь он всегда стоял насмерть, о да..."

0

8

Петр положил руки на стол, а поверх них – и голову, он смотрел как медленно разливается пряное зелье по стаканам, точно мед соскальзывая с краев мутных кружек. Густой, ароматный, пьянящий. Стаматин не сводил взгляда с напитка, будто гипнотизировал его. И вот он уже абсолютно забыл о том, что его окружают люди, лишь иногда бормотал что-то совершенно невнятное, обращаясь к практически опустевшей бутылке.
Что бутыль шептала ему в ответ мог знать только сам Петр, но он молчал, он умел хранить секреты, даже если бы его пытали, он... нет, пожалуй, если бы пытали, сдался. Петр катастрофически не переносит боль, хотя и никогда не жалуется ни на оплеухи брата, ни на внезапные спазмы желудка после долгой попойки, ни на то, что голова у него раскалывалась непрерывно.
Даже явление местного бандита по характерной кличке Гриф не смогло оторвать его вовремя от созерцания прелестного запыленного сосуда. Однако, когда она все-таки поднял взгляд, по его спине побежали мурашки, Петр заметно побледнел и сник, опуская глаза в пол. Почему он так трепещал перед вором – не ясно, но игру с ним в кости ему повторять не хотелось.
Вновь сглотнув комок, Стаматин обратился к Даниилу, видимо, считая, что его громкого шепота не слышно:
- Гриф странный тип... я бы с ним не связывался, подозрительный такой, неприятный... – что-то еще он говорил, но уже так невнятно, что маловероятно, что кто-нибудь вообще мог бы различить его слова, даже он сам вряд ли понимал, о чем ведет речь.
Но вот фраза «песочная язва» заставила Петра резко вскинуть голову, впрочем, они сделали это с братом синхронно.
- Песчанка? Опять? – в ужасе прошептал архитектор, вперившись в Данковского взглядом, полным мольбы. Только не снова. Тогда она начала именно с Кожевенного... Неужели теперь он тоже станет первой жертвой этой страшной эпидемии? - Знаешь ли ты, Даниил, что это такое?.. Песчаная язва чуть не убила нас всех... Ты не представляешь, чего только что наговорил. Нельзя такие вещи вспоминать, накличешь еще беду... шутки у тебя странные...

Отредактировано Петр Стаматин (2012-01-15 18:29:17)

0

9

Аккуратно за стол присел, рядом с младшим Стаматиным оказавшись. Ровно ноги вдруг держать перестали, колени подломились.
"Ну ни хрена ж себе я отоспаться решил, - как-то сдавленно в голове мелькнуло. Вот уж точно таких новостей не ждал услышать, не думал даже, не предполагал. А тут - на тебе, словно обухом по голове приложили - Симон, значит, помер. Исидор, значит, тоже. И Песчанка ещё, как будто остального не хватает..."
Пальцы в замок переплел перед носом, чтоб в шевелюру ими не вцепиться. Пытливо в лица вгляделся. Петр, как всегда, смурной да мутный, Андрей попросту пьяный, Ева печальна. Врач столичный как собака устал, людей чужих и видеть небось не хочет... А ещё - страх на дне глаз у всех, глубоко упрятанный, да явственный. Ещё бы, с таких-то новостей. Но не гонят - и то ладно, и то хорошо.
Проклял себя Гриф за решение утреннее выходной себе устроить. Точно черти дернули, а ведь Город, небось, с самого утра кипел да бурлил. Симон, демиург всесильный, преставится изволил - мыслимое ли дело? Да ещё и Исидор следом, не только без главы, но и без единственного доктора толкового Город остался. И, как гвоздь последний в крышку гроба - Язва, песочная лихорадка, что лет пять назад Город терзала. Сам не видел, однако ж слухов да страшных рассказов слышал - не перечесть. О том, как в один день появилась, как чуть весь Кожевенный не выкосила, как только Исидор её и обуздать смог... А сейчас, без него - что делать?
"Сход собрать, - про себя прикинул - Запретить, как проявиться болезнь, и близко к зараженным подходить. Дела к минимуму свести, пока с обстановкой не прояснится - лучше не отсвечивать, покуда совсем уж хаос не начнется. И - да - выкопать снаряжение всё, все плащи, сапоги, перчатки, всё, что хоть как от эпидемии защитить может. Потому как прежде всего к нам пойдут. Не в магазины..."
Со стороны он наверняка выглядел впавшим в совершеннейшую прострацию, но ничуть этим не беспокоился. По-хорошему следовало бы напиться, чтобы уложить в голове всё случившееся, но никогда он не был сторонников активных возлияний. Лучше уж всё обмозговать и к решению прийти, чем с утра маяться похмельем...

0

10

----> Улицы (от Сабуровой)

Как и предполагалось ранее дети знали все. И где сидит столичный доктор, и где живет милая Лара, все высказали дети, правда Клару немного удивило то, что по первости они разбегались от нее, словно от больной какой-то, или страшной очень.
"Чего это они? Чай не больная какая-то, чтоб так разбегались? Или надоумил кто боятся?"
Не сильно поразило девочку и то, что Данковский, вместо того что бы сбиваться с ног и гоняться за кем-то неведомым, но очень опасным, преспокойненько сидел себе в кабаке, как уверяли ее дети.
"А что в письме? Вскрывать, не вскрывать?"
К сожалению по пути к кабаку ничего интересного  примечательного найдено не было, поэтому девочка решительно толкнула дверь и вошла в здание. С первого взгляда столичный доктор оправдывал звание неуловимого, и не собрался находится среди люда заполнившего кабак. Пройдясь ближе к сцене, от которой лилась дивная музыка, да чуть поглядев на танцующую девушку, Клара приметила ширмочку, а уж за ней целую компанию народу, из которой знала она только Даниила, а о остальных хорошо если хоть что-то слышала.
"И чего мы тут сидим?" хмуро подумалось ей. Она вытащила слегка помятый конверт, высоко подняв голову, и изобразив самое отрешенное и независимое лицо на которое была способна, положила перед Данковским конверт.
- Вот. Сабуров просил передать.
"Делать мне больше нечего как искать тебя"

0

11

Ночь прошла в молчании по большей части. Пётр пил, Андрей внимание своё обратил на Еву, да и её вполне устраивало общество старшего Стаматина. Вновь прибывший Гриф оказался на удивление молчалив, хотя у Данковского и возникло смутное чувство, что причиной его тихого и смирного поведения была озвученная Даниилом новость. Слыханное ли дело - слово "Песчанка" взбудоражило всех, к кому доктор обращался. Видимо, Виктория не преувеличила значимость этого события...
Твирин, который здесь пили, оказался жгучим и терпким напитком, Даниила хватило ровно на два стакана. В самом деле, он не ставил себе целью напиться, а уже на середине второго стакана глаза стали съезжаться к переносице, и, когда Андрей в третий раз занёс над кружкой Даниила бутылку, эскулап поспешил прикрыть её ладонью. Он надеялся быть завтра в здравом уме и твёрдой памяти.
Хозяйка "Омута" никуда уходить не спешила, а просить ключи от чужого особняка бакалавр не стал бы и у закадычной подруги - не то что у девушки, с которой его познакомили лишь несколько часов назад.
Так и вышло, что светило столичной науки нашло себе приют на стуле далеко за ширмой, под весьма безвкусной экспрессивной картиной, скрутившись в три погибели и положив голову на поставленный на колени саквояж.

Наступило утро второго дня пребывания Даниила Данковского в богом забытом городке посреди неизвестности.
Он проснулся с отчаянно ноющей шеей, поскольку спать в том положении, что он выбрал, было по меньшей мере неудобно. Как ни странно, честная компания всё сидела и кутила, а девушка на подмостке всё выплясывала, будто и не делала этого ночь напролёт.
"Удивительно... И не надоедает им?"- подумал бакалавр и широко зевнул, отмечая, что полуночники всё же находились кто в сонном, кто в полусонном состоянии. Даниил громко хрустнул плечами, потянулся и протёр глаза, не снимая перчаток, затем переместился поближе к тем, кого пока мог назвать своими проводниками в городке. Имена всех кроме одного значились в таинственном списке Марии Каиной, предназначение которого только предстояло узнать.
"Хотя зачем? Всё равно я не намерен здесь задерживаться настолько, чтобы ещё раз увидеть эту надменную девицу... попрощаться разве что, или расспросить об обстоятельствах смерти дяди... Но вряд ли расскажет больше, чем уже успела."
Чёртов аналитический склад ума! Данковский, наивный столичный мальчик, очень скоро после пробуждения проклял свой рационализм, поскольку перед глазами явилось создание, в корне в его видение мироздания не вписывающееся. Бродяжка Клара, всё такая же чумазая и непритязательная, выросла как из-под земли и протянула ему изрядно смятый конвертик, и доктор даже гадать не стал, кто же прислал нежданную почтальоншу.
- Ты-то какими судьбами вообще сюда зашла?- буркнул Данковский девчонке в лицо,- Тебе шестнадцать вообще есть? Кто пустил тебя сюда?..
Прекрасное начало дня. Утренний кабак, расползающиеся ночные посетители и теперь это недоразумение.

