Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Площадь мост » "Горны". Мария Каина


"Горны". Мария Каина

Сообщений 1 страница 36 из 36

1

Мария Каина - будущая Хозяйка, дочь Нины и Виктора, прекрасная чувственная девушка, ее дом изобилирует картинами, собственными портретами, цветами. Несколько больших комнат, широкая ванная комната, второй этаж...
http://s4.uploads.ru/W4ykX.jpg

0

2

>>>Район Кожевенный, Дом Петра Стаматина

Прогулка по уже проснувшемуся, но не пришедшему ещё отчего-то в оживлённое состояние городу заметно приобрела ярких красок благодаря рассказу милостиво согласившегося сопроводить бакалавра к Каиным Андрея. Говорил он довольно быстро, но ни разу не запнулся и не задумался. Он снабжал свою экскурсию множеством самых разных подробностей, часто упоминал названия, кажущиеся несуразными не привыкшему уху. Кажется, он назвал и несколько имён, попутно внёс кое-какую ясность в представления Даниила об устройстве города в целом.
Несмотря на кажущееся благополучие, всё же с первого взгляда было видно, что местечко это - глубочайшая провинция. В целом все дома придерживались одного манера кладки и одного стиля, хотя и незначительно разнились по этажности и устройству. Всего можно было насчитать около пяти типов постройки, исключая крупные особняки, один из которых они видели сразу после выхода из дома братьев, другой - издали в районе между Глоткой и Жилкой. "Нет, дикие всё же названия. И кому пришло в голову такими жуткими словами каналы именовать?"
Название особняка, куда вёл Данковского Стаматин, вполне вписывалось в ряд тех, что он уже услышал - Горны. Но звучало как-то... Аристократичней, что ли. Да и не особняк это вовсе был, а целый ансамбль архитектурный из трёх приблизительно одинаковых строений, обращённых в шахматном порядке в разные стороны. Мужчины стояли почти у входа в то здание, что стояло особняком от двух других. По нему была видна изящность проектировки, да и вообще на этом, третьем куске земли, формировавшем город, всё отличалось несколько иной эстетикой, чем в прочих жилых кварталах: на севере промелькнуло причудливое каменное ограждение, такое же, какое обрамляло эту группу, а прямо впереди показывались из тумана шпили какого-то крупного здания - ратуши, вероятно, или чего-то такого.
- И чей дом этот?- поинтересовался Данковский, закончив рассматривать архитектуру, в которой всё равно понимал ровно столько, чтобы считать себя образованным человеком, и взглянул на стоящего рядом Андрея. С такого близкого расстояния очень явственно ощущалась разница в росте и комплекции, потому пришлось даже голову задрать.

0

3

- Собственно, здесь Каины и живут, - хмыкнул каким-то своим воспоминаниям Андрей. Металл на воротах уже не выглядел особенно свежим, регулярные дожди, влажный ветер с реки и время уже проели кое-где ржавые язвы, ослабили петли - вон как протяжно и визгливо они застонали. Всегда как-то неудобно было возвращаться в это место. Казалось, вот-вот выйдет во внутренний двор Нина, улыбнется старому знакомому... Но нет больше огненноокой Хозяйки, "Горны" также погрузились в тишину - лишь Симон то и дело отдавал какие-то распоряжения, да Мария, словно птенец, иногда покидала свою келью.
- Справа, вон в том корпусе, живут Симон с Георгием, старшие представители этого семейства, слева - Виктор, муж Нины. - Стаматин на секунду умолк, вспоминая... Столица, первая встреча с Ниной - такой прекрасной, такой... завораживающей. Иногда даже казалось - а если бы не вовремя брошенное этой женщиной слово ободрения, то довели бы братья до ума свои творения, не пропали бы - каждый в своем болоте? Но довольно...
- А здесь - Мария, дочка Виктора. Вот мы с Петром говорим тебе: "Нина, Нина", а ты ведь ее даже не знаешь. Но поглядишь на Марию - и все поймешь, она - практически полная копия матери. - взлетев по ступенькам, Андрей вздохнул и уверенно постучал в тяжелую деревянную дверь. "Только бы ты дома была, глупая девочка." - очень уж не хотелось Андрею встречаться со старшими Каинами. Симон был еще ничего, но вот Виктор одно время точно не одобрял дружбу своей жены и "безумцев-архитекторов". То ли ревность, то ли еще что... В любом случае, даже если это были лишь домыслы Андрея, последний не горел особым желанием видеть постную рожу кого-либо иного из Каиных.
   Плотная дверь не пропускала звуков, но чувствовалось - за ней есть движение, что весьма обрадовало старшего Стаматина, готового уже в худших традициях жанра бросить своего друга на пороге незнакомого дома в незнакомом городе. Но уж сильно хотелось узнать, что же такого у Каиных случилось, что аж шепотки по городу поползли...
- Гости, Мария! Открывай!

