Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Район Дубильщиков » "Стержень". Александр Сабуров


"Стержень". Александр Сабуров

Сообщений 101 страница 144 из 144

101

Плотно закрыв за собой дверь, Даниил наконец посмотрел в глаза Сабурова. В том тоже что-то неуловимо изменилось: то ли форма носа, то ли... нет, действительно, форма носа.
- Да, есть, Александр. Но они весьма тревожные. А с вами всё в порядке? У вас нездоровый вид.
"Кто бы, чёрт тебя, Данила, побери, говорил..."
- Я боюсь, наши предположения подтвердились, Александр. Это действительно болезнь. Я не могу сказать с уверенностью, та ли самая, о которой здесь так много говорят... Но вполне допускаю, что именно она. Даже склоняюсь к такой гипотезе, - Даниил протянул Александру сильно поредевшую после рук Артемия связку ключей, - Убедиться окончательно можно, взяв образцы из дома Исидора, однако делать этого нельзя ни в коем случае: судя по всему, болезнь очень заразна. Если и отправлять туда кого-то, то группу. Из нескольких крепких мужчин в серьёзной экипировке, в идеале - в армейских средствах спецзащиты. Но я не думаю, что в городе сейчас такое найдётся. Поэтому дом необходимо опечатать и не подпускать к нему никого. До наших с вами дальнейших распоряжений.
Знай Даниил, какую репутацию имеет и насколько крутым нравом обладает Александр, он не пытался бы говорить с ним повелительным тоном. Почему-то столичный врач решил, что Сабуров станет слушать его сейчас из уважения к его мнению, а не в надежде на то, что получит власть, которую Бакалавр успел пообещать. Впрочем, не согласиться с тем, что именно Александру следовало отдать бразды правления, Даниил не мог.
- Необходимость карантина очевидна. Не думайте, что это слишком радикальные меры. Распространить среди жителей листовки об эпидемиологической угрозе, раздать средства индивидуальной защиты, что угодно. Действовать надо не завтра, а уже сейчас. Пошлите письма главам правящих семей. Действовать нужно сообща. Поторопитесь, если хотите держать всё в своих руках. Я поручусь за вас перед кем угодно, если вы ответите тем же.

0

102

Александр не мог не заметить пристального взгляда Бакалавра, которого так и подмывало задать провокационный вопрос. "Ни о чем не спрашивайте, Данковский", - говорили глаза коменданта, но гость, по всей видимости, упустил из внимания тонкий намек и все-таки поинтересовался о происшествии, но Сабуров предпочел не отвечать. Право, не говорить же Даниилу, что посещал его сегодня Бурах и разбил правителю нос. Это как-то... не по-мужски.
Более всего Александра интересовали результаты, так сказать, экспедиции в дом Исидора Бураха. Сказать, что Бакалавр выглядел плачевно – ничего не сказать. Потрепанный, бледный, покрытый кровавыми пятнами... если приглядеться, то на покрасневшем глазном яблоке можно было заметить красную сеточку лопнувших сосудов. "Неужели там настолько все плохо?" – нахмурился Сабуров, скрестив руки на груди.
- Я ожидал такого ответа, Бакалавр. Ожидал, - тяжело выдохнув, комендант задумчиво потер пальцем подбородок. – Если это действительно Песчанка, то дела наши плохи. Но мои руки связаны до тех пор, пока Каины и Ольгимские не дадут свое согласие, пока они не признают, что в Городе чрезвычайная ситуация. В прошлый раз болезнь остановил Исидор, а теперь... надежда только на вас, Бакалавр. На отродье Бураха я полагаться не буду.
Вспомнить только, как еще днем он пустил правителю кровь – так сразу пропадает желание сотрудничать с этим выродком. Александр не верил, что этот грубый неотесанный степняк хоть что-то унаследовал от своего уважаемого в Городе отца. Сколько времени он скрывался в Столице? Десять лет? Пятнадцать? Учился он, как же. Убивать он учился!
- Запомните, Бакалавр. Я на вашей стороне. Если вам понадобится какая-либо помощь, обращайтесь ко мне. Я укажу любую услугу, на которую буду способен. Но в данный момент мне нужна ваша помощь. Идите к Ольгимскому, Каиным. Мне нужно их согласие на объявление Эпидемии. После этого вы понадобитесь мне. Мы должны написать нотацию для жителей Города. Список мер предосторожностей, которые помогут выжить в условиях карантина. В этом мне понадобятся ваши знания и умения.

+1

103

С того момента, как Даниил проснулся в кабаке Андрея, прошла уже целая вечность. Длинная цепь событий заставила притупиться утренние воспоминания, недавняя потеря сознания разделила день надвое. Однако Данковский помнил ещё бессонные ночи над курсовой и не поддавался на позывы организма попросить у Сабурова ночлега. На диванчике хоть прикорнуть...
"Нет, нет" - одёргивал себя Бакалавр, - "Если повезёт, я уже утром буду спать в вагоне вместе с Евой, Андреем и Петром. Немного потерпеть во благо людей..."
Чихать он на этих людей хотел, конечно.
- Вы несправедливы к Артемию. Я готов ещё раз за него поручиться, если это необходимо. Я теперь обязан ему жизнью. Ему и Михаилу Шкилю. Только благодаря им я жив и стою сейчас перед вами. Они спасли меня от верной гибели и только они, да ещё доктор Рубин, могут располагать бесценными знаниями Исидора. Я прошу вас объявить перемирие. Хотя бы на время. Я не тороплю вас - вас торопит время и опасность.
Мысль о необходимости снова идти через весь город заставила содрогнуться, но Бакалавр попытался внешне никак не выдать досады.
- Я помню то, что обещал вам. Раз обещал - сделаю, но вы должны были узнать об опасности раньше. Я направляюсь к Каиным: до них дольше, но в их лояльности я прочнее уверен. Со старшим Ольгимским я даже не знаком. Могу попытаться влиять на него через детей, но это может оказаться труднее. Пока я прошу вас заняться нотацией. Настолько, насколько позволяет вам здравый смысл. И незамедлительно обеспечьте охрану дома Бураха: туда не должен попасть ни один человек. Никого не впускать, никого не выпускать.
Надеясь, что этого пока достаточно, Даниил направился к выходу.

0

104

Приют Лары Равель

Решение прийти к Сабурову родилось у Виктора спонтанно. Из внезапного эгоистического недоверия ко всей информации, которую не слышал своими ушами. Время было позднее, стемнело, но Виктору не приходит в голову повернуть обратно: некоторые вещи не терпят отлагательств и не выносят трусости.
Необычайную дерзость и глупость решил взять на себя Каин, воистину. Однако сложно было его в этом упрекнуть, ибо в желании встретиться с Сабуровым ничего, кроме решимости помочь своему городу, не было. Ни капли гордыни и ни малейшего желания получить власть. Скорее, наоборот.
Дверь в дом Александра была открыта. Особенное удивление у Виктора вызвал присутствовавший у Сабурова бакалавр Данковский, вестей от которого не было уже давно.
- Добрый вечер, господа. Рад видеть вас, доктор. Могу я полюбопытствовать, как ваше расследование? Смею думать, что наша семья имеет право знать, как продвигается поиск убийцы. Вы найдёте время, чтобы побеседовать со мной?
Вообще-то было странным, что Даниил сейчас находился здесь. Вид у него был весьма потрёпанный на первый взгляд, а на второй - вовсе чудовищный. Виктору стало даже не по себе от облика этого человека. За неполных двое суток в нём уже что-то поменялось: чистеньких выхоленный щегол напоминал сейчас чумазого истрёпанного юнца. Похоже, столичная знаменитость побывала в аду.
Виктору нужно было побеспокоиться об этом сильнее, но он всё же решил оправдать свой внезапный поздний визит перед хозяином дома.
- Александр, я знаю, мы очень давно не контактировали с вами.
"Больше года, если быть точным" - подумалось невольно.
- Но сейчас ждать не приходится. Я пришёл лично говорить с вами от имени семьи Каиных. К сожалению, это вынужден делать именно я: мой старший брат, увы, повредился рассудком и больше не может представлять интересы семьи. Я пришёл говорить с вами напрямую.

0

105

- Я не желаю обсуждать эту тему, Бакалавр, - вкрадчиво произнес Сабуров, пресекая всяческие попытки начать разговор об Артемии. – Я обещаю вам, что не трону его, однако в любом случае я полагаюсь только на вас. Я доверяю только вам. Я надеюсь, вы не разочаруете.
Этими словами комендант возложил на плечи Бакалавра огромную ответственность за жителей Города-на-Горхоне. За каждую жизнь, за каждую каплю крови, которая может пролиться за время карантина. Вся надежда только на столичного врача... Вряд ли Александр догадывался о том, что Данковский малодушно размышлял о побеге, иначе бы мгновенно изменил свое мнение по поводу этого уважаемого человека.
- Попросите у глав письменное разрешение и вышлите их мне с посыльными. Выберите проверенного человека и ни в коем случае не сообщайте ему, что находится в конверте. Лично мне в руки, вы понимаете?
Сабуров не поднимал сосредоточенного взгляда на своего посетителя. Правитель размышлял о дальнейших действиях, тактике поведения, а также о том, что теперь, когда у него будут развязаны руки, он сможет беспрепятственно избавиться от преступников, которых покрывают Каины...
- Утром я вышлю вам нотацию, господин Бакалавр. После подтверждения вами этого сообщения мы разошлем его с посыльными по всем жилым домам Города. А теперь ступайте. Да, будет разумнее сначала посетить Каиных.
"Помяни черта".
- Здравствуйте, Виктор, - сугубо официальный тон, никаких дружеских интонаций, из-за которых Бакалавр мог счесть двух представителей правящих семей приятелями. Строго, сухо и подчеркнуто вежливо. – Вы очень вовремя. Я как раз собирался послать Бакалавра поговорить с вами, но, раз вы уже здесь, обсудим все лично. Бакалавр, ступайте к Ольгимским. Доброго пути.
Александр закрыл дверь за Данковским, после чего повернулся к новому посетителю.
- Итак, Виктор. Не будем размениваться любезностями. Бакалавр подтверждает распространение болезни и настаивает на карантине. Вы понимаете, что это значит?