0

12

Нет, этой ночью в кабаке пьянки не наблюдалось. Здесь имели место быть натуральные поминки с гробовым молчанием и бесконечным звоном вечно полных стаканов. Казалось, что даже окружающие эту компанию люди как-то подозрительно затихли... да и вообще, атмосфера напряженная, такой она стала сразу после заявления Бакалавра, что на город надвигается Песочная грязь. Все сразу замолчали...
Петр то и дело пододвигал стакан твирина к столичному доктору, заглядывая внимательно в его лицо. Странное ощущение появляется, когда наблюдаешь за тем, как медленно погружается в пьяный сон этот с виду интеллигентный человек. Взгляд у Петра был не только внимательным, но и чересчур пристальным, пронизывающим и неприятным, впрочем, Данковского это волновало мало: после второго стакана он уже сладко посапывал, привалившись боком к стеночке и с этим... с позволения сказать, чемоданом на коленках.
Петр бодрствовал не так долго, и вскоре после Бакалавра тоже устроился в уголке, положив больную голову на трясущиеся руки. Во сне Петра прошиб легкий озноб, он дрожал, иногда вскидывал голову и в страхе озирался по сторонам, точно нашествие чумы добралось и до «Голгой-хэна». Так или иначе, но спокойный сон стал для Петра настоящей утопией.
Утро выдалось мрачным и сырым. Даже в подвале, в котором расположился кабак, слышно было, как на улице дождь колотил по вымощенным камнем улочкам. Петр поднялся на ноги и, покачиваясь, направился к выходу, проигнорировав просьбу брата остаться.
Уже в дверях он столкнулся с девчонкой, которая влетела в помещение точно чумная. Петр невольно попятился от ребенка, что-то заставляло его опасливо оглядываться через плечо, когда он покидал «Фактус»...
---> Студия

0

13

Люди, которые, казалось пили всю ночь, начали потихоньку трезветь и собираться по домам. Нас столе осталась всякая всячина,  пара пустых бутылок да тарелок. На одной из них покоился приличный кусок черного хлеба, его то Клара и сцапала своими ловкими ручками, с себе прижала и глазка сверкает, словно говоря - мое!.
- Ходила-ходила и нашла. Письмо тебе велели передать. Получил? Получил! А это моя оплата. - девочка торопливо откусила кусочек и дальше говорила весьма невнятно. - А кто меня куда не пустит? Не было такого. А если хочешь, мне и семнадцать и все двадцать два, лишь бы слушали да кормили.
"Вот вскочишь щас, к Сабурову побежишь, а пользы от тебя там - ни на грош. И так не спал, сейчас ты придешь, указывать да требовать станешь, точно неразумный какой."
Клара торопливо доела половинку своего куска, спрятала остатки в карман, что бы позже перекусить, если день голодный будет. А там, хлеб не мясо, долго лежит, ничего ему не будет. А что со стола чужого взяла, так им без надобности было все равно, а кто кроме бедных будет надкусанный хлеб есть? Желающих видно не было.
"Он взрослый все таки. деньги есть, мог и покормить меня. Надо к Катерине будет вернутся, у нее точно есть еда..."

0

14

- Ой, молчи уже, свет очей моих, глаза б тебя...- Данковский не договорил, поскольку увлёкся чтением записки. Сабуров ждал его до полудня, а сейчас должен был только-только заниматься рассвет. Время, стало быть, ещё не слишком поджимало... Даниил бросил быстрый взгляд на мирно спавшую в объятиях Андрея Еву и решил, что родившийся у него по пробуждении порыв проводить девушку домой воплощения не получит. Госпожа Ян либо проспит здесь ещё не знамо сколько, либо пойдёт досыпать у Стаматиных.
"И не знаю даже, что более сомнительно для девицы."
Данковский ещё раз пробежался глазами по записке, а затем поднял взор на Клару, как раз тырившую хлеб с хозяйского стола. Бакалавр не возмутился - чай не его харчи, а Андрею еды наверняка не жалко. Сам факт взбесил: взрослые люди сидят, а она как с голодного края прибежала, хватает хлеб грязными руками... Не кормит её что ли Сабуров? Брезгливо покосившись на то, как прячет в кармашек самозваная целительница краюху хлеба, Данковский только повздыхал, бережно сложил записку Александра между страниц дневника и захлопнул саквояж.
Девчонка переминалась с ноги на ногу и стреляла глазками по сторонам - верно, думала, чего бы ещё свистнуть съестного. Даниил поднялся с насиженного места и хрустнул плечами. Затекшая шея поминутно напоминала о себе, но стерпеть было можно. Доктор кивнул без особого энтузиазма оставленной оскудевшей компании и пружинящей походкой направился к выходу. Несмотря на то, что к коменданту Даниил пока не собирался, засиживаться на одном месте ему не хотелось. А то ещё оклемается Андрей, предложит опохмелиться не ровен час...

>>> Горны. Георгий Каин

+1

15

"И нечего на меня смотреть так пристально, не чумная да не больная, а то что хлеб тащу с чужого стола, дак не знаешь когда и кого нужда припрет. Можно подумать что я ложки серебряные краду" - Клара пристально осмотрела стол, но не нашла там искомого предмета, нет, красть она их в кабаке Стаматина конечно не собиралась, но приметить можно было, а там, как судьба повернется.
"Можно подумать ты у нас образец благочестия. Смотришь на меня, словно я пустое место какое, презираешь, а я могу такое, чего и тебе не снилось. Я человека вчера спасла, который погибал, не ты ему помог, не Артемий этот, а я. Своими руками я сотворила перед тобой чудо а тебе все равно. Мне говорили что ты умнее, а ты не видишь дальше собственного носа, ничего, найдется кому тебе это припомнить. Иди к отцу, посмотрим то он тебе скажет, порешаем. Иди."
То что Бакалавр был занят собиранием себя в кучку, дало Кларе возможность долго и обстоятельно его ругать ,но вот он покинул кабак, и девочке тоже было пора. Напоследок она рассыпала соль из солонки и аккуратно написала "Доброго утра. К." И покинула кабак.

---->К Виктории Ольг.

+1

16

>>>Жилище Младшего Влада

Тёплая атмосфера прокуренного помещения. Самый лучший вариант, по мнению Младшего Влада, что бы прийти в себя и преисполниться новостями.
«Интересно... А Стаматин здесь? Ладно. Пока просто присяду. Вот и Твириновая Невеста неусыпно на сцене».
Двое местных пьяниц встретили Влада у входа в кабак. Опухшие так, что и лица видно не было, они медленно брели в его направлении, вытянув руки вперёд. Разумеется, Ольгимский не стал дожидаться крепких объятий и забежал внутрь «Голгой-хэн».
«Ещё и крысы. Повсюду. Они ведь заразу переносят! Их бы надо отстреливать. Представляю, что сейчас происходит в сырых застройках. Там наверно их больше, чем людей. Только вот не ясно - они бегут с тонущего корабля, или поспешили попасть на самую интересную часть представления».
Влад подошёл к барной стойке взял у бармена чашку свежего кофе. Сев за пустой стол, Ольгимский начал слушать происходящее вокруг да разговоры людей. Он сел поближе к проходу, что бы видеть Травяную Невесту, танцующую под однотипную музыку.  Подобное зрелище немного расслабляло, будто Твирин медленно, по капле, проникал в мозг.
"Может  стоило вместо кофе Твирина приобрести? Влад... Окстись. Кто же пьёт с утра пораньше. Отец только что. Да эти... У кабака".

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2012-02-10 02:45:40)

0

17

---->От Оспины

Побродила Самозванка немного по улицам, поразмышляла над разговором с Эспэ-инун. Еще тверже девочка-чума убедилась в том, что сотрудничать им придется, скорее всего. А это значило, что дружеские связи налаживать надобно, благо, пока получалось вполне хорошо.
Хотела девица еще подслушать чего. Авось кто рядом сплетничать будет, да только народу на улицах не так и много было в такой час. В конце концов, зазябла Самозванка немного, да пришла к выводу, что сплетни люда простого все равно, буквально воспринимать никак не можно, а расшифровывать... Да было бы что! Тем более, что погода не слишком располагала к длительным прогулкам.
Решила Самозванка в кабак заглянуть, авось, сестре там делать нечего, да и если была, то уж точно раньше. А там хоть можно обогреться, да слушать в тепле. Да, глядишь, выпимши, у людей языки развяжутся получше.
Спустилась девочка-чума в полуподвал, отворила дверь, да замерла на пороге, оглядываясь.
Заприметила она у пустого стола, что поближе к проходу, человека, одиноко кофе попивающего.
"А вот этот, кажись, из тех самых. Их Приближенных. Сразу видать, не пьянь, да не рабочий. Те, они все на одну рожу. Оно и понятно. Всегда так было. А этот вон, гляжу, позанятнее будет."
Девочка приблизилась к мужчине и так и встала, переминаясь с ноги на ногу, не решаясь заговорить.
- Здравствуйте, - произнесла, наконец, Самозванка.
"Да что это я, в самом деле? Стесняться еще вздумала!"

Отредактировано Самозванка (2012-02-21 17:38:10)

0

18

Влад излишне погрузился в свои мысли, обдумывая, в сущности, пустой трёп окружающих и кое-что занятное, и от неожиданного к нему обращения вздрогнул.
«Что-то слишком много неожиданного. Неожиданная песчаная язва, неожиданные смерти городских известных людей, неожиданные крысолюди, неожиданная девочка, которая решилась со мной заговорить».
Повернувшись к Кларе, Ольгимский окинул её взглядом.
- Доброе утро и Вам.
«А она не из местных. Я её вроде где-то видел. Ах нет… Наверно, просто похожи с одной из девочек, живущих в «Замке» Ноткина.  А выглядит она неважно. Очевидно, много приходилось бродить ей по нашему городу.  Вид невыспавшийся, ботинки в пыли, ноги тонкие, что руки. А руки и того тоньше. Но непохожа она на голодающую. Просто будто… игрушечная. Ах да и взгляни на себя. Шатаешься всюду в этом рубище одонхе, как Степняк. Хотя да. Ничего особенного я в этом не вижу. Да и сейчас… К чёрту. Я ещё не проснулся. Слишком много мыслей, да все путаются. Как крысиные хвосты».
- Чем обязан Вам младший Влад Ольгимский в столь прекрасное утро? - Харон чуть улыбнулся.
Не дожидаясь ответа, Влад предложил присесть напротив.
- Кофе хотите?
«Вот да. Вот она точно поведает мне что-то интересное. Я точно знаю – она не из города. Совсем нет. Пади приехала с тем же поездом, что и Даниил. Может быть, она что-то видела?».