0

4

Мария Каина.
Что творилось в доме… Симон ушел в свои покои и больше оттуда не вернулся. Дядя был стар, но полон сил, никто не верил, что он когда-нибудь умрет. Никто даже думать не смел об этом. Симон погиб во внутренних покоях, а отец говорит, что это убийство. Да и Георгий утверждает то же самое. Нет, никто не мог убить Симона.
Мария была, по меньшей мере, напугана страшным утренним известием, она едва не лишилась чувств прямо на глазах у родного отца, когда после крепкого сна явилась к нему в дом, чтобы проведать.
Знакомый хрипловатый мужской голос окликнул ее. «Андрей!» - чуть было не воскликнула девушка, резко разворачиваясь к закрытой двери. Вот именно, что закрытой. Надо было впустить своего старого знакомого и давнего друга. Мария поспешила к двери, как можно быстрее отодвигая засов.
- Андрей, я…
Дверь распахнулась, но вместо привычного одинокого Андрея на пороге стояли двое: Стаматин и неизвестный мужчина в змеином плаще. «Как в сегодняшнем сне…» Мария с минуту пребывала в полном замешательстве, но потом гордо выпрямилась, расставив изящные ручки по бокам, и обворожительно улыбнулась неизвестному гостю. Взгляд полный кокетства был устремлен мимо Стаматина, кажется, она даже забыла, что еще пару дней назад в кабаке с ума сходила по этому мужчине. Сейчас ее заинтересовал другой… кхм… экземпляр.
- Здравствуйте, - произнесла она, пропуская в дом гостей. – Андрей, кого ты привел? Я его видела сегодня ночью, сразу после… - госпожа Каина осеклась, слегка нахмурив тонкие брови и устремив взгляд в пол. – Я чувствовала ночью, что кто-то явится.
«Обычным предчувствием это назвать нельзя, скорее… как мама…» - мысленно рассуждала девушка, слегка приподнимая взгляд к потолку.

Отредактировано Трагик (2011-07-20 19:04:20)