0

106

Появление Виктора - самое прекрасное, что только могло произойти сейчас.
- Я зайду к вам позже, Виктор. Может быть, если что-то не будет ясно со слов Александра. Но думаю, вы прекрасно разберётесь сами.
Надо признать, несколько неудобно получилось перед Виктором: Даниил вроде как вызвался представлять интересы Каиных, но с новостями в первую очередь спешил к Сабурову. Однако упрекнуть себя было сложно: Данковский никак не мог взять в толк, которая из правящих семей имеет самую большую власть, а Сабуров производил наибольшее впечатление. В конце концов, какая разница, если Даниила завтра здесь не будет? Не маленькие, сами разберутся.
- Я всё понял, Александр. Хотя не думаю, что стоит ждать до утра. Ночь будет долгой, и боюсь, что нам с вами не удастся выспаться.
Кивнув мужчинам, Данковский вышел из Стержня и направился налаживать контакт с самым пока незнакомым семейством.

>>> Жилище Младшего Влада

Отредактировано Бакалавр (2013-02-02 11:09:50)

0

107

- Я буду благодарен, если ещё удастся обмолвиться с вами парой слов, Бакалавр. До свидания...
Опустив так и вертевшийся на языке вопрос, ("Где вас приняли за поломойную тряпку и какие полы вами мыли?") Виктор лишь проводил Данковского сочувствующим взглядом. Природная деликатность не позволяла задерживать и так весьма, весьма потрёпанного доктора. Сейчас ничего, кроме жалости, он не вызывал.
Не успела за Даниилом закрыться дверь, Сабуров перешёл в наступление. Виктор прекрасно знал, что нужно Александру, более того - к сожалению, Александр своё наверняка бы получил.
- Из этого следует многое. Бакалавр действительно подтверждает угрозу эпидемии? Что ж, тогда нас ждёт то же самое, что и пять лет назад. Только теперь с нами нет Исидора...
Сказав это, Виктор на секунду осёкся. Откуда ему было знать о том, что старшего Бураха тоже нет в живых? Любой разумный человек подверг бы сильным сомнениям сведения, полученные от... призрака. Кто угодно бы подумал, что увиденное практически во сне - не истина в последней инстанции.
"Прости меня, Нина. В какое же страшное время мы живём, если и меня посещают такие крамольные мысли?"
Однако со стороны Сабурова не последовало бурной реакции. Значит, новостью для него ничто не стало.
- Я знаю, что вы хотите предложить и что вам нужно. Если вы не станете настаивать на встрече и разговоре с моим братом... В общем, если вам достаточно моего слова, то дом Каиных готов объединить силы в борьбе с опасностью под вашим началом.
Виктор, конечно, знал, что никакого права отвечать за всех не имеет. Но доверять Георгию хоть какие-то важные решения он сейчас не мог. По сути лишь Мария могла бы запротестовать, если бы хотела, но Каин думал отчего-то, что ей всё равно, какие политические интриги завязываются в Городе. Всё сильнее она заостряла внимание не на светской жизни, а на духовной. Брат её поступил так и того раньше.
Лишь Виктор метался, не зная, куда ему обратиться - туда, где ждала его Нина, или туда, где оставался долг перед городом.
- Кажется, я единственный из нашей семьи сейчас, кто твёрдо стоит на земле, - зачем-то сообщил он и чуть тряхнул головой,- Я сделаю что могу, если вы сочтёте возможным принимать от меня помощь.

+1

108

- Я и не рассчитывал на спокойный сон, - пробормотал Александр, потирая все еще ноющую переносицу. Бакалавр, конечно, ответа не услышал: он спешно покинул здание "Стержня", будто оно было прокаженным. В какой-то момент Александр почувствовал, что остался без поддержки – увы, он не знал, что сказать Виктору в этой сложной ситуации. Даниил бы подобрал более подходящие слова.
- Присядьте, Виктор, - тяжело выдохнув, комендант указал на кресло посреди зала. – Не думаю, что наш разговор займет очень много времени, в нынешней ситуации принимать решения нужно обдуманно, но быстро. Да, Бакалавр подтверждает угрозу Эпидемии. Да, мы больше не питаем надежд на скорейшее избавление от заразы, как было при Исидоре, но среди нас теперь есть ученый, который дал слово помочь.
"И клянусь, я все сделаю, чтобы он его сдержал... кроме того, Клара, она чудотворница, она окажет неоценимую помощь", - вслух же этого Сабуров произносить не стал. Да, Виктор, как и остальные Каины, любил мистификации, но поддайся комендант такому наваждению, это пошатнуло бы его авторитет.
- Я знаю, что после смерти Симона Георгий несколько... неадекватен. До меня уже дошли слухи, что он сильно подавлен... так что я думаю, пока он в таком состоянии, вы имеете право решать за него.
"Право, я думаю, из Виктора вышел бы более адекватный правитель, в отличие от так называемого Судьи. Почему не Виктор? Вдумчивый, рассудительный... а не этот капризный ребенок".
Каин сейчас шел против всей своей семьи, что не могло не вселять уважения. Было видно, что тот долго думал прежде, чем прийти к такому решению. Когда Георгий узнает, что Виктор признал, что убийцей его брата была мифическая болезнь, а не человек из плоти и крови, он не станет терпеть такого нахальства от младшего.
- Мне нужно ваше слово. Вы отдаете мне бразды правления на время Эпидемии? Вы официально признаете мою должность коменданта?

0

109

- Я думаю, вы лучше моего знаете, что наш разговор лишь формален, - Виктор позволил себе короткое отступление, тщетно пытаясь уговорить себя - нет, он  не юлит и не желает уклоняться от ответа.
На самом деле отдавать весь город в руки Сабурова на официальных основаниях, конечно, не хотелось. Все жалкие остатки семейного авторитета зиждились на памяти и былых заслугах. В действительности же Каины давно ничего не решали ни в одной из сфер жизни поселения. С ними считались, но не более.
- Всем давно известно, что единственный, кто может держать власть - это вы. Владислав заправляет Проектом Быков, но ведь не им единым жив наш Город, правда?
Виктор прокашлялся. Кое-кто бы с удовольствием попытался оспорить этот тезис.
- Я не имею права полностью снимать с себя и своих близких ответственность. Это правда, и я не открещиваюсь от участия, но целиком и полностью от имени Каиных я передаю контроль над ситуацией в ваши руки,- было это то, что хотел услышать Сабуров или не совсем, дороги назад не было.
"Может, всё к лучшему. Я всё равно не смогу ничего сделать, а Владислав вряд ли станет так уж заботиться о нас всех. И вправду, если кто и может трезво всё оценить и принять решительные меры, то только Александр."
Виктор не питал иллюзий по поводу благородства коменданта. Он знал, что для Сабурова немаловажную роль играет возвращение мощи и влиятельности собственному дому - особенно в свете весьма сомнительного положения Катерины в духовной жизни города.  Ключом к людским умам и сердцам всегда были Хозяйки, мужчины лишь подкрепляли деяния жён чем-то более материальным.
"А что у него есть? Дети души не чают в маленькой Виктории, молодёжь собирается вокруг моей Марии... Катерина слаба как никогда. У неё ведь остался только супруг, будем честны..."
Ещё и это способствовало решению Виктора. В Александре - одном из немногих, наверное - он чувствовал любовь. Немногие в этом городе были способны любить, ещё меньшие - во имя этой любви делать что-то.

+1

110

>>>Жилище младшего Влада

Считанные минуты оставались до того момента, как друзья отправятся на станцию и сядут в поезд, уезжающий утром. Меньше получаса, наверное, и несколько пустых формальностей.
В отличие летающего на всех парусах туда-сюда Даниила, главы правящих семей были предрасположены больше к неспешному разговору. Но в политику Данковский старался не вмешиваться, надеясь, что не маленькие и сами разберутся. В конце концов, каждый должен заниматься своим делом, и распоряжаться политической обстановкой в чужом городе, ещё и не подчиняющемся никаким мыслимым порядкам и живущем по своим диким законам, Бакалавр не собирался.
- Александр, Виктор, - Даниил ещё по разу, как болванчик, кивнул благородным мужам, - Надеюсь, мы вам не помешали?
"Вот, с рук на руки сдаю вам Владислава. Получите, распишитесь и отпустите меня, наконец."
- Я думаю, что вы разберётесь без меня. Если моё слово что-то для вас значит, - Даниил посмотрел на Каина, затем на Ольгимского, - Александр сейчас лучше всех в курсе ситуации и вполне готов принимать меры. Несмотря на то, что вы, Владислав, скептически относитесь к угрозе эпидемии, я говорю вам как врач: она есть. В истории человечества случались катастрофы, которые становились для людей наглядной демонстрацией ничтожности их достижений и торжества непобедимого Зла. К таковым, несомненно, можно отнести эпидемии заразных болезней, периодически стиравшие с лица земли целые города.
Данковский тряхнул головой, замолкая. Он нехорошо увлекался, и ни к чему было посторонним людям знать о его помыслах, озвучить которые он рисковал сейчас.
"Я уверен в одном: один Сабуров понимает, насколько всё серьёзно. Влад, похоже, что-то скрывает, а у Виктора своё семейное горе, куда ему там бороться с эпидемией и спасать граждан..."
На самом деле немаловажную роль сыграло и то, что Александр был единственным, кто застал Даниила ещё в плачевном состоянии, когда тот плохо дышал и походил на восставший труп.
- Я могу быть свободен? Уверяю вас, господа, время дорого, и я ни минуты больше не могу вас задерживать.
"Надеюсь, желание Сабурова я выполнил в лучшем виде."