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2012-02-21 21:19:22)

0

19

Даже оторопела немного Самозванка от приема столь теплого, а потом смекнула, что выглядит то уж больно жалостливо.
"Конечно, худенькая да бледная. Да еще выпачкалась, кажется, снова. Сиротка, как есть. Почему бы и не пожалеть, да не угостить. Ну а чем не сиротка. Сестра вот устроилась у Сабуровых, а мне туда дорога заказана. Вот и болтаюсь, как дух неприкаянный какой."
Девочка не дожидаясь повторного приглашения быстренько уселась напротив мужчины.
- Благодарю, Влад, - Самозванка повторила имя мысленно несколько раз, чтобы не забыть, да припомнить, ежели надобно будет.
"Ох, надо наверное, тоже представиться, а то будет как-то не совсем вежливо. Имена... Имена... Не вышло бы путаницы. Хотя, о чем это я? Вот путаница мне, как раз таки, только на руку будет."
- А меня Кларой кличут.
"С чего бы начать разговор?" - девочка мило улыбнулась, стараясь показать свою радость от встречи.
- Часто здесь бываете? Или просто так забрели? Здесь тепло... - Самозванка невольно покосилась на танцующую твиринную невесту и тут же едва не чихнула. От табачного дыма немного защекотало в носу, с непривычки, конечно.

0

20

«Вы только  посмотрите на этот ураган эмоций. Столько всего на лице за одну секунду. Страх, радость, удивление, растерянность. И ещё что-то хитрое. Так порой Гриф смотрит. Или мне кажется? Да уж. Чувствую, не сладко ей в нашем городе пришлось. Стоп! А может и её постигла судьба Артемия? Надо всё выведать. Да запросто! Особенно, если прибыла она в один… Ладно, Влад, не делай поспешных выводов, да ложных теорий не твори».
Влад, поймав взгляд бармена, подал знак, что бы приготовили ещё чашку кофе.
«Не знаю, какой уж она пьёт. Да и какая разница? Здесь всё равно всё варят одинаково».
- Клара, значит. Ну будем знакомы.
Клара задала вопрос и закашлялась. Влад это быстро приметил.
«Здесь и правда всё прокурено… Да только местным этот табак горло не особенно режет».
Забрав кофе Клары и поставив кружку перед ней, Влад ещё раз взглянул на девочку. Та прямо-таки светилась от счастья, но явно чувствовала себя не слишком уютно.
«Точно ты не из местных, девочка. Мы здесь постоянно живём в твириновом да белой плети ароматах, вот уже и сложно сбить нам дыханье каким-то никотином. Да и табак в нашем городе опять-таки премерзкий. Ну да он особенно не прижился. И вообще есть у меня мнение, что не табак это, а что-то там у Червей перекупают. Так! Стоп. Главное, виду не подать».
- Я-то? Да здесь все городские любят находиться. Место общего сбора, так сказать. Слухи, сплетни. Вот, пришёл. Думал, услышать чего нового. Но всё пустое. А позвольте узнать, Клара, откуда Вам моё имя известно?
«Мне уже стоит начинать переживать? Несколько трупов в степи разорваны в клочья, Влад. Помни это. Хотя, чего бояться, когда в твоём доме стоит колодец, испускающий галлюциногены. И ещё в нём явно кто-то живёт. Крыса? Большая та, ага… А здесь и правда тепло. Да и на улице не холодно. Хотя, моя одежда явно плотнее и более приспособлена к осени, нежели её. Может быть, и правда. Лишь сиротка? Ну да пойдём по порядку».

+1

21

Незаметно ночь прошла. То думал и планы в голове вертел, то бармен кофе принес, то танцовщица из Невест Веру подменила... К рассвету народец расползаться стал, только Гриф никуда не спешил. Заворожило его, заморочило случившееся. Всё сидел, ровно приклеенный, в стол смотрел, кофе прихлебывал, думал. Песчанка - она ить никого не щадит. Разве что мертвых обойдет в их могилах. Огонь поднимется, паника страшнючая, и что делать, куда бежать? Хуже, чем чума, хуже, чем холера, а у него парней - пятьдесят душ, ближних под десяток набежит. Что делать, ежели случиться с кем что? Понятно - все заменяемы, жизни дешево стоят. А всё ж таки... Да ещё бы самому не заразиться. Лениво плавали мысли, как снулые рыбы в стенки черепа тыкались. Уже и Бакалавр задремал рядом, уже и Петр похрапывал, уронив голову на руки, а Гриф всё сидел. Чашку из-под кофе по столу гонял, почти не моргал, и думал, думал. Смирялся и выходы искал. Сам не заметил, как дрема накрыла.

Очнулся от того, что немилосердно ныла шея, простреливая в затылок болью. Всё ж спать за столом, сидя, пристроив голову на кулак - удовольствие маленькое, и аукается сильно. Выпрямился. С хрустом назад прогнулся, руки сцепил. Больно было, ну так сам дурак. Вокруг царило утро. Утро хмурое, серое, противное. Кто-то за столом кофе пил, кого-то бармен расталкивал после ночной попойки, Невеста на помосте куталась в шаль и без стеснения курила.
"Давно в Городе, - оценил Филин про себя. Молоденькие обычно от каждой тени шарахались, от сигарного дыма кашляли. А эта в себе уверенна, да и затягивается так, словно и не самокрутка в пальчиках, а тонкая женская сигара...
Зевнул. Потянулся ещё раз, оцепенение прогоняя. Огляделся, норовя кого знакомого выхватить. Всё ж таки ему новости сильно усеченными достались, по капле, намеками, а знать хотелось. Вся сила мира - в знании.
У одного из столиков говорил с какой-то замарашкой сынок Большого Влада. Встрепанный какой-то против обычного. А уж собеседницу его и вовсе ровно только на помойке нашли. Вся замызганная какая-то, страшненькая, серая... А может, настроение с утра не задалось, вот и тянуло кого охаять. Поднялся Гриф, поморщился чуть заметно - ноги закололо. Всё ж таки полную ночь на лавке просидел, всё, что могло, затекло намертво... Да и направился к знакомцу, приветствовать да разведывать. В таком деле любой другой бы сгодился, но Ольгимский так и вовсе как нельзя лучше подходил. Он себе на уме, со своими тайнами, многое рассказать может, если спросить правильно.
-Поздорову, Влад, - усмехнулся, из-за плеча у меньшого выныривая. На свободный стул уселся без приглашения, бармену рукой махнул - Не помешаю разговору-то?

+1

22

"А я посмотрю, задумался о чем-то господин Ольгимский. Да основательно задумался. Такое ощущение, что он пытается думать несколько мыслей одновременно. Видать, давят на него события нынешние. Видать, не сладко приходится. Так оно? Да и всем не шибко радостно, надо думать. Ну этим то всяк тяжелее, чем люду простому. Больно много на них надежд возлагается, да обязательств всяких-разных."
Девочка, лучезарно улыбаясь, приняла кружку кофе.
- Благодарю сердечно.
Слушала Самозванка Влада, да кофе помаленьку прихлебывала. Вот и согреваться начала девочка. Полилось вместе с кофием в самое в нутро тепло живительное. Ярче заблестели глаза у девочки-чумы, да спокойнее ей стало. Одно слово, согрелась бедолажная.
"Ну вот и правильно думаю, многое на него свалилось. Раз уж сам то не припомнит, когда представиться успел. Знать невзначай? Али и взаправду забыл уже?"
- Как не поведать, раз уж такое дело? Сами вы и представились, вот прямо только что почти, - девица хитро взглянула на Влада из-за кружки с кофе и едва заметно ухмыльнулась в оную.
Только и успела ойкнуть тихонечко Самозванка, как появился откуда ни возьмись еще человек один, да в миг уже на свободном стуле сидел. Вздрогнула девочка, поначалу. Напугалась от неожиданности то. Да чуть погодя присмотрелась повнимательнее.
"Вот физиономия у тебя бандитская, а ведь совсем ты и не страшный. Нутром чую, что многое висит на тебе, да сам по себе ты не так уж и черен, как кажешься. Или хочешь казаться? А взгляд то! Вы поглядите! Вона, какой хитрющий! Нравишься ты мне. Да только придусь ли я тебе по нраву? Тайна... Чувтвую, за доверие твое бороться придется долго и отчаянно, ежели припрет. "
Девочка снова уткнулась в свою чашку, все еще поглядывая украдкой на человека рядом подсевшего.

Отредактировано Самозванка (2012-02-27 19:22:40)

0

23

Что-то будто моментально выправилось где-то глубоко в мозгу Харона. Тряхнув головой, Ольгимский протёр глаза и уставился в кружку с кофе. Затем, переведя взгляд на Клару, он подумал
"Влад, соберись уже. Нужно привести мысли в порядок. Ох-ох-ох. Может, всё-таки, Твирину.  Ладно, позже. Как раз и от головы поможет. Сам представился, сам забыл. Совсем плохой. Совсееем. Может, это я так сильно приложился ночью?".
- Ох, прошу извинить. Мысли путаются совсем. Как крыс...мда... Собственно... К вопросу, который давно назрел в моей голове. А Вы ведь, Клара, не из этого города, так?  Просто, не слишком Вы на местных тянете. Да и будто бы долго добирались откуда-то. Тут у нас события всякие происходят. Как во ммм Власти, так и в социуме. То эпидемия, то кризис управления. Тяжко. И все новые люди, само собой, вызывают интерес. И много вот людей-то новых в последнее время. Два доктора... Так и до... кхм...
В голову пришла мысль насчёт Инквизиторов и прочих, но Влад быстро прогнал прочь подобные мысли.
"Насмешил её мой промах, я смотрю. Интересно, она с Викторией уже виделась? Сестра бы сама должна была найти подобное пополнение средь детей. Хотя.... Всякое могло быть. Я так до конца и не понял принцип того, как она чувствует все эти вибрации и изм... Гриф?"
- Здравствуй, Гриф. Присаживайся уже к нам. Мы-то тоже случайно встретились. Это Клара. Клара, это Гриф. Известный человек в определённых кругах.
Влад усмехнулся. Как бы то ни было, из всех местных группировок, Грифовским ребятам он симпатизировал больше всех. Было ясно, чем они заняты. Руки лишний раз никогда не распускали. А Гриф так и вообще соблюдает эдакий неписанный воровской кодекс так, словно  Шабнак придёт за таки за Филином, только он лишний раз достанет своё "перо".
"Только что контрабанда их эта. Сабуров не дремлет. Как там... Повадился кувшин по воду ходить, тут ему и голову сложить".