0

5

Отчего-то Андрей с неким пренебрежением "или всё-таки затаённым страхом" отзывался о мужчинах дома Каиных. Показательно было и то, что он наотрез отказался следовать за бакалавром к кому бы то ни было из них. А вот визит к Марии, племяннице Симона, был как раз его инициативой. К тому же, его достаточно вольный возглас "Гости, Мария!" косвенно указал на их достаточно если не близкие, то вполне неформальные отношения.
Им открыли быстро, дверь распахнулась практически настежь. И все приветливые и вежливые слова, которые вертелись на языке Даниила, застряли в глотке.
На пороге стояла молодая женщина. Кажется, ей было около двадцати, а, возможно, и того меньше. И она... Чёрт, она была прекрасна. Чуть встревоженная, с выражением лёгкой озабоченности на лице, со слегка приоткрытыми чувственными губами - особенно. Она была прекрасна той роскошной, дикой красотой, какой не встретишь в Столице, хоть с псами ищи.
То, как быстро девушка, несомненно, являвшаяся Марией "судя по восторженным отзывам о её матери и последнему замечанию" собралась, ни за что не желая показывать растерянность, и ослепительно улыбнулась, приветствуя незнакомого человека, только усилило впечатление.
Воспользовавшись приглашением войти, пропустив всё же от большого воспитания Андрея вперёд, бакалавр оказался ближе к девушке и получил возможность почувствовать странный запах её духов, "будто травяной". Удовлетворяя интерес Марии к его персоне, представился, кивнув:
- Даниил Данковский, к Вашим услугам...
Фраза получилась оборванной, по логике вещей за представлением должно было следовать обращение, однако как здесь было принято называть женщин, Данковский не знал.
"Госпожа? Мисс?.. Гражданка?"
Стало неловко, однако в общем это была заминка не слишком страшная. Даниилу показалось по какой-то причине, что Мария вполне могла бы обратить внимание на его смущение и рассмеяться, "по крайней мере, я бы не удивился."
Неумышленно пропустив мимо ушей упоминание о том, что он якобы явился девице во сне, Данковский взглянул на Стаматина, ища у него поддержки. Начать беседу с Каиной он сумел бы лучше бакалавра.

0

6

Андрею оставалось лишь лукаво улыбнуться, приметив изменения в тоне и поведении девушки. Проскользнули даже нотки облегчения - наконец-то юная Каина нашла себе более доступный объект для воздыхания; интересно, заметил ли Даниил, - нельзя было не заметить! - ведь не было у Марии, по собственным ощущениям Андрея, той самой женской чувственности, что околдовывает, привязывает к себе если не навсегда, то надолго, еще не было. Такая сила была у Евы, но у будущей Хозяйки - и не должно, у нее свой путь... Кстати о Хозяйках...
- Тебе снова снятся вещие сны? - негромко обратился он к девушке, хмурясь и будто ненароком отыскав бакалавра взглядом. Медик вряд ли признает существование подобного дара, даже будет насмехаться, мол, совсем погрязли в этих ваших мистических суевериях, но как можно сомневаться - ведь вот оно, чудо, живет и дышит, ходит по земле совсем рядом!
   Пройдя вслед за Марией в спальню, Андрей уже по привычке удобно уселся на кровать, спихнув с насиженного места маленькую подушку. Здесь, похоже, так ничего и не изменилось, разве что Каспар вновь сбежал из своей детской комнаты в Многогранник. Ох уж эти дети - и ведь выгнать жалко, и держать их там внутри - не дело.
- А нам так хотелось сделать наш визит внезапным, - театрально вздохнул мужчина, в следующую секунду возвращаясь к привычному своему тону. - Но мы, собственно, не с праздным интересом явились. Шепчутся люди на улицах, Мария, сами ничего не знают, а потому домысливают. У вас все в порядке? И Симон у себя? Даниил хотел с ним встретиться.
   Будто горечью запахло в воздухе, осело на обветренных губах, защипало за глаза. Недаром девушка выглядела такой.. потерянной, когда только-только отворила дверь. Искала ли поддержки? Хотела ли рассказать что-то, да вот незнакомец помешал? Конечно ответит, но уже не в той форме, не так, как было бы понятно им двоим.