>>> Голгой-хэн

Отредактировано Бакалавр (2012-11-25 17:52:16)

0

111

>>>>из Дома
«Какой у коменданта всё же красивый нос. Сегодня явно не его день, так и не стоит нарушать ход событий».
- Доброго вечера, Комендант. Здравствуйте, Виктор.
Влад зашёл, облокотился на стену, вытащит из сумки бутылку с водой, сделал глоток и, хитро улыбнувшись, продолжил.
- Мне тут Даниил поведал, что без Ольгимских подобное дело завершиться не может. Сожалею, что отсутствует мой отец. Вы знаете, что он достаточно упёрт, как… как бык… Да и порядком человек настроения, а у него с ним не всё ладно…и…в общем…. Рискну предположить, что сейчас он выбрал для себя некое, по его мнению, более важное дело. Смею также предполагать, что он улаживает некоторые разногласия с Одонхе.
Убрав бутылку, Влад бросил короткий взгляд на присутствующих.
«У Коменданта прямо на лбу, как на камне в Степи, высечено, что я – если не последний человек, то явно из последних рядов, если речь заходит о том, кого он хочет сейчас видеть в своём доме. Хуже бы он, наверно, воспринял только Оспину. Или, быть может, кого из…каравана. А Виктору, будто бы, всё равно. Такая апатия на лице. Нужно вернуть ему бодрость духа. Хотя бы чуть-чуть. Городу нужно чудо, а Каины в нём понимают».
  - Ну-с. Давайте уже закончим с этим вопросом, ибо он важен, но не хочется разводить здесь трёхдневную полемику. Кто знает?  Может,  у нас столько и нет! Так что – Комендант. Вам слово. Посвятите же меня в суть вопроса, и я скажу, что мы можем сделать. Вернее, суть мне известна. Скорее, в детали!

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2012-11-25 20:56:54)

0

112

Александр ждал именно этих слов. Виктор подтвердил угрозу Эпидемии и передал бразды правления в руки Сабурова. Некоторое эгоистичное ощущение триумфа грело душу коменданта, который внутренне практически ликовал. Но выдать внешне свою радость означало одно – подтвердить, что болезнь была семейству только на руку, а это могло навлечь беду на супругу Александра. Катерину и так все, кому не лень, подозревали в колдовстве. Не хватало еще, чтобы на нее повесили и начало Песочной язвы. Нет, кто-то другой приложил руку к этому.
- Спасибо, Виктор. Я знал, что вы разумный человек, - выдохнул комендант. "Половина дела сделана. Остался только дом Ольгимских... будем надеяться, что Бакалавр сумеет убедить Владислава. Конечно, лучше влиять на него через детей. Сам глава семьи слишком толстолобый, чтобы просто так отдать в мои руки власть".
Дверь открылась достаточно неожиданно, чтобы Александр вздрогнул от внезапного скрипа и звука шагов. В помещение вошли Бакалавр и Владислав Ольгимский. Младший, разумеется.
- Добрый вечер, господа, - Александр склонил голову в знак почтения. Данковский выглядел гораздо лучше, чем около получаса назад, когда они с ним попрощались, а вот Влад... "Он что, пьян?" – растерянно изогнул бровь Сабуров, не сводя взгляда с гостя, чей язык заплетался настолько, что становилось ясно – без твирина дело не обошлось. – Вы вовремя.
У коменданта появилось острое желание закрыть лицо ладонью, чтобы не видеть позорища, которое представлял сейчас из себя будущий наследник дома Ольгимских. Кошмарное зрелище, и вот с этим человеком сейчас придется держать совет...
- Я думаю, расшаркиватсья друг перед другом смысла не имеет. Влад, Бакалавр, вероятно, вам все объяснил. Ваш ответ? О, да, спасибо, господин Данковский. Вы можете быть свободны...
"...вам нужно привести себя в порядок и хорошенько отдохнуть. Завтра будет трудный день".

0

113

Получив согласие Виктора, Александр прямо на глазах расцвёл, стал словно выше и шире в плечах. Ощущение власти наполняло его до краёв - единственное, казалось, что по-настоящему способно было придать ему уверенности в себе. Было даже немного не по себе при виде этого человека - сломленного, казалось, ещё сильнее, чем сам Виктор.
Но об этом сейчас думать не хотелось - для мыслей у Каина было ещё очень много времени.
Даниил и младший Владислав появились как раз вовремя, чтобы между Сабуровым и Виктором не возникло неловкого молчания.
- Здравствуйте, Владислав, - коротко кивнув Даниилу, поприветствовал Каин наследника Ольгимского, - Мы с Александром как раз говорили о вас...
"Лучше бы и ему согласиться, иначе делёж власти до добра не доведёт. Надо думать не о правлении вообще, к чему эти формальности. Это даже для Сабурова - почти игра и почёсывающая его самолюбие рука. Что ж, единственно верное, что Владислав может сделать - подыграть."
- Я уже передал Александру все полномочия, что советую сделать и вам. Но что же ваш отец? Хотелось бы знать хотя бы его мнение.
"Старший удавится скорее, чем потеряет своё влияние. Впрочем, я всё сильнее сомневаюсь, что его вообще что-то волнует кроме Проекта. Даже собственные дети. Нина, возможно ли это? Ты лучше всех знала Викторию, а душу Влада знала только она. Неужели ему настолько плевать?"

0

114

«Виктор уже всё сдал? Слишком его сломила смерть Симона. Или дело тут в банальном безразличии. Ах, кто бы говорил, конечно. Где твой отец, Влад? Где его носит? Надеюсь, что ему хватило ума не ходить в Термитник».
- Мне, Виктор, тоже бы очень хотелось знать его мнение. Как в этом вопросе, так и во множестве других, ибо только ему ведомы многие детали проекта… но да-да. Сейчас не об этом. Да и Тяжёлый Влад не появится здесь, даже если мы будем сидеть и желать его увидеть. Это грустно, но нужно решать и сдвигаться с мёртвой точки. Меньше движений, больше дела. 
«Комендант… Ох, Комендант. Когда же Вы уже поймёте, что «расшаркиваться» и «формальности» - это принципиально разные вещи. Особенно в тех случаях, кто в формальностях скрываются нюансы. Что ж, коли Вы не хотите быть точным, я возьму Аврокса за рога, и поведу нужным путём. Нужным Ольгимским».
- Что ж, Комендант.  Признаться, я плохо понимаю, чего именно хотите Вы от этого города. Беспорядки здесь не происходят, мародёров нет. А даже если и случится…хм-хм…  Но, если Вам так хочется расставить патрульных на каждом углу, и изображать бурную деятельность, то я готов всецело возложить сие, да на Ваши плечи. Но у меня есть пара условий. Во-первых, Вы прекращаете любые преследования сына Исидора. Во-вторых, обо всех ммм случаях, неприятных случаях, понятное дело, связанных с теми, кто относится к Проекту, будь это Одонхе или Горожанин, Вы не беспокоитесь. И, соответственно, во все дела Степные да Крупнорогатые, Вы не лезете. И Ваши солдафоны уж и подавно. Один уже натворил дел. И последнее. Грифа и Оспину я так же оставляю под своей юрисдикцией. Пожалуй, всё. Поправки, предложения, дополнения? Я Вас слушаю! Внимательно. Очень внимательно…

0

115

"Ну и чем ты думал, когда предположил, что с младшим договориться будет проще? Весь в отца, но если у того есть хотя бы опыт ведения подобных дел, то этот субъект пять лет назад был юнцом похлеще Бакалавра. Решение такому точно доверять нельзя", - решил Сабуров и снова перешел в наступление:
- Беспорядки начнутся сразу же, как только среди людей пройдет слушок насчет болезни. И... постойте, как это не происходят? То есть, смерть старшего Каина и убийство главного знахаря Города – это пустяки? А смерть ребенка недалеко от Города – возле Станции? А поиск шабнак среди недалекого населения – это тоже, по-вашему, не из ряда вон выходящее? Вы в своем уме, Владислав? – изогнул бровь Сабуров, скрестив руки на груди. Похоже, комендант сильно переоценил осведомленность Ольгимского. Немудрено, это семейство всегда волновал только Проект Быков.
Александр перевел взгляд на Виктора, будто искал у него поддержки. Как уже говорилось ранее, Каина комендант уважал, его мнение было значимым, но увы, против Влада нужно доставать настоящие аргументы, а не мнение. Теоретизирование здесь не пройдет.
- Простите, простите, - прервал Сабуров "оппонента", когда речь зашла о попытке пресечь полномочия коменданта. – Вы будете ставить условия? В такой ситуации? Нет, так не пойдет. Вот что я вам скажу, уважаемый Владислав. Во-первых, я буду преследовать Бураха до скончания его дней, если хоть что-то укажет на то, что именно он повинен в смерти Исидора. Вы лучше меня знаете, что убийце место на виселице. В лучшем случае, в тюрьме. Я буду искать доказательства, но, обещаю, не трону его, пока они не обнаружены. Во-вторых, Проект Быков меня интересует в последнюю очередь. Но, если развитие Эпидемии будет напрямую зависеть от существования вашего семейного дела, я не поскуплюсь и сделаю все, чтобы прекратить его. И самое главное, в-третьих.
Александр натянул на лицо самую лицемерную улыбку, на которую был способен.
- Каждый из жителей – только под моей юрисдикцией. Если за ними будет обнаружено нарушение законов или, тем более, виновность в распространении Песочной грязи, тут никакое ваше покровительство их не спасет. Вам все ясно? И да, Влад. Я догадываюсь, почему ваше семейство так интересует Гриф, - и чуть тише: - Ваши черные делишки с этим разбойником давно плавают на поверхности... Но чем вас так заинтересовала ядовитая сударыня из Ночлежки? С какой стати я должен отдавать ее вам?