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2012-02-27 22:48:06)

0

24

"Пудинг - это Алиса, Алиса - это пудинг. Унесите пудинг, - всплыла неожиданно в голове строчка из детской книжки, и Гриф сдавленный смешок в шарф упрятал, губу прикусил, чтоб в голос не захохотать. Бывало у него такое - всплывали какие-то фразочки да цитатки, всё шуточки какие-то, и иногда страшно тяжело сдерживаться было и не заржать, аки мерин. Беспричинный смех окружающим настроение здорово портил, подозрения будил - не над ними ли - а не объяснишь ведь каждому, что вспомнил что-то, занятным показавшееся.
Отсалютовал запоздало, усмехнулся привычно. Не то чтобы нравилась девчонка - скорее привычка обычная сказалась. К каждому знакомству придумать что ни то, чтоб точно запомнили на всю жизнь вожака бандитского. А девчонка нос в кофе спрятала, ровно стеснялась. Ну и не больно хотелось общаться, так что оно и славно...
-Ты, Влад, новости слыхал? - риторически скорее спросил. Если уж и были в Городе идиоты, слышавшие что-то токмо краем уха, то точно было их немного, и навряд сынок Ольгимского в их число входил. Вежливость скорее - на тему с вопроса вывернуть - Не поделишься, случаем? - виновато руками развел, мол, грешен, неинформирован, и вообще отпуск у меня был - А то я, кажись, всё важное проспал.
Бармен рядом мелькнул, чашку на стол поставил. Кофе черный, ровно смола, горький, крепкий - как раз такой, какой и уважал Гриф. Помнится ещё в Столице подцепил привычку заразительную - как однажды попробовал кофе настоящий, так всю жизнь потом нос воротил от растворимой бурды. Благо, у архитектора старшого такого не подавали.
От первого глотка тепло по телу разлилось, ну, чисто после твирина. В голове яснее стало, да и зевать расхотелось резко. С удовольствием пил Филин - не уважал он остывший кофе, только тот, что почти как кипяток обжигает - на соседей смотрел, ожидая.

Отредактировано Григорий Филин (2012-02-27 23:21:55)

0

25

"Вот оно что, значит. Два доктора. Видали мы этих докторов ваших! Что ни доктор, то убийца и разрушитель. Неужели только мы с сестрой и хотим спасти? В какую сторону, кхм, от нее лишь от родимой зависит."
- Из города ли, нет... Сама не ведаю. Видать взаправду не местная. Однако, как вышло так не имею ни малейшего понятия. Сказала бы, что послана свыше вам, да небось не поверите, - Самозванка лукаво ухмыльнулась, - Не помню ровным счетом ничегошеньки. Вот открываю я вчера поутру глаза, и как вы думаете? А докторам этим вашим не шибко доверяйтесь. Они себя покажут еще.
"Ага. Авторитетно заявляю. А вы как думали?"
Девочка-чума перестала, наконец, пытаться спрятаться в чашке с кофе, притворившись чайной ложечкой. Это теперь уже было не так уж и нужно, тем более, что все выводы, которые можно сделать из данного положения и с такого ракурса она уже сделала.
"Гриф, значит? Как же мило это! Ну право, прелесть! А имя то твое настоящее, как нужно будет, все одно, выведаю. Ох, только бы не понадобилось! Уж больно интересный товарищ. Эффект бы не испортить. Так же занятнее, нет?"
- Очень приятно, - негромко пробормотала Самозванка и ласково так преласково улыбнулась.
Теперь можно было расслабиться и послушать, пользуясь случаем, разговор умных мужчин. Почему бы и нет?
Девочка уже абсолютно спокойно выпрямилась, наконец, и даже откинулась на спинку стула. Она все еще продолжала улыбаться, только теперь ее улыбка едва-едва заметно отдавала таинственностью.
"А и правда, что нового?"

0

26

Выслушав Самозванку и расспросы Грифа, Влад кивнул и помолчал. Собеседники смотрели на него во все глаза, будто он не Влад младший вовсе, а Тяжёлый, и сейчас должен принять что-то такое... судьбоносное. Хотя, может быть, это только казалось.
"Что-то интересное она говорит. Очнулась... ничего не помнит...  И про докторов чушь говорит, и сама свыше послана. Вот уж кому-кому, а тебе, милая, точно излишне доверять не стоит. Подозрительно это. Надо у Оспины и Червей расспросить. Нечисто здесь".
- А ты с какого места, Гриф, потерялся в событиях? Ладно... Всё и вкратце. В тезисах. Ммм... Дело-то вот какое. Началось всё вчера. Рано утром. Если не позавчера ночью. Прокатился слушок, что кто-то разодрал в степи несколько человек. Ну не так, как Бык или кто из хищников, например. А вообще в клочья. Будто лопнули они.  Затем прибыл поезд, на которым приехал Бакалавр Данковский. Столичный Доктор. Вроде человек хороший, но едва ли дальше носа увидит. Знаю я таких. Проверяющие из столицы вон считали, что одонхе - это типа кукл что-то.  Ну да ладно.  К теме. Вместе с ним появился в городе Артемий. Сын Исидора Бураха. То есть - второй доктор. Бакалавр приехал к Симону Каину, а Артемий к отцу. Да вот беда... Оба, что Симон, что Исидор, умерли. Ну и спустили на Артемия всех собак. Решили, что он кучу народа, да и отца своего заодно, на тот свет отправил. Сейчас ситуация стала попроще, но это не отменило проблемы второй. А вернее уже, пожалуй, первой. В Термитнике  снова началась эпидемия. Как в прошлый раз. Песчанка. Или Шабнак, да. И вроде как Шабнак-то и Симона, и Исидора того... Термитник закрыт... Но черви разбежались по округе. Что за этим последует, я не знаю. Докторов я тоже давно не видел. Быть может, мы уже в безопасности. Вообще, как минимум, один из них должен был наведаться ко мне. Но что-то ничего про них не слышно. Заняты какими-то важными делами, очевидно. Кстати да. Может появиться ещё одно... Горожан это конечно сильно не коснется. В большинстве. Но Артемий претендует на Бойни, где сидит этот странный Старшина. Хм... Ну, вот пожалуй и всё. Основное положение дел, известных мне.
Влад резко перевёл  взгляд на Самозванку, заглянув в пару  зрачков.
- А Вы Клара, когда в городе...ммм...оказались? Вчера поутру? А ничего подозрительного не наблюдали? Особенно на окраине городской. Ежели Вас туда, конечно, заносило.
"Голова начинает болеть, когда смотришь в эти глаза. Будто от пьяных криков иль бреда отцовского. Аж пульсирует".

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2012-02-28 21:05:55)

0

27

"Ничерта не приятно, - огрызнулся мысленно. Сахар с улыбки девчоночьей так и сочился, прямо-таки на стол капал, только Гриф-то не дурак был - знал такие улыбки. Будто кто щедрый яда в сахар ливанул. Цианида, скажем. Или твирина черного, от которого сердцем слабые и помирают иногда. Отвратительная это была улыбка. Да и сама девчонка какая-то неприятная. Что-то про "свыше" несла... Не любил Филин таких вот посланцев, которые то ли ангелов видят, то ли ангелами прикидываются. Знал - святость только личина напускная, а ткни пальцем да слово грубое скажи - как ливанет в ответ грязь - не отмоешься.
Лучше уж знакомство не продолжать. Себе дороже выйдет.
Покивал, новости слушая. Исидор с Симоном мертвы - знаем, плавали. Песчанка из Термитника пришла - тоже не секрет. А вот доктора - один столичный, второй страшной помеси вроде - это уже интересно. Если сынок Исидора толковый окажется - будет надежда, потому как именно батька его Первую Вспышку остановил. Может, он сумеет подвиг повторить? Это бы хорошо...
А что людишки в Степи гибнут - так не его забота, в конце-то концов.
"Ох и паника сейчас у моих, небось, - про себя вздохнул. И правда - в Городе Песчанка, смерть на смерти, да ещё вожак из логовища пропал. Беда-беда, огорченье, куда бежать, где искать... Утрировал, конечно, но в целом...
-Что народец говорит? - спросил, наконец, вслух. Настроение в Городе - тоже дело важное. Неплохо бы знать.

0

28

"Они мне не верят!" - ударила внезапно девочке в голову мысль.
Нет, не была эта мысль новой или страшной, однако, знала Самозванка, что придет время однажды, когда положение дел такое исправлять надо будет. Да до времени того дожить еще нужно будет и, если повезет, достойно дожить.
"Нет. Не поверите вы, так другие найдутся и очень скоро. А потом меняться будете все. Будете мною, как разменной монеткой швыряться, да сестричкой моей. Да только вот проблемка тут. Нам то ничего, а сами пострадаете. А мы поймем вас и простим... Интересная, кстати, мысль! Надо бы это запомнить, а потом сравнить с тем, что само собою получится."
Послушала, так сказать, за компанию девочка-чума рассказ Влада. Нового не много, однако важно все. Теперь только у девочки целая картинка о вчерашнем дне сложилась. Знала она многое из услышанного и раньше, да все никак порядок событий установить не могла. Что раньше было, что позже случилось? Теперь хоть это прояснилось.
- Да, поутру. Подозрительно нынче все, да ничего особенного не видать было. Только вот сдается мне, что это временное затишье. Побывала то я много где, да везде примерно все одно и то же. Крысы себя подозрительно ведут. Да дома "молчащие" видала. Неестественно мертвая тишь там. А то вдруг, будто плачет да стонет кто. Того и гляди кровь из-под дверей потечет. Так кажется. Но пока что, если не приглядываться да не прислушиваться, не видать и не слыхать ничего. Так что, ничего определенного, ничего такого, во что можно было бы поверить сейчас безоговорочно, сказать не могу.
"Уж не обессудьте, господа хорошие, а и себя за Шабнака я выдавать не собираюсь, впрочем, как и чумой называться. Раньше срока, во всяком случае. Не я это. Не я. Хотелось бы верить."