0

7

Мария продолжала уверенно улыбаться, пытаясь скрыть за этой улыбкой свой усталый и напряженный вид, улыбка смогла произвести на неизвестного гостя впечатление – Марии не нужно было обладать особенным чутьем, чтобы увидеть, как расширились глаза этого мрачного молодого человека. Мужчина приблизился, а девушка кокетливо взглянула на него, но что-то в ее взгляде выдавало взрослую и умную женщину, а не типичную красивую дурочку.
- ...Мария, - закончила за гостя девушка. – Зови меня Марией, Даниил, - такой резкий переход на «ты» должен был произвести еще более сильное впечатление на мужчину. Мария, как и ее дорогая мать, умела пленять таких, как Даниил, но сейчас она была напугана, что тщательно скрывала за горделивой походкой и уверенным (хоть и чуть дрожащим) голосом. Пропустив мужчин в дом, она проводила их в небольшую спальню. Чуть томный взгляд был прикован к Даниилу, таинственная улыбка, вся ее женственность и стать принадлежала ему.
Вопрос о снах был ожидаемым, но девица не знала, как отвечать на него в присутствии господина Данкоского:
- Ночью, Андрей... Я почувствовала что-то сильное, что идет в город. А потом... Потом я видела этого молодого человека, Даниила. И еще две тени. Они шли в город.
Мария, стремясь отвлечь гостей от своих ночных видений, позвала служанку – девушку блеклую и непримечательную, особенно на фоне Марии – и обратилась к гостям:
- Чего желаете? Чай, кофе? Или может быть, твирин? – произнесла она, лукаво прищурившись. Каина села на кровать, расправив юбку определенно прекрасного платья. И снова улыбка, подаренная сразу двум мужчинам – ей не привыкать, день ото дня к ней являются прекрасные юноши, и они обсуждают с Марией будущее, которое она пророчествует утопистам. – Итак, по какому поводу вы пришли ко мне в гости? Даниил, ты же не местный? Откуда же приехал? Ведь из Столицы? Я знаю, что из Столицы... Где изволил остановиться?
«Это он... я знаю, что он тот, кого я видела во сне... наш спаситель. Что-то грядет...»
Вопрос Андрея насчет Симона заставил улыбку исчезнуть с лица Марии, а саму девушку вспомнить все подробности сегодняшней ночи... Тяжелый вещий сон, судороги, дурное предчувствие. Визит к отцу. Озабоченное лицо папы... обморок.
- У нас... Симон... – Мария вдруг потеряла нить мыслей, которые крутились у нее в голове, тонкие брови изогнулись, девушка сосредоточенно облизала губы и тяжело вздохнула. – Симона нет, - наконец произнесла Каина, набирая в грудь побольше воздуха. – Он... В покоях... он... Симона убили, - наконец, произнесла она, кусая нижнюю губу.

Отредактировано Трагик (2011-07-22 18:59:13)

0

8

- Мария,- повторил Данковский,- Хорошо.
Вольготно расположившись на кровати, Андрей продолжил разговор с Каиной в непринуждённом, чуть фамильярном тоне. Данковский счёл его поведение допустимым, не заметив неодобрения со стороны Марии, да и уверенность, с которой уселся архитектор. Сам он однако воздержался от лишних телодвижений, вслушиваясь теперь в каждое слово разговора мужчины и женщины. И чем дальше, тем меньше он понимал, о чём они ведут речь.
"Сны? Вещие? Она что, серьёзно?"
Больше всего это походило опять же на что-то местное. Настолько местное, что приезжему человеку было невероятно трудно уловить даже иронию, "которой, вероятно, они сейчас пользуются, если только им не изменяет здравый смысл", или изысканную метафору.
Даниил коротко кивнул на вопрос Марии о Столице, на который она сама же ответила в скорости, и тихо ответил:
- Пока нигде не успел, но это не важно...- когда девушка выразила скорее формальный интерес о его приюте в этом городе.
Всё это время она с каким-то снисходительным интересом разглядывала его, умудряясь почти не мигая смотреть в глаза, будто бы что-то искала там на дне. И улыбалась так благородно, загадочно, "как колдунья. Уж не очаровывает ли она меня?"- подумал бы бакалавр всерьёз, если бы не заметил, как вырывается наружу тщательно скрываемая доселе тревога в Марии, та самая, которую он заподозрил, едва увидев Марию в дверях. Она будто скрывала что-то, что при гостях говорить было неудобно, а держать в секрете - вовсе невозможно. И она всё же заговорила, набрав в грудь воздух, как перед погружением в воду.
Несколько её сбивчивых осторожных высказываний, и Данковский почувствовал себя будто ударенным пыльным мешком по голове.
"Убит."
- Ты шутишь, верно?!- обретя способность вновь мыслить, Даниил невольно подался к женщине, прижимая к груди сжатый кулак,- Брось это, что случилось с Симоном?..
"Она, вероятно, ошибается..."- крутилось в мыслях, однако сердце уже почувствовало неладное и заклокотало в груди.