0

116

Не то чтобы Виктор предвидел такое развитие событий, но можно было ожидать, что Сабуров и Ольгимский сцепятся языками. Каин потёр переносицу двумя пальцами; присутствовать при разборках этих уважаемых людей хотелось едва ли, но уйти просто так, позволив им оставаться наедине, было бы непозволительной глупостью. Горячая голова Александра нуждалась в том, чтобы хоть какой-то холодный компресс наблюдался неподалёку. Виктор Каин за таковой мог бы сгодиться, ибо Сабуров его в некоторой степени уважал, и перед ним уронить своё достоинство и сорваться на зазнавшегося Влада счёл бы недостойным.
Да и стал бы Харон слушать Александра и считаться с ним?
- Если вас интересует моё мнение, Владислав, то вы действительно просите слишком многого.
На самом деле тон младшего Ольгимского был отнбдь не просящим - требующим, никак не меньше.
- Извините, вы выступаете от имени отца? Или сами до такого додумались? По-моему самое глупое, что вы можете делать сейчас - вы оба, кстати сказать - это делёж власти. У нас сейчас выбор небольшой - или довериться друг другу, или попытаться бороться с угрозой поодиночке. Что из этого будет более эффективно - думаю, объяснять не надо.
На этом Виктор замолчал. Давать советы, когда сам никто и зовут никак - дело пустое. Каин был здесь едва ли важнее Ольгимского - тоже ничего на самом деле не мог и взял на себя чужие права. Хотелось бы надеяться, что ответственность за сказанное и сделанное оба понесли бы с одинаковой сознательностью. Иначе и правда - не реальные меры, а чёрт знает что бы вышло.

+1

117

«Ну а что ты ещё от него ждал? Он жаждет власти уже очень давно, и понимает, что сейчас его звёздный час близко, как никогда. Но ведь мы все прекрасно понимаем, что это власть ради власти. Он не может сделать ничего, да и кто ж его послушает?».
- Я, Виктор, говорю от имени Отца, потому что сейчас его здесь нет. Очевидно, что я иду следующий. Но прежде всего меня интересуют интересы города. Большей частью той его части, за которую всегда был в ответе Дом Ольгимских. Я открыт для сотрудничества, но разве вы не видите, что просит наш господин Узурпатор? Если он захочет, то уже завтра толпа пьяных дружинников будет штурмовать Многогранник и крушить Заводы. Зачем? Да мало ли. Комендант ведь нацелен просто громко топнуть, что бы его услышали, и запомнили. Вдруг преступники именно там.
Влад повернулся к Сабурову
- Ведь я прав? Хотя, вы, разумеется, попытаетесь выдать ваши амбиции за манну небесную. Я не предлагаю делить власть. Я предлагаю вам сотрудничество. Пытался, по крайней мере. Наш авторитет, ваша тактика. Это было бы не так и плохо. Но, времена идут, а ничего не меняется. Вам просто нужно заявить о себе в этом городе. Но, на секунду, что вы можете? Нагнать страх на людей? Расследовать, убивать, вешать? Вы, ощущая, что ничего не можете поделать, готовы опустить карающий меч правосудия на голову младшего Бураха, который возможно наша последняя надежда и опора. Что признаёт и Даниил, я думаю. Но ведь это так удобно – убрать всех неугодных, выставить себя героем, а тех, с кем это удобно провернуть, виновными. Только что вы сделаете, когда всё опять продолжится, а невиновные уже пали? Да, я знаю, что убийце место на виселице, но сейчас в этой комнате только один убийца. Вернее, он собираете им стать. И сейчас он прямо передо мной. Да Комендант, так не пойдёт. Ни для меня, ни для вас, ни для города. Вы ставите условия, которые выгодны исключительно вам, но они не заменят ни ваше никакое положение, ни отсутствие у вас Хозяйки, ни пьяных с самого утра патрульных, годных только для хозяйственных работ. И то в лучшем случае.
Вытащив из сумки бутылку с водой, Влад сделал большой глоток.
«Делать тут больше нечего».
- Наш Город полон устоявшихся норм, традиций. Но всё равно всё меняется. Не меняется только Ваше бессмысленное упорство, Комендант. И Ваша недальновидность.   Если, Вы всё-таки решите, что каждый ДОЛЖЕН заниматься СВОИМ делом, то Вы знаете, где дом моего Отца. Удачи. Виктор, моё почтение.
Поправив ремень сумки, Влад вышел за дверь, и направился к Сгустку.

>>>Сгусток. Влад Ольгимский.

+1

118

- Я очень сомневаюсь, что ваш отец будет рад вашему "праву" говорить от его лица, - перебил Владислава Александр, помятуя о том, что отношения между двумя поколениями мужчин в семье "торговцев" весьма и весьма натянутые. Если верить слухам, как раз младший не собирался продолжать дело отца, оттого и сбежал из родительского дома куда-то поближе к Степи. Александр как сейчас помнил: Влад был вне себя, когда сын начал якшаться с Червями и прочими порождениями Земли, так что маловероятно, что он одобрил бы сыновью наглость.
Младший говорил еще очень долго, но ничего по существу он так и не сказал, только как обиженный ребенок топнул ногой и покинул "Стержень", явно считая себя победителем.
- Я сожалею, Виктор, что вы стали свидетелем такой сцены, - устало выдохнул комендант. Присутствие абсолютно неадекватного представителя правящей семьи даже его сильно выбило из колеи. – Очень некрасиво получилось. Из-за упрямства Ольгимских Город ждет неизвестно какая зараза. Вернее, какая – известно. А вот что из этого получится...
Неуверенный стук в дверь посреди темной ночи прервал Сабурова, и тот недоуменно уставился на дверь. "Кого принесла нелегкая? Или Ольгимский решил вернуться и принести извинения?" Но не тут-то было, вместо ожидаемого юноши на пороге оказалась седеющая женщина, кутающаяся в вязанную шаль. В руке она держала конверт, запечатанный сургучом.
- Что вы хотели? – женщина молча протянула коменданту письмо, и получатель различил печать дома Ольгимских. – Неожиданно.
Вскрыв конверт, Александр вытащил письмо и вслух прочел:
"Уважаемый комендант Сабуров!
Несмотря на все наши нередкие стычки, в связи со сложившейся ситуацией я вынужден передать власть в Ваши руки на время Болезни. Надеюсь на ваше благоразумие.
Владислав Ольгимский-старший.
P.S. Я надеюсь, вы понимаете, что Проект Быков был и остается под моей юрисдикцией".
- Виктор, я полагаю, все решено. Заверенный подписью документ, - Сабуров продемонстрировал Каину лист бумаги. – Видимо, кто-то сообщил Владиславу, по какому поводу его искали. Что ж, это значительно упрощает дело. Я думаю, вы можете идти домой, спасибо вам, что удостоили меня своим личным присутствием.

0

119

Остаток разговора Каин наблюдал сквозь приложенные к лицу пальцы. Он точно попытался отгородиться от перебранки двух достопочтенных господ, которая в его воображении вот-вот переросла бы в петушиный бой. Самодовольная речь Владислава и резко выплюнутый ответ Александра, конечно, не походили ещё на базарное разбирательство, но тонкая душевная организация Виктора заметно страдала.
"Что же они творят, Нина? Нет, решительно безумные времена. Мой покойный брат сгорел бы со стыда. Вот уж воистину, он один мог держать этот Город в своих руках последние десять лет. Если трёх дней не прошло с его смерти, а уже происходит такое, я не хочу знать, что будет дальше. В каком городе повзрослеют наши дети?"
И всё же, если бы пришлось принимать чью-то сторону, Виктор поддержал бы Александра. Несмотря на то, что Харон чем-то напоминал Виктору молодого себя, доверить Город он предпочёл бы точно не ему и даже не его отцу, а Сабурову. В чём-в чём, а в том, что каждый должен заниматься своим делом, он был согласен с молодым Ольгимским. Только озвучивать согласие при Сабурове Виктор не собирался.
Тем более, что всё решилось само собой - Каин не успел даже дух перевести. Старший Владислав был мудрым человеком, и его участие в судьбе Города ограничилось тем, чем и следовало.
Быстро пробежав глазами принесённое женщиной письмо, Виктор кивнул, аккуратно передавая бумагу обратно.
- Рад, что не пришлось прибегать к другим мерам. Желаю вам мужества, Александр. Оно вам понадобится ещё. И позвольте заверить вас в моей бесконечной лояльности. Если возникнет хоть малейшая нужда в моей помощи, вы можете обращаться в любое время дня и ночи. Я помогу вам всем, чем только потребуется. Деньги, люди - дом Каиных станет способствовать защите нашего любимого Города. Ведь это и есть ваша цель, правда?
Виктор простился с Александром, велел передавать самые лучшие пожелания его супруге, и покинул "Стержень".
Очень хотелось бы, чтоб амбиции не ослепили Сабурова. В честности его Каин не сомневался, но вот за силу духа беспокоился.

--->Театр

+1

120

На рассвете, в седьмом часу утра, на дверь "Стержня" обрушивается шквал ударов. Стучат, судя по всему, ногой. Окликают Коменданта. От очередного удара дверь распахивается, и в комнату почти вкатывается парень лет шестнадцати, встрепанный, с округлившимися глазами. В руках у него какой-то округлый сверток.
- Комендант! Скорее! Убийство! Целую семью зарезали! В Дубильщиках, здесь, рядом!