0

29

"Клара, ты хоть сама понимаешь, что ты говоришь? Например, мне не ясно и половины. Что за манера такая - говорить обо всё и ни о чём? Ни то от природы, ни то запутать хочет. Иллюзию создать. А что если и то, и другое, и третье ещё какое-нибудь!? У степняков порой бывает такая привычка. Поначалу со мной только так и общались. Я, мол, Влад, знаю многое, но в мире всё относительно. Хм... Что она ещё там вещает? Молчащие дома... Уже интересно. Плач изнутри" .
Перед глазами Влада развернулись картины из прошлой эпидемии. Тогда плач доносился из каждой подворотни. Те заболевшие, что не сошли с ума, страдали от тяжких мук. Болезнь поражала их от пяток до макушки. Будто и правда пожирала.
"Что если это тоже самое? Что если беглецы из Термитника сделали своё дело? Или того хуже... Эпицентр случился где-то ещё. Но надо разобраться. Надо... надо поглядеть. Надо найти Гаруспика!".
- Да вот, Гриф, люди говорят, что скоро помрём все. И, как панацею, видят Твирин. Мол, прошлый раз алкоголики не болели. Плюс в воздухе мечется весть, что у Шабнак, то есть у Песочной Язвы, есть тело. И мол Бураха она не заразила, а именно убила. Ну как человек человека. Когтём своим. Ну... а остальное совсем домыслы и сплетни. Да и про коготь... Кто знает, где они берут это всё. Хотя, на улицах порой услышишь и не такое. Как-то раз заводской рабочий рассказывал, что Многогранник меняет цвет. Ладно, хоть не завял.
Влад чуть усмехнулся над своей шуткой и продолжил.
- Клара, у меня есть небольшая просьба, - Влад вытащил смятый лист из сумки, являющейся картой города, - Меня интересует, хотя бы,  примерное местоположение этих "Молчащих" Домов.
"Что бы она ни думала, как бы ни темнила в своих рассказах, но она явно хочет вызвать доверия к себе. Значит, помочь захочет".

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2012-02-29 19:00:55)

0

30

"Паника, значится. Ну, это уж как всегда. Как только ещё не сбежал никто в ту же Степь - не пойму."
Допил Гриф кофе одним глотком. По-птичьи на Клару покосился. Только утром вчерашним, значит, в Городе оказалась? Занятно. С поездом, что ли, приехала, вместе с докторами? Так ить не похожа на столичного человека - на обычную девчонку, десятки таких. Впрочем, ленивое это было любопытство. Скучное. На самом деле мысленно уж у себя на складах был - что-то там творится, в такое-то время да без него?
"Надо б в дома молчащие соваться запретить. А то ведь найдутся придурки. Полезут за добычей - поминай потом, как звали. Ещё и мне заразу принесут, не ровен час..."
Исидора ему, конечно, жалко было. Единственный доктор, всё ж таки. И не сволочь какая - парням ранения лечил, вывихи вправлял, особо не морализируя. Какой другой с порога бы спустил, а этот ничего. Беречься только велел. Правда, к нему уж совсем безнадежных носили. Таких, что не выправить своими силами. Ежели нож едва сердца не достиг, ежели легкое пробил... А простой удар "в мясо" - в мышцу - сами бинтовали без проблем особенных... Жалко было. У какой таки гадины рука поднялась?
В Шабнак Филин ни капельки не верил. Може, и пришла. Може, и болезнь принесла на ладонях. Но чтоб когтями докторов убивать - это человеческая рука нужна. Не выползка земляного.
-Брешут, - буркнул агрессивно. Не нравились ему выдумки. Слухи бывают выгодны, а вот фантазиями пустыми только народец пугать, да девиц невинных - а в ком ещё Шабнака заподозришь, как не в девчонке? - на костер тащить. - Болели алкоголики, хоть других и меньше. А уж про коготь - сам знаешь, Влад. Тело не увидев, в такое не верить лучше. свихнуться недолго.
Вторая чашка кофе сменила первую. Редко им Гриф баловался. А сегодня многое запить требовалось, да и ясная голова нужна была.
-Скажи вот ещё что. Сынок Бураха - в отца? Науку наследственную не забыл?
Кому, как не ему было знать, как легко Столица иногда выпивает веру и умения.

0

31

Склонилась Самозванка над картой. Все пальчиком водит,  хмурится, беззвучно шепчет что-то, припомнить старается. А почему бы и не припомнить, да не показать, раз уж надо то?
"Так... Вот тут где-то был. Да, этот. А как район то называется? Ох уж мне эти карты..."
- Вот в Кожевниках дом. Вот этот вот. Ох, и страшно там! Рядом то находиться, - девочка-чума ткнула в изображенный на карте дом, - А еще, вот тут, помню, недалеко от сквера что-то было. Но вот какой точно дом, не припомнить никак. Больше, кажется, ничего достаточно подозрительного. Надеюсь, вы не собираетесь послать туда людей? Ну, во всяком случае, без защиты. Я так понимаю, лекарств от этой Песочной Язвы нет?
Девочка немного задумалась.
"Кажись, кара скоро на Город обрушится. А в "молчащие" дома вы демонов этих пошлите. Вон, Бакалавра, али Гаруспика. Эти выкарабкаются, небось. А ежели и заболеют, то часом раньше, часом позже... невеликая разница. Так хоть стимул изобретать будет, чего я, собственно, и боюсь. Разве могут они найти правильный выход?"
Самозванка допила кофе и с интересом окинула взглядом помещение. Ничего нового не произошло, просто девочка хотела запомнить это место. На всякий случай.
- В любом случае, глянуть кому-то придется, наверное. Но это может оказаться вполне смертельно. Дети бы еще не полезли туда. Если там и правда болезнь, то они могут ее растащить по всему Городу... - девица немного смутилась, поняв, что начинает уже слишком умничать.
"Лучше помолчать. Тут люди и поумней меня есть. Так, кажется? Будем надеяться."

0

32

«Хм… Ежели я надумал сунуться к червям, то придётся утащить у Отца немного свежего мяса. В подвале явно что-то лежит. Деньги для одонхе мало роли играют. А вот от мяса они не откажутся никогда. Особенно, от сырого. Разумеется, есть и более твёрдая валюта… Но это… Это не по моей части. Да. Ну а с Оспиной можно и просто поговорить. Она конечно хитра, и довольно-таки не любит людей. Но если подойти правильно…».
Влад внимательно наблюдал, как Клара указала, места заражения. Отметив крестиками, Влад забрал карту себе и изучил месторасположение.
«Очаги разрозненные. Пока это мало похоже на эпидемию. Но и предпринять особенно пока нечего. Доктора сгинули где-то. Может, вынашивают план по спасению города? Или же просто опустили руки? А если так, то завтра… Завтра может быть всё, что угодно. Но это завтра. Сегодня иные дела. Да и пока всё не так и плохо».
- Спасибо большое, Клара. Это очень значимая информация. Разумеется, туда сейчас просто так никто не пойдёт.
«Значимая. Но вот кому её передать – это ещё вопрос. Сабуров? Отец? А будет ли толк? Да… Мне, опредлённо, нужно встретиться со столичными гостями. Хотя, есть ведь ещё и Рубин. Ему это тоже может быть интересно! Этот точно не забыл науку… Но он не Гаруспик. Совсем нет».
- Да вот пока не ясно, Гриф. Бурах, когда я видел его в последний раз, был довольно-таки в смятении. Я даже не возьмусь сказать, где он сейчас. И очень надеюсь, что сабуровские люди его не нашли. У Коменданта прям-таки лютая ненависть к сыну Исидора. Хотя, ситуация могла уже, конечно, и измениться. Мне, лично, кажется, что Артемий далеко не прост. Есть в нём что-то от отца… Есть.
Влад помолчал, поворачивая пальцами кофейную чашку. Остатки кофе на дне совсем остыли. В общем-то, более его и не хотелось.
- Да, ещё один момент, Гриф. Если кто-то из твоих решит, не смотря ни на что, наведаться в заражённые дома, ты уже им выдай снаряжение. Я думаю, у тебя есть эти чудесные плащи и прочее. С прошлой вспышки. Но лучше пусть не бродят там. И вообще... Осторожнее сейчас.
"Ещё бы Ноткину это всё дело сообщить. Видимо, нужно будет зайти к Сестре. В крайнем случае, она передаст".

0

33

-Он мне уже заранее нравиться.
Лютая ненависть сабуровская - хорошее дело, чтоб безотчетной симпатией проникнуться. Пока что все, кого комендант суровый ненавидел, Филину по сердцу приходились - что молодчики его, братство лихое, что братец андреев, хоть этот и с жалостливым отвращением напополам. Теперь Бурах этот, в котором отца "что-то есть". Може и верно - вытянет Город, на хребте вывезет. Повидать бы его, ну так это не срочно. Интереса разве для, суждение своё составить...
Покивал про себя, мысленно на карту дома зараженные накладывая. Память зрительная прекрасная, а знание пригодиться ещё. Теперь стоит представить только, как склонялась Клара к листу, карандашом в него тыкала - и встанет перед глазами сетка кварталов с очагами заражения. Пригодиться - идиотов отваживать... И да, Невест покуда со складов одних ни в жизнь не выпускать. Они всех слабее, да и случиться с ними беда - что делать останется? Молиться разве что. Пусть уж сидят в своем углу, делами девичьими занимаются, вечерами народец веселят. Мысль неожиданная, но разумно. Вполне разумно.
-Да знаю уж, чай не совсем дурак, - буркнул чуть не обиженно. Если и правда Грязь пришла - идиотом надо быть, чтоб осторожность не блюсти. А уж кем-кем, а идиотом Гриф не был.
Вот кофе допил, опять в глоток один, губы облизнул, поднялся. Всё узнал, о чем хотел узнать, даже больше, чем хотел, так и хватит чужой вежливостью злоупотреблять. Кто другой и вовсе со стрыда бы сгорел - пришел, в разговор чужой влез, и снова исчез, словно и не было - а Гриф ничего, даже не смутился. Жизнь уличная и не такому учит, как неуважение мелкое.
Переживут. А он знаниями обзавелся зато.
"Теперь - до дому, и пусть там ждут, что ли, и хоть что-то знают. А то ведь не смешно получиться может."
-Бывай, Влад, - рукой махнул, да и к стойке направился. Монеты из кармана высыпал - за кофе плата - да и пошел себе к дверям, ровно и не здесь уже. Про Клару забыл вовсе. Никогда ж не встретяться больше, так прощаться ещё...