+1

9

Поначалу все это походило на плохую, но еще не самую ужасную постановку - вот недоговаривает что-то представительница младшего поколения Каиных, мнется на месте Данковский, готовый, похоже, тут же распрощаться со своими собеседниками и не слышать больше того бреда, что они несут; но не так-то просто сбежать от старых и новых знакомств, а уж сколько их впереди - только богам и известно... Но как все же интересно было наблюдать за Марией, выискивающей в темной фигуре Данковского какие-то свои зацепки, знакомые черты, образ из сна - да что угодно! Кто их, Хозяек, разберет, что у них в головах творится. Интересно, выложит она ему все свои предчувствия и видения как есть, или же подготовит, мягко подведет к осознанию того, что не все в мире - чистая наука и не все подчиняется логике?
   А вот последующие вести уж точно вылились ушатом ледяной воды на обоих посетителей. Андрей подскочил на ноги, сделал шаг навстречу Марии, невольно сжимая и разжимая кулаки, заглядывая девушке в лицо, пытаясь поймать ее взгляд.
- Как... Когда?! -  Немыслимо! Симон - этот забавный старикан, этот великий человек - и мертв? Ха! Глупость какая, не может такого быть, не могло случиться. - Он же... Душа города, не меньше! У кого вообще на него рука подняться могла? Его даже грифовы подхалимы уважали, сами скорее друг дружку перебили.
   Опустились плечи, Андрей сник, внезапно весьма заинтересовавшись узором на ковре под ногами. "Невозможно, просто невозможно..."  Он дал им с Петром площадку для строительства, одобрял каждый шаг, помог найти людей, покровительствовал после смерти Нины. Сколько ему было тогда? Видимо, очень много, но жизни в Симоне, казалось, на десяток человек хватит с излишком. И чтобы он - да стал чьей-то жертвой? Да это сколько наглости надо было иметь, насколько гнилую душонку, чтобы совершить подобное?
   Гнев утихал. Ему на смену постепенно приходила та горечь, что недавно была словно разлита в воздухе - только теперь въелась в кожу, проникла в кровь, осела в груди плотным комом.
- Мария, можно... повидать Георгия? Или Виктора? - последнее имя далось охрипшему голосу архитектора с трудом. Да и зачем ему было нужно видеть страших Каинов? "Убедиться, что это правда." - неумолимо отвечал внутренний голос. Глупо было сомневаться в словах девушки, да и на такие темы не шутят, но только неистребимое упрямство и недоверие толкало к весьма глупым поступкам. Вот только интересно, отчего так это сообщение задело Данковского?