0

121

В последнее время одно утро становилось похожим на предыдущее, разве что осадок после такого начала дня накапливался и с каждым разом сильнее давил на сердце. Просыпаться приходилось не позже четырех часов, иногда с рассветом – и все для того, чтобы успеть разобраться в делах, назначить ответственных за порядок на улицах и успокоить горожан. Раздать распоряжения и отправить гонцов в каждый дом, чтобы оповестили о карантине. Позаботиться о том, чтобы Клара не подвела.
Прошло чуть больше получаса, как Александр проснулся за рабочим столом и снял прилипший ко лбу лист бумаги. Недосып сказывался на его состоянии, но внешне он старался этого не показывать: авторитет правителя комендант собирался поддерживать до победного конца. Будет глупо выбросить в мусорное ведро принесенные Бакалавром «ключи от Города».
С утра пораньше от написания письма Бакалавру коменданта оторвал три настойчивых удара в дверь, которая едва не слетает с петель. Александр не успел даже его лица разглядеть...
Как обухом по голове на него обрушилась не самая приятная весть.
- Что?! – Сабуров вскочил со стула. Новоиспеченный преступник не имел ни стыда ни совести. Прямо под носом у коменданта перерезать семью – это наглостью какой степени нужно обладать, чтобы буквально плюнуть в лицо правителю?!
Слишком поздно спохватился Сабуров. Не успел он поставить патруль из добровольцев на каждом углу, так что теперь в этой мерзкой резне виноват не только убийца, но и человек, на которого возложили ответственность – и он с ней не справился.
Но сейчас не время для размышлений.
- Я пошлю туда своих людей. Присядь и расскажи все, что видел.
Сабуров скомкал и бросил на пол еще не законченное письмо Даниилу Данковскому и начал новое – для командира дружинного патруля. Иногда он поглядывал на мальчишку, ожидая, когда он приведет себя в порядок, успокоится и начнет повествование, потому что сумбурная речь гостя только сильнее злила коменданта.
- Ты, конечно же, не видел, кто это сделал? Семью именно зарезали?

Отредактировано Александр Сабуров (2013-10-01 09:16:15)

0

122

Страх просто не успевает появиться. Батю позвать. Мать не разбудить. До Стержня добежать. А теперь чего бояться? Вон он, Комендант, прямой, несгибаемый и суровый. Весь в делах, и лицо спокойное-спокойное. Сразу ясно, сейчас он разберется и все будет хорошо.
Парень пристраивает пирог на угол стола, полотенце сползает и - вот досада, надломился в середине! - по комнате течет запах свежего хлеба, запеченного мяса и овощей.
- Я Марек. Живу в северном из трех домов, у которых окна выходят на Пустырь костного столба, здесь, в Дубильщиках. В соседнем крыле дома жил и вел дела Лешин Олег Николаевич, торговал всяким скарбом. Может помните, у него еще брата год назад вздернули, поймали с шайкой разбойничьей.
Очень старается все вспомнить, ничего не упустить, говорит обстоятельно, как взрослый почти.
- Я зашел к нему. Меньше получаса назад зашел. А он в коридоре лежит, на полу, а горло все красное, и лицо страшное. И в дверях еще женщина лежит, юбку видно... Или жена его, или сестра. Они вчетвером жили последний год, с дочерью еще, только она в Многогранник ушла. Крови там много, и пахнет плохо. Я батю своего попросил у дверей присмотреть, а сам сюда сразу.
Парень сидит на краешке стула и смотрит на Коменданта взглядом, в котором так и читается: вы сейчас сделаете, и все будет хорошо, это точно.

+1

123

Подумать только, не успел вступить в должность коменданта, как уже случилось непредвиденное: убийство. Да не просто убийство в пьяной драке, а преднамеренное, особо жестокое, при этом еще и массовое. А патруль до сих пор не заступил в смену.
Александр поставил точку в послании командиру дружинников.
«Срочно начать расследование дела об убийстве семьи Лешиных. Убийцу по возможности доставить живым в Управу. Принять крайние меры, если это потребуется.
Подписано: Александр Сабуров, комендант».

- Подожди, не тараторь. Успокойся. Сейчас можешь пойти за отцом, и оба отправляйтесь домой. Но прежде, отнеси это поручение вот в этот дом, - Александр указал на аккуратно выведенный адрес на оборотной стороне бумаги. – И вместе с ним уже отправляйся к отцу. Так безопаснее. И сразу домой, понял? На улицу сейчас лучше вообще не выходить.
«В Городе карантин».
- Ступай. Не вздумай потерять этот документ. Все понял?
В разгар Эпидемии кто-то еще устраивает в домах поножовщину, неслыханно. Наплевав на все моральные и уголовные законы, какой-то наглец вопреки местному уставу и страху перед степняками режет тела. Может, это кто-то неместный?
На ум пришел только один человек.
Отпустив мальчишку, комендант быстро принялся за второе письмо, которое он собирался отправить чуть позже.
«Уважаемый Бакалавр!
Мне срочно необходима ваша помощь относительно нашего общего знакомого. Как только будет время, посетите «Стержень», дело не терпит.
Комендант Сабуров».

Отредактировано Александр Сабуров (2013-10-02 20:16:46)

+2

124

Мальчик берет письмо двумя руками, как какую-нибудь драгоценность. Неуверенно смотрит на Коменданта, точно собираясь что-то сказать, но осекается и упрямо машет головой.
- Отнести документ. Проводить людей к месту преступления. Не мешать, сидеть дома. Понял.
Он вскакивает, быстро кивает и почти бегом покидает кабинет Коменданта, забыв на столе источающий головокружительные запахи пирог.
Сидеть дома, когда рядом творится такое?!  Ха! Он разу же попросится в дружину.
Но занимать Коменданта столь незначительными вопросами - глупая идея.

0

125

--> Улицы
"Это была она ...сестра. Моя настоящая сестра," - девочка шла мимо разрушенной коллонады братьев Стаматиных, так называемой Лестницы в небо, и нервно теребила в руках маленький клочок бумаги - письмо ее двойника - близняшки.

- Эй, подожди! Это ты Клара? - запыхавшийся мальчик удивленно таращил на Самозванку глаза. - Ты отдала мне это и сказала передать... самой себе, - мальчишка протянул ничего не понимавшей девочке записку, он и сам явно был удивлен выходкой чудотворницы. Быть может, подумал, что это какая-то особая игра - отправлять послания самому себе. - Не ожидал встретить тебя здесь. Ты, кажется, направилась в Жильники, разве нет? Не успел я пройти и пары шагов, а ты уже здесь. Как такое получается, а?

Клара прокручивала в голове этот эпизод снова и снова, с каждым разом становилось все страшнее. "Она не моя выдумка, она существует!" И она разоряет Кожевенный... Район не то пылал пурпурным огнем, не то тонул в зеленом мареве - а может, и то и другое сразу. Сейчас страшнее всего было осознавать эту близость: болезнь вот-вот доберется до "Стержня" - милого дома. "Мой усталый отец и моя слабая матушка... Сейчас святая чудотворница нужна им как никогда раньше" - девочка уже подходила к дому. Как бы ей ни хотелось заглянуть к Катерине, в первую очередь необходимо было навестить отца. "Волновался ли он обо мне?"
Душераздирающий скрип оповестил коменданта о приходе Вестницы. Самозванка стояла почти у самой двери, не решаясь пройти дальше.
- Отец, я вернулась. Извини, я не смогла исполнить твоего поручения, но сейчас готова сделать, что должно. Только скажи, что...

Отредактировано Самозванка (2013-10-27 16:13:27)

+1

126

Разумеется, по горячим следам выследить убийцу не удалось. Как бы ни старался Волк, но бесполезны были любые попытки найти улики, которые могли подтолкнуть дружину в нужном направлении. Доверенный дружинник отчитался о проделанной работе около получаса назад, заверил Сабурова, что к концу дня предоставит коменданту голову убийцы.
- Я предполагаю, что это все тот же Потрошитель, - ответил ему Александр. – Устройте за ним слежку. О каждом шаге докладывайте!
«Не даром Катерина говорила о реках крови, которые прольются этой осенью. Вот он - исток».
Александр напрочь потерял счет времени. Солнце поднялось уже высоко над Городом, а чем сильнее оно озаряло своим светом дома, тем ярче пылала на стенах Кожевенного кровавая плесень заразы. В один день на плечи коменданта обрушился целый шквал проблем: сначала убийство семьи с соседнем квартале, теперь – рьяно расползающаяся по Городу болезнь. Негде было укрыться от регулярных стуков в дверь, от нытья страдалиц, от криков перепуганных рабочих, чей товарищ внезапно рухнул без сил и стал выплевывать кровь. Быть правителем во время Эпидемии – это проклятая роль.
Клара явилась в Стержень символом того, что еще рано опускать руки. Все происходящее – только начало, и во всех начинаниях чудотворница его поддержит.
- Клара, дочь моя, - тон Александра смягчился, из взгляда испарилась яростная сталь. – Хорошо, что ты пришла. Я ждал тебя. Мы ждали.
Сабуров пересек большими шагами комнату и оказался рядом с девочкой. Аккуратным, но не очень уверенным движением он взял Клару под локоть, усадил на свое кресло и присел перед ребенком на корточки, взяв ее ладонь в свою. Настало время просить о помощи.
- Катерина упорно твердит о том, что виновник Эпидемии все еще в Городе. Я всю ночь думал об этом – да и о многом другом – и составил список возможных разносчиков. Вот, имена подозреваемых передо мной. Я должен просить тебя найти среди них настоящего виноватого. Я хочу одного – справедливости! Этот человек будет наказан по всей строгости закона, дочь моя. Но мне нужно твое слово – и только тогда полетят головы. Клара, найди виновного.

+1

127

Как непривычно смотреть на коменданта сверху вниз, как непривычно смотреть на отца столь мягкого и грозного одновременно. Он просит помощи у Вестницы, ждет ее решения. Чуть ли не на коленях... Именно сейчас Клара поняла всю свою значимость, особенная роль ей досталась - исключительная в своем роде, но все же не слишком приятная. "Как странно, мой отец приготовил целый список подозреваемых, а в эпидемии виновата одна... Но вдруг сестра не причастна? Быть может, она случайный разносчик, но не источник? А виновный в начале Эпидемии может быть кем угодно, ведь так?"
- ...ведь так, отец? Виновником может оказаться кто угодно? И сильный мужчина и хрупкая женщина... А принять решение о его судьбе должна я - Вестница.
Стоит сказать Вестнице только слово, и полетят головы. От этих слов коменданта девочку пробила мелкая дрожь. "Пророчества Катерины о посланниках-близнецах сбываются, но что же получается... Из ангела милосердия я превращаюсь в ангела мщения - в карателя?" Как ни прискорбно девочке признавать это, но так оно и есть.
- Я сделаю, что вы скажете, папенька. Найду виновного и помогу восстановить порядок, - Клара аккуратно протянула невесомые пальчики и коснулась переносицы Александра. Она хотела помочь ему не как Вестница, а как любящая дочь. - Вам не больно?