-------->Сквер

Отредактировано Григорий Филин (2012-03-21 19:37:03)

+1

34

Кивнула Самозванка в ответ на благодарность и заверение, что просто так в зараженные дома никто не сунется. Заглянула в свою чашку с остатками кофе девочка, да и допила все разом, а то и так уже остыло все почти.
"Вот так вот. А теперь то чего? Куда податься? Окончен разговор, али еще чего? Нехорошо, наверное, если я надоедать тут буду, да терпение человеческое испытывать. Да и не стоит мне, пожалуй, подолгу на месте на одном задерживаться. А то, неровен час, сама с собой столкнусь. Вот смеху то будет! Правда меня тогда точно повесят или сожгут. Весело, всесело... Обхохочешься."
Проводила девица Грифа взглядом до самого выхода. Сразу видно, человек деловой, да занятой шибко. Времени зря не теряет. Что уж говорить, понравился Самозванке Гриф, заинтересовал он девочку.
- Влад, скажите честно, я вам еще не надоела? И есть ли еще что-то чем я могла бы быть вам полезна? - взяла да и спросила напрямик.
Голову набок склонила девица, да, знай, поглядывает.
А что? Нет, так нет. Пойдет с миром. А ежели еще чем пригодится, то поможет не без радости. А чего зря то землю топтать, да воздух речами сотрясать бессмысленными и фразами заученными?
- Я то, ведь знаете, частенько по улицам болтаюсь. Может, пригожусь чем. Это уж как пожелаете. А я, в свою очередь, чем могу, как говорится.

Отредактировано Самозванка (2012-03-17 14:56:38)

0

35

Влад кивнул Грифу в ответ и проследил его взглядом до входа.
«По крайней мере, в этом человеке можно быть уверенным. Что он, что его ммм подопечные – точно, последние, кто заразится в этом городе. Без лишней нужды никуда не полезут, без лишней необходимости ничего не сотворят. Лишь бы… Лишь бы Гриф не утратил контроль над своей бандой. Он крайне сильный лидер. Пожалуй, даже более сильный, чем Отец, Каин и Комендант – вместе взятые. Но если болезнь разрастётся и начнётся паника. Что тогда? Мародёрства точно не избежать. Сумеет ли Гриф остановить своих молодчиков от посягательств на лёгкую наживу? Поживём и увидим, что ж. Сейчас надо решить дела иные. Более мелкие, но тоже важные. Да, Гриф. Буду. Зайду, обязательно. Но позже».
Влад перевёл взгляд на Клару. Как ему показалось, девочка чувствовала себя не особенно уютно, но пыталась это всячески скрыть.
«А ещё тебя очень обескуражила реакция Грифа, не так ли?».
- Нет, Клара. Вы мне не мешаете, ни в коем разе. Но у меня дела назрели, так что я Вас оставлю, пожалуй. Но если доведётся встретиться снова, буду рад. И соблюдайте осторожность – болезнь не дремлет.
Харон кивнул, встал со своего места, оплатил кофе свой и Клары, и вышел из Кабака.
«Жаль, что никого из Архитекторов не было внутри. Ну, сейчас меня они и не очень интересуют».

>>>>Ночлежка Оспины

0

36

Самозванка посмотрела на пустой кабак. "Что-то не до веселья местным. Всегда найдут себе проблемы", подумала девочка-Чума, "стоит устроить им праздник. Наверняка найдутся те, кто поддержит меня. Стоит поискать. Степь мне поможет. Вот тогда-то кабаки наполнятся людьми, а улицы опустеют". Она улыбнулась, поправила слегка сползшую на глаза шапочку и выскочила на улицу.
Сквер

Отредактировано Самозванка (2012-05-26 00:58:20)

0

37

Юрта червя
Клара нерешительно переступила порог и огляделась по сторонам. Совершенно неподходящее место для ребенка. Да и, к тому же, практически пустое. Лишь пара забулдыг с бутылкой за одним из столиков. Нет, Влада тут определенно нет - ну не может же быть член такой уважаемой фамилии в таком состоянии, как эти пара пьяниц! И спросить-то не у кого. А эти двое недобро так зыркают из-за стаканов своих - надо уходить скорее. Вот и потеряна ниточка последняя. Бегать по городу без толку совсем не хотелось, да и подводить родителей тоже. Но что ж поделаешь? Лучше уж к папеньке зайти и рассказать о своих "приключениях", чем драгоценное время впустую тратить. Авось и подскажет что Сабуров! Уж он-то тут всех знает, не чета Кларе. Девочка поспешила покинуть негостиприимное заведение как можно скорее.
Дом Сабурова

0

38

Дом Шкилей

Немного страшно было идти вдоль домов, к студии, когда из-за каждого угла доносились шорох и тихий скрип, будто кто-то решил приоткрыть окно и выглянуть на сумеречную улицу, возможно в последний раз. Удивительно ясно различались звуки шагов и негромкие голоса за стенами. Одни дома будто оживали к ночи вместе с хозяевами, и теперь о чем-то перешептывались с тонкими ветками деревьев; другие молчали, погрузившись в непрерывный осенний сон. Кое-где сквозь непрочные шторы просвечивал мягкий свет. Проходя мимо одного из домов, Ева бросила случайный взгляд на такое окно. Оно невольно привлекало внимание своей яркостью, но кроме того, его ставни были открыты, и ветер яростно развевал белые занавески. Неожиданно за окном протянулась длинная тень. Затем раздался приглушенный крик, и свет резко погас. Ева ускорила шаг и больше не смотрела по сторонам, разве что периодически оборачивалась только для того, чтобы убедиться в полном отсутствии прохожих на улице.
После она ненадолго задержалась у студии, сомневаясь, стоит ли зайти за Петром, но все же прошла мимо, решив действовать в точности согласно плану Данковского.
На некотором расстоянии от кабака послышалась привычная музыка. Вроде простая, но одновременно окутывающая. Было в ней что-то недостижимое, как растворенная в пресной воде таблетка снотворного. "Кабак открыт", - подумала Ева, отворяя тяжелую дверь - "Значит, Андрей должен быть здесь. Почему тогда он не зашел к Петру?"
В глаза, привыкшие к полумраку, ударил яркий свет хрустальной люстры. Оказавшись здесь, в этом светлом и теплом месте, Ева облегченно выдохнула. Казалось, она проделала не такой уж длинный и опасный путь, но от пережитых за этот вечер впечатлений ее руки еще немного дрожали.
Внутри все было как обычно, не считая того, что количество посетителей уменьшилось почти вдвое. Несколько фабричных громко обсуждали что-то у стойки, в углу сидели, робко перешептываясь, три женщины с испуганными лицами. Остальную клиентуру составляли нетрезвеющие завсегдатаи и пара-тройка молодых людей, придвинувших свой столик к юной танцовщице. Все выглядело вполне натурально и привычно, разве что в голосах, в музыке и в самом воздухе чувствовалась какая-то напряженность. Когда она вошла, все взгляды резко устремились в ее сторону, но узнав в растрепанной девушке Еву Ян, люди молча отворачивались, смущаясь за свою нервную готовность в любую секунду метнуть нож в неизвестное, пришедшее из Степи, которое они то ли ждали, то ли прятались от него здесь в этот час.
Ева остановилась возле деревянной ширмы, глядя на Андрея, просматривающего какие-то непонятные ей записи. Его лицо выражало сосредоточенность, в которой обычно казалось отстраненным и грубым. Андрей не замечал ее или делал вид, что не замечает, не желая отвлекаться от записей. На секунду ей показалось, что перед ней сидит совсем незнакомый человек, что последний раз она видела его не вчера, а вечность назад. В другой день она бы просто подошла и позволила себе обнять его, но... не сегодня. Вместо этого Ева мягко положила руку ему на плечо и сказала:
- Прости, что я тебя отвлекаю. Нам срочно нужно поговорить.

Отредактировано Ева Ян (2012-10-31 17:08:56)

0

39

Петр вот уже несколько месяцев вынашивал новую идею, и, наконец, она нашла свое воплощение на бумаге. Это был один лишь неаккуратный эскиз с комментариями, видно, что начерчен он был дрожащей рукой – возможно, в пьяном бреду, - тем не менее, Андрей просматривал записи очень тщательно, и ни пьяный лепет завсегдатаев, ни чарующие движения гибкой фигуры не могли отвлечь архитектора. Он уже размышлял над тем, как можно соорудить ту или иную конструкцию, от чего можно отказаться, и без чего обойтись невозможно. Разум брата стал более мутным, но идеи у Петра, что ни говори, были гениальными. «Мастерство не пропьешь, значит?»
Мужчина так бы и просидел полночи, погруженный в раздумья, однако нежное прикосновение женской руки заставило его отвлечься и поднять глаза. Взгляд Стаматина поначалу был недовольным, брови нахмурились, но, увидев, что перед ним не кто иной, как «его женщина» - Ева, Андрей смягчился, но серьезного выражения его лицо не потеряло. Поднявшись со стула, хозяин кабака собрал чертежи в кучу и ловким движением руки перекинул бумаги на небольшой столик, что стоял позади. С глаз долой – никто не должен видеть незаконченный проект кроме самих братьев, даже нежная Ева. Все это время Андрей не сводил глаз со своей гостьи, та, похоже, была чем-то взволнована. Неудивительно, за эти дни столько всего произошло: и Симон помер, и Исидор. Да и людей сегодня как-то меньше пришло… «Срочно поговорить? А я уж надеялся, что обойдется без эксцессов», - мужчина аккуратно взял девушку за локоть и усадил на стул.
- В чем дело, Ева? Я слушаю.
«Надеюсь, она здесь не из-за брата. А то Петр любит почудить на трезвую голову…»

+1

40

Ева была ничуть не заинтересована в содержимом записей, однако проводила перелетающие на стол бумаги полным неприязни взглядом. Эту неприязнь она не могла и не хотела показывать Андрею, но про себя все же не понимала, что такого важного может в них находиться сейчас, в эту самую минуту. Опустившись на стул, она заметно расслабилась. Присутствие Андрея снимало большую часть тревожного груза с ее души. Рядом с этим человеком было не страшно.
В привычной обстановке резко захотелось выпить. Нет, она не чувствовала нездоровой зависимости от обжигающего пряного напитка, но находила удовольствие в самом процессе его красивого распития в компании родственных душ, ну и, разумеется, от последующей неги видений. Скорее, Ева по собственному желанию отдавалась этой зависимости, позволяла ей приближаться, когда сама того хотела. Атмосфера кабака внушала ложное спокойствие, словно насильно усыпляя ароматом трав и гипнотической музыкой.
"О господи! Который час?!.. Даниил уже, наверное, ждет".
- Андрей, у нас мало времени!, - она понизила голос почти до шепота. - Даниил сказал, что нам надо бежать из города. Сегодня. Эта болезнь... он... я не могу сейчас передать тебе всего, что случилось - он сам тебе все расскажет. Мы договорились встретиться в студии - Петр там, но нам нужно идти уже сейчас!.. Мы уедем вчетвером... Ты ведь сможешь сделать это, Андрей?..
Последние слова Ева произнесла совсем тихо, неотрывно глядя ему в глаза. Лицо Стаматина заметно омрачилось. Это немного ее удивило, она привыкла к тому, что архитектор мгновенно мог принимать сложные решения. Сейчас же он выглядел так, будто на раздумья ему требовались часы. "У нас нет времени", - хотела повторить Ева, но промолчала.

0

41

«Вот так все бросить и уехать?» - по лицу Стаматина сразу стало ясно, что идея архитектора не вдохновляет. С каждым новым словом он становился все мрачнее и мрачнее. - Опять Язва? А Даниил уверен? Она же распространяется, как пожар в лесу. Если бы песчанка вернулась, уже половина жителей в агонии бы корчилась, а другая к сегодняшнему вечеру остынуть успела, - недовольный Андрей потянулся к початой бутылке твирина, движение его было слишком резким – густой напиток еле удержался в стеклянном сосуде, мужчина лишь хмуро взглянул на покачнувшуюся бутылку. «Может, так и нужно: бежать пока не поздно. Сейчас начнется передел власти, что мы получим? Каины не в духе, Ольгимскому и без того забот хватает – один Термитник чего стоит, - а вот подкаблучник Сабуров активизировался…» - Стаматин внимательно посмотрел девушке в глаза.
- Ты права, Ева, отсюда пора уезжать. Без брата я ничего делать не стану – ты знаешь. Но с ним я поговорю сам… - мужчина перевел задумчивый взгляд на бумаги Петра. - …Гугун для меня, конечно, не проблема, но перед тем, как идти к одонгу, нужно подготовиться, - он повернулся к столику, на котором покоились чертежи, и резво свернул их в трубку. «Что же, к Грифу обращаться? Придется… Вовремя я пистолет проиграл, ничего не скажешь!» - подойдя сзади, архитектор положил ладони на спинку стула и навис над Ян.
– Знаешь, Ева, лучше побудь дома. Я напишу тебе, когда все будет готово. И не шастай по улицам, слышишь! -  сурово произнес Андрей, указывая на стол, где одиноко стояла бутылка твирина. – Можешь взять.

+1

42

>>>Стержень, Александр Сабуров

До кабака Данковский домчал в считанные минуты. Окрылённый надеждой на скорое спасение, он старался не думать о том, что ещё недавно корчился в предсмертной агонии на кровати под внимательным взглядом сначала Шкиля, затем - молодого Бураха. Мысль о том, чтобы поскорее убраться отсюда, заслонила в разуме решительно всё. Опасность того, что вирус в крови Даниила никуда не исчез после принятия того адского месива. Подозрительное и весьма неприятное исчезновение Михаила. Риск настоящей катастрофы в городе.
"Краса ты, Данила... Бежишь, снова бежишь," - ругал мысленно себя Бакалавр, - "Крыса и предатель. Лёшку с Мариной бросил, непонятно чего натворил, чуть не помер и снова бежишь."
Иногда Данковскому очень хотелось дать себе по лицу - побольнее. За всей интеллигентностью, за напускной порядочностью и маской служителя науки все эти годы прятался трус и подлец. И всё же Даниилу хотелось спасти хоть кого-нибудь, пусть даже пару друзей. И себя. Умирать не хотелось до ужаса.
Кабак по счастью закрыт не был - закрывался ли он вообще по ночам? Вряд ли.
- Ева, Андрей! Как хорошо, что вы оба ещё здесь.
Судя по мрачному лицу старшего Стаматина, Ева уже успела рассказать ему о том, что велел ей Даниил. Половина успеха.
Даниил ободряюще, но как-то неубедительно улыбнулся Еве. Захотелось взять её за руку, однако подобный жест мог бы не понравиться Андрею. Очень не понравиться, и Данковский перевёл взгляд на мужчину.
- Ты идёшь с нами, Андрей? Пётр едет? Надо спешить. Поверь мне, друг, всё хуже, чем ты можешь себе представить. Я только по счастливой случайности ещё жив. Надо до рассвета отсюда бежать, иначе все окажемся в опасности. Ты ведь можешь это устроить?

0

43

Ева Ян переходит в локацию Омут.

0

44

Ух, как Ева дверью хлопнула - ни Данковского не заметила, ни пьянчугу, той дверью зашибленного. Обиделась. Но бутылку со стола прихватить не забыла, об стену не разбила - значит, к вечеру отойдет.
А вот Даниилу фортель красавицы явно остался непонятным. По здравому размышлению, он только выиграл, не появившись на глазах дамы ощипанным, красноглазым, помятым и пережеванным. Сердце красавицы склонно к изменам, как говорится, особенно когда со столичного франта сбивают вдруг лоск.
"Сердце красавицы склонно к измене, что верно то верно..." - Андрей отвернулся от двери и еще раз осмотрел Даниила с ног до головы. Зрелище было воистину неординарное - к такому слова уже были не нужны, что-то говорить - только впечатление портить.
- Могу. Но не сейчас. Гугун начнет готовить локомотив не раньше, чем стемнеет, и займет это никак не меньше часа. И ты не представляешь, сколько мне нужно успеть до отъезда.
Андрей сворачивает чертежи, возвращает их в тубус, освобождая место на столе для дел насущных и - пока - более материальных.
- Иди к Петру. Скажи ему, брат велит собраться. Если заартачится - припугни Сабуровым. Я зайду за ним, когда закончу с делами. И еще. Оружие. У тебя есть? тут шептались, что стращаешь горожан револьвером, - ухмыльнулся нехорошо. - А за соседним столиком - что взглядом огненным правителей на колени повергаешь, тут просто так не разберешься. Если вдруг не повергаешь, есть тут один скользкий типчик на Складах, Грифом звать. Так-то он хоть мать родную до нитки обдерет, но мне - должен. Скажешь ему "Андрей идет на псарню".
И хотя Даниил явно рассчитывал на что-то еще - а может и вовсе на то, что Андрей все сделает сам - времени оставалось все меньше, а дела сами себя не закончат.
- Иди. В десять встречаемся у Станции.

0

45

Сильно рассчитывая на лояльность Андрея, Данковский был готов на быстрое согласие, но не настолько быстрое. Отчеканил сразу - пойди туда. Сделай то. Живее. Быстрее. Бежим.
Даниил даже растерялся - мысленно он сам готовился отдать распоряжения, а его снова посылали, как мальчика. И удивительно, но перед Андреем почувствовавший было свою власть Бакалавр поджал хвост и сумел только несколько раз кивнуть - дескать, понял, сейчас сделаю. Ещё и так быстро убежавшая Ева выбила из колеи - куда она одна собралась? Да так поздно...
"В каких они всё-таки отношениях?"- риторически спросил сам себя Данковский, на самом деле не слишком хотевший знать это наверняка. Но сердце было не на месте.
Бакалавр покачал головой.
- Слушай больше, что болтают. Нет у меня никакого револьвера, и правителей не заставляю преклонить колени. Просто кое-что успел. Уже судачить начали. Что за люди...
"Андрей идёт на псарню". Да, пожалуй, о друге Данковский действительно не хотел знать слишком много. Кем всё-таки он был здесь? И что за человек этот Гриф? Вчера в кабаке они перекинулись парой совсем ничего не значащих фраз, Даниил толком не помнил даже его лица. И искать его, значит, на Складах... как раз у станции, если Даниил правильно помнил. Туда-то он сначала и направится, Пётр из своей студии никуда не денется. А, если и денется - Данковский найдёт его здесь же, у брата. Чтобы младший Стаматин ещё куда-то высунул свой длинный нос? Вряд ли. Уж его точно никуда не понесёт в такое время.
"Лишь бы не был снова так пьян, чтоб не узнать меня." Кажется, прошла вечность со вчерашнего утра, когда Пётр не понял, кто перед ним.
- Я понял. В десять, - кивнул Данковский, удержавшись от вздоха. Несколько рывков ещё, всего несколько. И больше он об этом месте не вспомнит.