Отредактировано Самозванка (2013-10-27 18:20:09)

+1

128

Клара молча смотрела на коменданта сверху вниз, и Сабуров замечал в ее глазах движение мысли. Она принимала решение, очень тяжелое решение для маленькой, пусть и святой, девочки. Она осознавала в полной мере, что любое сказанное ею слово может как спасти человека, так и навлечь на него беды, не совместимые с жизнью. Кларе покровительствовала самая влиятельная на сегодняшний день семья, у которой были все полномочия для того, чтобы влиять на судьбу.
- Так. Ты совершенно права. Однако есть особые люди, на которых подозрение падает в первую очередь. У тебя же есть уникальный дар, который способен вытянуть из любого все самые потаенные секреты. Мне нужно только одно, чтобы ты воспользовалась им и выяснила, кто из этих людей – настоящий преступник. Дочь моя, ты ведь сделаешь это для нас с моей дорогой женой? Ты ведь понимаешь, насколько это важно для нашей семьи, особенно в такое время. Я хочу, чтобы сегодня ты допросила бандитского авторитета. Гриф, его так называют. Найди для него... как это называется? «Крючья»?
Еще лет десять назад Сабуров упорно не верил в мистификацию. Он отрицал существование шабнака, руководствовался только логикой и действовал без оглядки на предсказания Хозяек. Алая Нина и Светлая Виктория не были авторитетом для него, слишком уж туманны были их речи, слишком уж судьбоносны – их руки. Но Катерина изменила его представление о мире, стоило только начаться Эпидемии. Первая Вспышка, начало которой предрекла новая Хозяйка Земли, стала резким поворотом в жизни коменданта. И теперь Александр ничему так сильно не верил, как словам своей жены и... дочери.
- Все нормально, Клара. Не больно.
Комендант выпрямился и прошелся по комнате, сомкнув руки за своей спиной. Предположений, подкрепленных определенными домыслами, было много. Клара могла превратить домыслы в неопровержимые доказательства, а именно их сейчас Александру остро не хватало.

0

129

Почему просьба коменданта звучала как приказ? Почему в этой мягкости было столько напора? Не может привыкший к роли правителя побыть просто отцом. Конечно, Самозванка понимала, насколько важно в скором времени найти виновника и, конечно, была готова начать свою "очистительную деятельность", но идти в бандитское логово - прямо в руки закоренелых злодеев - было для девочки с голыми коленками более чем неразумно. Как далеко Сабуров зайдет в своей вере в кларину святость и всемогущество?
- Отец, а вы уверены, что я справлюсь? Этот Гриф - так вы его назвали? - настоящий преступник... К тому же, я не знаю, какими крючками зацепить его. Кто может знать об этом человеке что-нибудь тайное?
"И не буду же я называть его Грифом, ничто не приковывает внимание человека так, как звук собственного имени. Не назову его истинным именем - не откроется", - девочка ерзала на стуле.
Каким бы сложным ни было это поручение, справиться с ним Клара должна сама. Подвести отца еще раз не представляется возможным. Все чаще у Самозванки возникало чувство, что родительская любовь прямо пропорциональна качеству исполнения ее "святого долга". Но девочка старалась отгонять от себя эти во всех смыслах дурные мысли.
- Мне неловко спрашивать, отец... Вы не могли бы дать мне немного монет? - Клара потупила глаза и начала нервно болтать ногой. Не успело пройти и трех дней, как у девочки появились родители, а она уже выклянчивает деньги. А, с другой стороны, что делать? И святым есть нужно.

+2

130

- О Грифе знает Владислав, он знает даже слишком много, чем требуется, но к нему не ходи. Если сунешься к нему, заработаешь себе больше проблем, Клара.
Сабуров сосредоточенно нахмурил брови, усиленно пытаясь припомнить, кто завязан с этим жалким, но несомненно опасным преступником. К сожалению, на ум приходил только Ольгимский с его семейкой.
- Я уверен, что ты справишься и без моих наводок, Клара, - отрезал комендант с некоторой непроницаемой холодностью в голосе. Ему страшно не хотелось забивать свои мысли Грифом - падальщиком, обитающим на Складах: все же проблем и без того хватало. Александру было необходимо переговорить с Бакалавром насчет зверского убийства в соседнем доме и намекнуть на свои догадки относительно Потрошителя.
- А? Да-да, конечно, - рассеянно произнес Александр, на секунду погрузившись в свои мысли. Он достал увесистый кошель, в котором находилось примерно пятьсот монет, и протянул девочке. - А теперь ступай. Удачи.

0

131

Самая большая ошибка: показать человеку опасное место, а затем всеми правдами и неправдами просить его туда не ходить. В данном случае этим самым опасным местом являлся "Сгусток". Куда же Кларе, бедной, идти как не к Владу Ольгимскому за подсказкой? Конечно, имееется небольшой шанс раздобыть крючки на Грифа иным способом, но пока девочка не знала, каким. "Может, стоит сейчас податься к младшему Владу, вдруг он будет посговорчивее своего отца?"
- Я справлюсь, отец. Сама... - аккуратно приняв в руки кошель, Клара вороватым взглядом одарила подношение и спрятала его содержимое в карман своей кофты. "Откуда это неприятное чувство? Будто украла, будто не мой родитель добровольно отдал мне это добро..." - девочка еще несколько минут простояла в комнате Стержня, сопровождаемая неловким молчанием. А затем обронив тихое "спасибо", поспешила на улицу.

-->Улицы

+1

132

Прошло совсем немного времени после разговора с Кларой, а Александр почувствовал сильный голод. На столе лежал оставленный мальчишкой пирог, источая дразнящие обоняние запахи. Насколько знал Александр, болезнь через всякого рода выпечку вроде бы не передается. Пару минут занял поиск ножа, формой похожего на скальпель, в тумбочке. Только вот чем этот нож от скальпеля отличался, так это тем, что зарезать кого-либо им мог только настоящий силач. Может быть, этот Бурах справился бы с ним, но прилагая большие усилия. К счастью пирог - не мясо, и резать его довольно легко. Оставив половину на запас, Александр разрезал получившийся кусок еще на две части и уже минут через десять съел обе. Пирог оказался вкусным, но с чем он был - Сабуров так и не понял. Впрочем, главное что он поел - сосущее ощущение в желудке пропало, и чувствовал Александр себя уже лучше. Для полного счастья оставалось только поспать. Комендант подошел к окну, которое выходило на квартал Кожевенный и поглядел в него. Те же дома с красной плесенью на стенах, те же стражники, останавливая сходящих от боли с ума больных. Кстати, о больных. Видно было, что охрану теснит толпа, выбежавшая из закоулка. Человек тринадцать рвались покинуть квартал - Александр не понимал одного - зачем? Но видимо больным виднее, проблему это все равно не решало. Сдержать дюжину безумцев четверым крепким парням не под силу, а с других постов помощь не подойдет, там свои больные есть. Тумаки и зуботычины не останавливали людей, для них в сравнении с мучениями, приносимыми болезнью это были укусы различного гнуса, комаров и оводов.  Один особо буйный вдруг замахал руками, распихивая остальных и пробился таким образом к охране. Сабуров даже прильнул к стеклу, так ему стало интересно посмотреть, чем это кончится. Больной рвался за пределы квартала, пытаясь оттеснить стражников локтями. И пару раз он даже попадал по страже. К сожалению, одного удара локтем в пах оказалось достаточно, чтобы охранник согнулся на мгновение от боли, потеряв драгоценные секунды, за которые больной выбежал из Кожевенного и побежал в Дубильщиков. Пока он бежал по мостовой, Александру в голову пришла занятная мысль. " А может, стоит огораживать зараженные районы баррикадами из набитых камнями или землей ящиков, если уж посреди мостовой не выстроить забор? Хотя содержание ящиков не так важно, хоть трупы в них заталкивай, главное, чтобы эти умалишенные не выбирались за пределы кварталов. " Так, сидя в кресле Александр и размышлял о средствах защиты города, ждя очередного посетителя...

+2

133

Насколько же удобнее быть Евой! Сидишь дома, красивая, ждешь, а мужчины сами к тебе приходят. А если не приходят, то ты опускаешь глазки и расстраиваешься, а не идешь за ними сама черт знает куда.
На середине моста стало ясно, что да, она все-таки намерена навестить Сабуровых. Любопытство в очередной раз победило лень. Казалось бы: развернуться, пойти домой, соблюсти требования безопасности... Но нет! Панна Люричева изволит желать приключений! Уу, дурында, сама бы себя по щекам отхлестала!
Так. Катерина или Александр?
Сперва она подходит к двери Катерины. даже поднимает руку, чтобы постучать... Но нет. Морфиновый дурман, бредни, галлюцинации... Брр. Не без серьезных оснований.
Бочком, в сторону, обойти дом, не выходя за забор - и оказаться лицом к лицу с хмарью зараженного квартала, совсем близко. Юля видит серую плесень на брусчатке, слышит стон мужчины, видит его тянущиеся к ней руки... ойкает и бросается к двери Александра так, словно за ней гонится шабнак.
А может быть, и не словно.
В доме тихо, тепло и безопасно. Не отходя от двери, она на ощупь поправляет прическу и шарф, выдыхает, даже улыбается уголками губ. Все. Можно идти.
- Комендант, - Юлия виновато улыбается, словно извиняясь за свое присутствие здесь и сейчас, когда у него и без нее так много дел. - Вы найдете для меня пару минут?