>>> Обитель Грифа

0

46

время: ночь со второго на третий день

Станция --->>>>

Что это  там рычит и воет в Кожевенном? То ли псы тоскуют, то ли пьяные орут. 
Андрей вваливается в кабак, идет через зал, сердито грохоча подбитыми железом ботинками, и падает на скамью за своим столом.
- Выпить неси, - сердито кричит он.
Все с самого начала пошло не так. Ева то ли пьяна напилась, то ли просто перенервничала.  Ладно договорились бы сперва с машинистом, а уж потом  бы Еву забрали. Вот хоть того же Данковского послали бы, она ж за ним похоже босиком по углям побежит. Так нет же. К Станции их даже не подпустили. Степняцкие отродья, кулаки у них тяжелые, навалились впятером на двоих. Перестрелять бы их, да приди он к Гугуну пропахший порохом, тот бы и говорить с ним не стал.
Голова гудит и ноет плечо. И какая же сволочь сдала их Сабурову? Может Ева кому проговорилась, а там уж молва понесла?
Девушка приносит стакан и бутылку твирина, а потом, посмотрев на наливающийся на лице хозяина синяк, кусок сырого мяса.  Андрей хмуро прикладывает мясо к глазу.
После первого стакана немного отпускает.
«Не получилось и черт с ним», - зло думает он.  – «Не получилось и хорошо. Что мне в Столице?  Как крысе прятаться по углам, жить по конспиративным квартиркам? К дьяволу!  Чума, ну и пусть. Чума и ладно. Даже рад»
Он, конечно, помнит прошлую вспышку. Те несколько запертых старым Бурахом домов истекали сукровицей  и гноем, как воспалившиеся раны.  И это вовсе не метафора, как посчитал Данковский.  Если эта дрянь поползет по городу…  От представившейся картины дрожь пробирает, аж до самого нутра.
Но есть в этом какое-то извращенное удовольствие. Андрей любит, чтобы все было на грани, любит риск, а его в ответ любит судьба. Авось пронесет, обойдет чума стороной.  Ему давно нужна была встряска.
Только вот брата хотелось увезти отсюда, и Еву.  Ну, и Данковского заодно. Вот уж кому не повезло,  вовремя его принесло в город.
Но кто же все-таки донес? Твирин густой темной струей течет в стакан.  Андрей сидит и составляет в уме список «подозреваемых».

+2

47

Айян подошла и смотрела раскосыми глазами – пристально и бессмысленно, как кошка.  Смуглая кожа мерцала в свете ламп.
- Потом, - бросил Андрей, поднимаясь.
Алкоголь немного приглушил боль и согрел, но виски ломило от усталости. Самым разумным было бы отдохнуть. За десять лет в Городе Андрей  хорошо изучил обманчивую эту томность здешней осени, когда воздух пропитан пряной твириновой горечью и весь день пребываешь как в легком похмелье.  И, кажется, ничего особенного, а потом тебя вмиг срубает такой смертельной усталостью, что едва можешь пошевелиться.  Но завалиться в постель, с Айян ли или же без нее сейчас казалось совершенно немыслимым.
Так что он потрепал девушку по щеке и повторил:
- Потом. Пойду, пройдусь немного.
Он прихватил со стола початую бутылку и вышел. На другом берегу Жилки таяли в тумане призрачные очертания  Хребтовки. Выла собака.

===> Студия Петра Стаматина

0

48

- Куда прешь из зараженного квартала?! – окликнул Шкиля грубый мужской голос, когда знахарь пытался пересечь границу Дубильщиков. Предусмотрительно подаренная Бурахом бутылка иммунника выручила – она стала неопровержимым доказательством слов Михаила:
- Личное поручение Бакалавра Данковского, - врал Шкиль от души, даже не моргая. – Испытываю в зараженном квартале иммуннокорректор, - Шкиль сунул дружиннику под нос сосуд с жидкостью малинового цвета. «Забавная у твири реакция на спирт». Знахарь крепко сжал горлышко, чтобы сабуровский доброволец не выхватил у него настой. – С разрешения коменданта Сабурова.
Заставить мужика поверить в этот бред оказалось проще, чем отнять у ребенка орешек. Хотя, если говорить начистоту, вырвать из рук маленькой Крошки фундук иногда становилось невыполнимой миссией. Нет-нет, Михаил ни разу не пытался, однако звуки драки между мальчишками и девочками под окнами мужчина слышал нередко.
Отбившись от дружинника, Шкиль завернул в сторону Фактуса. Лучший способ заразить все оставшееся население – отсидеться день в кабаке, нажраться как свинья и поискать жертву для пьяных объятий.
- Налей мне твирину, - сухо обратился к тощему мужчине за стойкой. Михаил взял бутылку с кружкой и сел за крайний стол, который на удивление не был занят – самый лучшие виды на танцовщицу открывались именно с этого места.

+1

49

Студия Стаматиных --->

Воздух на улице еще сильнее вчерашнего отдавал гнилью.  В обоих концах переулка торчали шесты, с которых свисали какие-то драные тряпки и подвешенные за хвосты дохлые крысы. Оптимистично. Вероятно идея коменданта Сабурова. Чтобы, так сказать, поднять боевой дух горожан.    После вчерашнего «общения» на Станции обмениваться утренними приветствиями  с людьми Сабурова не хотелось, так что Андрей, стараясь пореже вдыхать мерзкий воздух,  быстро  зашагал вдоль ограды Стержня к всегда открытому входу.  Не удержавшись, показал неприличный жест маячившей в переулке широкой спине дружинника, нырнул во двор, и миновав дом Сабуровых в считанные минуты, вышел на берег Жилки.  После тошнотворной вони зараженного квартала  воздух казался сладким, и даже накрапывающий дождь свежим и чистым.  Андрей остановился, вдыхая полной грудью. Особых поводов для радости не наблюдалось, но настроение было не в пример вчерашнему.

На другом берегу Жилки Юлия Люричева шла чуть ли не под руку с какой-то женщиной, судя по одежде – степнячкой. Любопытно. Во-первых, с каких это пор Юля водится с людьми Уклада, во-вторых, разве не закрыл Ольгимский Термитник?
«Голгой-Хэн» пустовал, что для такого раннего часа было не удивительно. Кабатчик спал, положив голову на стойку. Зато на кухне нашелся чан горячей воды.
---
Айян скользнула в комнату со стопкой чистой одежды, с порога проговорив:
- Ты не пришел вчера.
Андрей вылил на себя кувшин тепловатой воды, смывая остатки мыла и обернулся к ней.   Слова Айян не были жалобой или упреком, просто утверждением. Андрею порой казалось, что бывшая твириновая невеста почти всегда пребывает в подобии танцевального транса и такое словесное  подтверждение очевидного помогает ей поддерживать связь с реальностью.
- Я был у брата, - ответил он, отжимая волосы сухим полотенцем.
- В городе болезнь, -  сказала Айян.
- Я знаю. Боишься? - спросил Андрей.
- Неправильная болезнь, плохая.
Она смотрела на него сосредоточенно и выжидающе, не смущаясь наготы, как смотрят животные.   
- Не бойся, - Андрей шагнул к ней. - Иди сюда.
Айян тут же подалась навстречу, вздохнула, откидывая голову назад. Она была горячая и гибкая, и пахла  пряными травами и Андрей, и в самом деле, на какое-то время забыл, что есть на свете хоть что-то, чего стоит бояться, или кто-то за кого бояться стоит.  И вспомнил только много долгих минут спустя, когда Айян лежала у него на груди,  а он лениво накручивал на пальцы темную прядь.
- Сходи к моему брату сегодня, - сказал он. – Приберись там.  А еще возьми с собой еды и накорми его. Ему вчера досталось от людей Сабурова.  Только будь осторожна, в том квартале Песчанка.  Иди через двор Стержня.  Знаешь как?
Айян кивнула.
- Скажи Петру, что я его обязательно навещу сегодня. Пусть никуда не уходит.
- Я схожу к твоему брату, - повторила Айян в обычной своей странноватой манере.
Поднялась, опершись  рукой о его грудь, и через мгновение ее уже не было в комнате. 
---
Одевшись, Андрей спустился вниз, соорудил себе на кухне завтрак и с тарелкой в руках вышел в залу.  Собирался уже было отправится в свой привычный угол за ширмой, но обнаружив первого утреннего посетителя, повернул к его столу и сел напротив.
- Здравствуй, Михаил.  Подвалило вам, эскулапам,  работы, а?
Вид у лекаря был чудной. Глаза поблескивали, а на щеках горели красные пятна.  Похоже, успел уже как следует приложиться к бутылке. Вроде бы это было не в духе Шкиля надираться с утра пораньше. Но смерть Исидора, должно быть, задела его глубоко. Если к кому-то этот нелюдим был привязан так это к своему учителю.

Отредактировано Андрей Стаматин (2013-10-30 08:22:40)

+1

50

Бутылка твирина закончилась стремительно. На дне стакана еще плескался отвратительный степной напиток, но Шкиль уже подумывал взять второй. Проблема была одна: молодой человек, похлопав себя по карманам, обнаружил, что кошелек у него опустел ровно на две трети, а значит, на вторую бутылку ему не хватит. А еще Михаилу страшно хотелось есть. Желудок сводило от голода.
Хорошо еще, что у него где-то были сухари – не полноценный обед, но все же хоть какое-то ощущение сытости у знахаря будет. Мужчина вяло откусил кусок засушенного хлеба. Несмотря на значительное опьянение твирином, Шкиль стал чувствовать себя гораздо лучше – симптомы болезни совсем его отпустили. Расслабляться в любом случае не стоило – неизвестно, сколько пройдет времени до того, как Песчанка снова возьмет верх над выносливым организмом.
Михаил не обратил внимания, когда напротив него уселся кто-то из местных. Все-таки в кабаке люди долечивались после усиленного курса твириновой терапии, и поэтому заведение по утрам было забито ничуть не меньше, чем поздней ночью во время значимого мероприятия.
Однако подсел к нему не кто-нибудь, а сам Андрей Стаматин.
- Здравствуй, Андрей, - сухо произнес знахарь, допивая настой. – О работе не меня нужно спрашивать, а Стаха с Бурахом. Скажу только, что на этот раз одним кварталом не обойдется, - сообщать пессимистичные новости – одно из любимейших занятий Шкиля. «Некуда бежать, мы все погибнем. Как тогда, пять лет назад. Мы полагались на собственные силы, но судьба решила иначе. Если надеяться на лучшее, сделаешь только хуже».
Михаил отставил стакан в сторону и уставился на архитектора.
- Жаль, что там живет твой брат. Надеюсь, у тебя хватит ума туда не лезть.

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Район Дубильщиков » Кабак "Голгой-хэн"