0

134

Уже минут пятнадцать Александр сидел на кресле и размышлял о методах борьбы с песчанкой. Одни он отвергал, другие нет. Но тут дверь резко открылась и в зал вошла, хотя нет, скорее вбежала девушка. Сабуров перевел глаза с северной стены на посетительницу и узнал Юлию, а после ее слов поднялся с кресла и заговорил сам.
- О, Юлия! Да, у меня найдется минута-другая для разговора, тем более если разговор... важный. - Александр поставил ударение на слове "важный", как бы подчеркивая его. Хотя Люричева вроде бы и не ходит по домам чтобы поболтать о пустяках, тем более в такие времена...  Оглядев мимолетно девушку, Сабуров кивком указал ей на один из стульев, говоря при этом:
- Чтобы не стоять, Юлия, вы можете присесть на стул. Какой из трех - неважно.
После этой фразы комендант стал ждать ответа от девушки, думая в свою очередь во время разговора расспросить ее о том, что творится на улицах. Через пару-тройку окон особо город ведь не разглядишь, знаете-ли...

+1

135

Ну вот, хотя бы не отругал. А мог, за нарушение его же, между прочим распоряжения. Если бы Юля была склонна слушаться распоряжений власть имущих, она бы сейчас сидела дома и дрожала как мышь, то и дело отдергивая занавески, чтобы взглянуть на Кожевенный.
Может быть, это было бы здраво. До сих пор сердце бьется быстро-быстро. Посмотрела, называется, вблизи на зараженный квартал. Дурында. А еще обратно выходить...
Что же она сказать-то хотела?
Неважно. Сесть, в самом деле, надо, чтобы голова не кружилась.
- Я не отвлеку вас надолго. Просто вышла, хотела осмотреться, получше понять суть этого... явления, - Юля ежится и кивает на дверь. - И случайно провела утро, осматривая Город и навещая знакомых. Могу вас заверить, что суеты и паники нет. По улицам можно пройти спокойно, если вести себя здраво. Полагаю, только вам мы и можем за это благодарить.
Юля чуть кивает, совсем чуть-чуть улыбается. Не давить. Очень осторожно.
- Как Катерина? Я не решилась её тревожить. Все эти события были такими изматывающими, такими тяжелыми. Может быть, я могу что-то сделать для неё? Или для вас?

0

136

Как все это в духе Юлии, и одновременно странно для нее. Она любит изучать город, вот и сейчас пошла его изучать. Но в тоже время она наверняка пошла наперекор своей логике и чувству самосохранения. По крайней мере, так думал Александр. Он ожидал нечто подобное от Юлии, но не думал, что она пройдется по зараженному кварталу.
"Нет, надо обязательно отдать приказ патрульным, чтобы они собирали ящики и бочки, набивали их землей и песком, а после перегораживали ими проходы в зараженные районы, оставляя небольшой проход для одного человека."
Александр скептически оглядел девушку, вполуха слушая ее слова, пока не услышал слово, которое вывело его из размышлений - Катерина.
- Да, Юлия, вы правы, говоря, что недавно происходящее отразилось на моей супруге, но вы также и ошибаетесь, говоря, что все - Сабуров сделал ударение на этом слове - события оказались для нее тяжелыми. Клара, небольшого роста девочка, вы же знаете ее? Так вот Клара сумела... не то чтобы исцелить Катерину, но помочь она ей смогла. Моя жена видит в ней Чудотворницу, Спасительницу, и это вселяет в меня надежду, ведь я никогда не имел оснований не верить пророческому дару моей супруги. Да, не все, что произошло за последнее время, принесло несчастья... Кстати, Юлия, насчет помощи. Я хотел бы попросить вас об одном поручении. Раз уж вам придется возвращаться, не могли бы вы отнести по этому адресу - Сабуров указал на написанный на оборотной стороне листа бумаги адрес -  мое послание? Разговаривая с Юлией, Александр также писал распоряжение капитану патрульных:
" Свободным от службы дружинникам приказывается следующее: начать сбор порожних бочек, пустых ящиков и другого материала, пригодного для постройки баррикад. Пустые ящики и порожние бочки наполнять щебнем, песком и прочим мусором. Хранить материалы на стыках кварталов и на перекрестках. В случае заражения квартала выстраивать их них баррикады, оставляя проход для одного человека.
Подписано: Александр Сабуров, комендант. "

Расписавшись, комендант отложил в сторону письмо и взглянул на Юлию, чуть нахмурившись, будто бы оценивая ее.

+1

137

Помочь? Заядлой морфинистке с десятилетним стажем?
Юля сумела не выдать вздох. У многих взрослых, разумных людей есть свои слепые пятна, где логика бессильна, а здравый смысл опускает руки. Для Александра подобное слабое место - Катерина. Когда-то она была, несомненно была достойной Хозяйкой и хорошей женщиной, но годы и морфий взяли свое. Возможно, единственным человеком в городе, который верил в возможность её исцеления, оставался Александр... Но кто еще нужен, если взглянуть на вещи здраво?
- Я рада за нее. И за вас. Я видела Клару, еще позавчера. Она определенно обладает некими силами, недоступными пониманию рядового обывателя - и силы эти теперь направлены на благо вашей семьи. Самое время.
Юля приняла конверт, окинула взглядом адрес - недалеко, рядом с Управой - и кивнула, соглашаясь. Можно было бы и обидеться на то, что ей предложили работу посыльного, но зачем?
- В грозящие нам тяжелые времена Городу нужна власть вашей семьи. Волшебство Клары, мистический дар Катерины и ваша сила духа. Берегите себя, Комендант. Именно от вашего успеха сейчас зависят наши жизни. И я рада, что речь о вас, а не о ком-то из других правителей.

0

138

Хорошо, что Юлия приняла письмо - иначе пришлось бы отрывать одного из патрульных. А их ведь и так немного стоит на страже и зараженные не преминут уползти или сбежать из района, если охраны будет еще меньше...
- Да, я буду себя беречь, Юлия. Вы тоже будьте осторожны, незадолго до вашего прихода я видел, как больные, обезумев от боли, вырвались из квартала. Хуже всего то, что это может повториться, ведь мои люди не всесильны, впрочем вы и сами это понимаете. На всякий случай, возьмите вот эту пачку А-таблеток, вдруг... понадобятся. - говоря это, Александр подошел к тумбочке у кровати и достал оттуда лекарства, а вернувшись к Юлии, продолжил:
- И еще. Я понимаю, что удержать человека на одном месте - сложная задача. Но все же, постарайтесь не совершать прогулок вблизи зараженных кварталов. Тем более, что ваш дом находится рядом с Кожевенным, в котором сейчас бушует болезнь. Я благодарен вам, за то, что вы рассказали мне, про то, что творится на улицах, но эту информацию я могу получить и от патрульных. Так что, я надеюсь, что вы меня поняли, Юлия. А теперь идите к себе.

0

139

Конечно, дома у Юли были медикаменты в достаточном количестве, и пачка аскорбинок едва ли повлияла бы на ситуацию - но сам жест был очень приятным. Заботится. Беспокоится...
- Я не собиралась задерживать вас дольше необходимого, - она кивнула, с благодарной улыбкой принимая таблетки. - Я буду держаться подальше. Но меня тревожит то, что, как вы верно отметили, мой дом находится рядом с зараженным кварталом. Как и ваш. Если случится так, что этим вечером зараженных кварталов станет больше, если заденет Дубильщики или Хребтовку... Данковский не давал пока инструкций на этот счет? Что делать, если утром проснешься в зараженном квартале? куда идти, в каком порядке действовать? Если болезнь в самом деле будет распространяться, это может случиться со мной, или даже с вами. 
Юлия сочувственно взглянула на лица Александра. Вот уж и так дурные времена, а тут еще и она каркает как ворона.
- Возможно, не все люди, которые проснутся в зараженном квартале, будут больны. Надо обдумать, как отделять здоровых. Куда из направлять, через какое время признаки болезни становятся очевидны... Может быть, следует обдумать организацию изолятора? С советами Данковского, разумеется. Если горожане будут знать, куда идти и что делать, паника не возникнет.
То есть, возникнет, но может быть, не так раздуется. Ограничится меньшей площадью. Не заденет самых послушных. И то хлеб.
- Я бы задала еще пару вопросов, если можно. Можно?

0

140

Александр выслушал Юлию и на несколько мгновений задумался. В самом деле, а что ты будешь делать, проснувшись в зараженном квартале? Да, тут проблемы похуже, чем постройка баррикад. Все таки именно от Сабуровых сейчас зависели эти мелочи, которые при ближайшем рассмотрении оказываются куда значительней и важней...

- Да, спрашивайте. Сейчас любая мысль может оказаться полезной. К слову, о признаках болезни. Насколько известно, а известно сейчас нам очень мало, на первое время болезнь заметна только для заболевшего, как считается, и только по прошествии некого отрезка времени человека начинают одолевать страшные боли, а уже тогда об его болезни узнают остальные. И выходит, чтобы узнать, заболел человек или нет, нужно спросить его о самочувствии. А добровольцев на такое не найдется... А что касается того, что делать в зараженном квартале, так тут ответ один - запираться в комнате и принимать лекарства. Или у вас есть другой выход? От этой болезни можно спасаться только бегством, никто не знает как ее уничтожить, Юлия. И если не можешь бежать - прячься. Насчет изолятора Данковский ко мне не обращался, но в скором времени он должен ко мне придти, я посылал ему письмо, правда чуть по другой причине, но все же...
Коменданта прервал громкий стук в дверь, после которого в особняк прошла девушка лет семнадцати. Невзрачная, со светлыми, пшеничного цвета, волосами, худая, скромная. Одежда небогата, и даже украшений нет. Но в то же время платье не изношенное, опрятное, довольно чистое. Видно, что не из бедных, но и богатством ее семья не отличалась. Войдя, она виновата поглядела на коменданта, потом подошла ближе, украдкой поглядывая на Юлию и передала правителю письмо.

- Вот, комендант, это от Влада Ольгимского. Младшего. - при этих словах девушка покраснела, и извинившись, чуть ли не выбежала из усадьбы, плотно закрыв за собой дверь.
Александр принял письмо, и прочтя его, нахмурился. Впрочем, больше положенного времени на прочтение послания он не уделил и тут же вернулся к разговору.

- Так что вы хотели спросить, Юлия?

0

141

- Ольгимские. Вот с кем придется иметь дело.
Юля поежилась: мысль о том, что завтра утром она может проснуться и увидеть за окном Болезнь, была в само деле ужасной. С каждой секундой все более неуютной. Ей срочно требовалось обзавестись хоть какими-то гарантиями безопасности.
- Нам нужен изолятор. Достаточно большое здание, удобно расположенное. Чтобы те несчастные, кто проснется утром в чумном районе, могли найти приют, не рискуя разнести заразу дальше. Жестоко не давать такого шанса, обрекая их на гарнтированное заражение. Возможно, еще морг. На кладбище одна смотрительница, она не справится с потоком трупов, особенно если эти трупы будут заражены. Уверна, у Ольгимских есть подходящие здания на примете... и врачи. Минимум для изолятора нужен хотя бы один врач, способный вовремя распознать признаки Болезни. Данковский, возможно? Хотя не, он должен быть постоянно занят... Рубин?
Юлия задумалась, оценивая ситуацию. Знает ли уже Александр, что Стаха ищут? Если да, то знает ли, за что? Ох, ужасно интересно. Но не хочется навести на него лишние неприятности.
- Я слышала утром странные вещи. То ли Рубин убит, то ли пропал. Его дом в зараженном квартале и должно быть, в этом все дело... Вам не сообщали? Понимаю, вряд ли, но Стах - один из немногих наших врачей. Сейчас его помощь пригодилась бы как никогда.
Вот. Кажется, не перегнула. И никакой личной заинтересованности, что вы.

0

142

- Юлия, вы понимаете, что "удобно расположенного здания" для изолятора у нас в городе просто нет. Ну, или есть, но тогда этих домов три. Один на каждую часть города. Болезнь может зародится в любом квартале, и... - Александр умолк. Жалость Юлии к людям действительно была настолько сильной? Или это... не жалость?

- Да, я знаю, что Рубин пропал, знаю. - комендант вспомнил о письме, принесенном гонцом в два часа ночи, от Каиных. Догадывался комендант и о возможной причине "пропажи", но решил на этот счет промолчать.
- Юлия, Рубина уже ищут, и в скором времени найдут. - Сабуров изрядно постарался, чтобы это не прозвучало как объявление о поисках убийцы. - И если он жив - то в скором времени вы о нем услышите. Я тоже собираюсь направить своих людей на поиски Стаха, как только появятся свободные патрульные. - а вот теперь уже пришлось и солгать. Всё же свободные патрули отправятся не за врачом, а за материалом для строительства укреплений.

- Вы, что-то еще хотели спросить? - мягко но со стальными нотками в голосе произнес Александр. Сейчас ему требовалось время, чтобы обдумать весь диалог, пока еще можно запомнить излагаемый Юлией поток мыслей.

Отредактировано Александр Сабуров (2015-08-18 07:13:14)

0

143

Она вовсе не хотела быть навязчивлй и давить. Сейчас самое время мягко улыбнуться и отступить.
- Конечно. Но я уверена, что это могло бы спасти многих. И, что важнее, предотвратить панику. Хоть бы и потребовалось три, пять, десять домов - да хоть в каждом кватале, почему нет? Но я увлеклась...
Встала. Окинула Александра сочувственным взглядом, чуть-чуть улыбнулась.
- Я уверена, что вы примете правильное решение. Прошу вас, если я могу хоть чем-то помочь, позвольте мне это сделать. Перед лицо подобных испытаний просто сидеть и ждать невыносимо. Но опять же, у вас есть множество других дел, кроме как выслушивать мои жалобы. Не смею вас больше задерживать, Комендант. Я буду ждать новостей.
Юля направилась к дверям, проверив, чтобы из кармана не выпали коробочка с аскорбинками и письмо.
>>>>(Невод)

0

144

Александр молча кивал Юлии, дожидаясь, пока она покинет особняк, а когда это произошло, с облегчением уселся на кресло и подперев рукой подбородок, задумался. На все вопросы, высказанные Юлией, нужно было найти ответ, а каждую высказанную ее мысль надо было обдумать. Сабурову почему то представилось, как через минуту к нему входит бакалавр, затем Старший Влад, затем Георгий и все они начинают излагать то, что они думают по поводу чумы. Александр поморщился а после, сосредоточившись на вспоминании мыслей, предложенных Юлией, стал их перебирать. Минут через восемь он встряхнул головой и поморщился. При таком недостатке сведений о болезни, размышлять о ней  было чрезвычайно сложно. Позвать, что-ли, Исполнителя-смертника и расспросить его? Они то целыми днями находятся рядом с зараженными по тем или иным причинам, наверно могут что-то рассказать. Хотя к черту, еще заразиться не хватало...
Сабуров помассировал глаза, а после встал с кресла и прошелся по комнате, разминаясь и пытаясь составить в голове перечень тех вопросов, на которые он уже ответил. Выходило немного, даже мало. К примеру, комендант уже знал, во всяком случае, догадывался, в каких районах следует искать беглых мясников. Будут они либо в Кожевенном, в котором сейчас можно почти беспрепятственно войти в любой дом, причем предположительно в той части, которая ближе к Термитнику, либо на Заводах, так как большое количество закоулков, да и преграждающие путь заборы спрятаться помогают очень хорошо. В этом случае их наверняка обнаружат дружинники, которые разбегутся по городу в поисках материала для постройки временных баррикад. Надо бы послать еще одного гонца к командиру роты, с указаниями, как поступить в случае встречи со степняками. Ну а если они в Кожевенном... Что же, им же хуже, они все таки не боги, тоже умрут, рано или поздно.
Еще Сабуров уже решил для себя вопрос с моргом, посчитав оптимальным вариантом использовать для этого склад, желательно - наиболее отдаленный от города, но не в южной части Складов, чтобы хоть как то обезопаситься от проникновения туда беспризорников - Александр был уверен, что большая часть складских помещений за железной дорогой "снабжена" потайными проходами, лазами и скрытыми дырками. Данковский в скором времени должен появиться, и  ним можно будет обсудить эти мысли поподробнее, а пока стоит задуматься о изоляторе. Вообще, когда Юлия упомянула слово "приют", на ум сразу пришла Лара Равель. Но устроить изолятор в частном доме... Одно то, что это нарушает закон, отталкивало Сабурова от принятия такого скорого решения. Да и добираясь из Земли до Приюта, можно было подвергнуть опасности заражения не один квартал, учитывая то, что на улице есть прохожие, как считал комендант по словам Юлии. Хотя, можно просто разместить те же самые баррикады на дорогах и приставить к ним патрульных, которые бы и указали дорогу к изолятору... или моргу. На самом деле, Александр бы и не подумал размещать изолятор где бы то ни было, подвергая опасности заражения прочие кварталы, если бы не осознание того, что бунт возникнет обязательно, если среди горожан пройдут слухи, что власть предержащие решили на них плюнуть и оставлять в зараженных кварталах, ничего не предпринимая для спасения. И такая ситуация даже начинала возникать во время Первой Вспышки, ведь тогда ключ к спасению, как считал Александр, крылся в полной изоляции кварталов. Даже сейчас заборы, выстроенные тогда, зачастую мешают пройти тебе в нужное место, и если в Узлах эти помехи свели к минимуму, то в Земле, особенно в Кожевенном и в Сырых застройках, а именно той их части, которая прилегает к Заводам результат виден на лицо. Дороги преграждаются в тех местах, через которые удобно из квартала убегать большинству, что уменьшает труды патрульных в разы. Надо бы расспросить в свободное время архитекторов насчет постройки заборов через мостовые. Идея конечно, сложно осуществимая, но если для ее исполнения не потребуется заоблачное количество рабочей силы и времени - то почему бы и нет? Тогда идею с баррикадами придется оставить, но это и к лучшему. Ничто даром не пропадет - ни уже сооруженные преграды из подручных средств - ни заборы. Да, это в корне изменит облик города, но если такова цена спасения от чумы - ее заплатят.
Комендант встряхнул головой, прекратив рассуждения. Сам он и не заметил, как пустился рассуждать вслух. Впрочем, эти рассуждения можно было бы и прервать. Все же отдых нужен, это бесспорно. Александр встал, размял руки и прошелся по комнате, разглядывая предметы интерьера. Так, бессмысленное занятие, но зато можно хоть на секунду расслабиться. А еще можно что-либо прочесть - Сабуров подошел к резной, выполненной в незатейливом стиле, как и всё, что находилось в комнатах Александра, книжной полке и взял с нее старую книгу в потрепанном переплете.
Сборник приключенческих рассказов и повестей
- Такую фразу можно было увидеть на обложке книги, сохранившейся с юности правителя. Книга была привезена как подарок из Столицы, и в то время Александр читал ее запоем. Несколько раз в молодости он перечитывал ее, а потом как-то забыл про то, что она у него есть, и оставил пылиться на нижней полке в шкафу. Вообще по размерам она была небольшой, и за часа два непрерывного чтения ее можно было прочесть всю, но Сабуров ограничился первым рассказом. Забыться, уйти ненадолго в детство, от всех проблем, от всех трудностей - лучшее лекарство от усталости. И Александр погрузился в чтение...

Отредактировано Александр Сабуров (2015-08-18 21:55:34)

+1


Вы здесь » Мор. Утопия » Район Дубильщиков » "Стержень". Александр Сабуров