0

10

Мария с мужеством выдержала возмущение своих гостей, хотя что-то в ее взгляде изменилось, она стала более серьезной, на лице, наконец, проявилась та усталость, что девушка тщательно скрывала за маской безрассудности. Круги под глазами стали казаться еще темнее, губы пересохли от волнения, а тонкие хрупкие пальцы нервно сжали юбку платья.
- Симона убили этой ночью, - стараясь не повышать голоса, произнесла Мария. – Дядя хочет найти убийцу, но отец не верит в то, что это сделал человек. Ты знаешь, Андрей, Симон вел себя так странно перед смертью... Сразу после встречи с Исидором он заперся во Внутренних покоях и приказал всем домочадцам в течение недели не есть мяса и не пить воды. А ты, Даниил, стал предвестником гибели, - тон Марии значительно изменился. Она неверно истолковала сон, и только сейчас ей пришло озарение: Даниил не спаситель, но он сможет спасти. – Ты, Даниил, возьмешь нас всех за горло... – даже из голоса пропала та женственность и кокетство. В нем звучала сталь. Мария встала с кровати, расправила юбку и выпрямилась. Одного роста с бакалавром, она все равно будто смотрела на него сверху вниз.
Подбородок чуть опущен, глаза смотрят из-под тонких изящных бровей, губы уверенно изгибаются, с них слетают слова, которые должен был произнести взрослый и состоявшийся мужчина, а не молодая красивая девушка:
- Сегодняшняя смерть – первая, но не последняя. Симон открыл счет драгоценных жертв. Скоро их число умножится...
Мария замолчала. И только вопрос Андрея вывел ее из этой тишины:
- Георгий сейчас не хочет ни с кем говорить. Бессмысленно взывать к его разуму. Бедный дядя, он не станет вас слушать и не пустит даже на порог. А отец... Отец у себя. Он должен был уже вернуться домой.
«Если что-то его не задержало. Пусть они расспрашивают его, а меня оставят в покое. Только вот...»
- Даниил! – окликнула гостя Мария. – Я не умею просить, но должна это сделать – коленопреклоненно молить тебя об этом. Я не умею. Я привыкла повелевать, но ты должен считать это моей просьбой. Я молю тебя сохранить жизнь нескольким людям, если их судьбы пересекутся с твоей. Я знаю, что перед смертью каждого из них будет момент, когда ты сможешь вмешаться. Сделай это. Спаси эти души...
Шелестя полами платья, Мария приблизилась к прикроватному столику и начеркала на листе бумаги имена и фамилии, после чего вернулась к Даниилу и передала свернутый несколько раз листок прямо ему в руки... и, наклонившись к его уху, прошептала:
- Никому.
«Никому не показывай...»

Отредактировано Трагик (2011-07-23 20:23:54)

0

11

Хмурясь, будто только что увидел что-то мерзкое, бакалавр помотал головой и отступил, перенося вес на оставшуюся позади ногу. Это походило на дешёвый фарс, на плохо поставленную комедию положений.
И они оба были её участниками.
Что Андрей, будто ужаленный подскочивший от известия о смерти старшего Каина, что эта девушка, которая, кажется, была не вполне в своём уме.
"Они что, так развлекаются? Проклятье, я не верю ни единому слову!"
- Погоди, погоди!- перебивая Марию, ставшую, словно заклинание, твердить (шутка ли!) что-то связанное с ним, Данковский приложил пальцы к виску, затем резко отводя их в сторону,- Как это случилось? О чём ты вообще говоришь - зачем не есть мяса и не пить воды, что за внутренний покой такой? При чём здесь вообще я?! Какое, к чёрту, предвестие смерти?
"Они здесь все сумасшедшие. Что за глупости?.."
Чутьё однако подсказывало недоброе. Данковский просто не мог допустить, чтобы кто-то так жестоко смеялся над ним. Даже эта... Мария. Нет, она не была той, кто стал бы лгать о смерти своего дяди.
- И почему ты так уверенно говоришь, что это не последняя смерть?- тише и суше спросил Даниил, убедившись, что женщина его слушает.
"Мне кажется, мне только чудится, или она обвиняет меня? Да что она вообще о себе возомнила, кукла безмозглая?.."
Кукла оказалась строптива и тут же показала зубки, сообщая, что просить не умеет, но для него делает одолжение. В руки к бакалавру упорхнул надушенный листок бумаги, с выведенным аккуратной женской рукой списком из семи имён и фамилий. Удостоверившись, что Мария записала себя любимую, свою семейку и, как ни странно, архитекторов Стаматиных, Данковский успел шикнуть в ухо, пока Каина не отстранилась:
- Ты надменная девица,- затем он уже громче добавил,- Почему именно они? И зачем сохранять их жизнь?
"И причём тут, опять же, я?!"

>>>Горны. Виктор Каин

Отредактировано Бакалавр (2011-07-26 23:24:50)

0

12

Андрей верил предсказаниям и видениям Марии. А куда тут было деваться, если реальный опыт подтверждал то, что отвергал разум? Если Симон ушел во Внутренний Покой - то наверняка общаться с Ниной... Неужели он заранее знал, что умрет? И какой же должна была стать эта смерть, если требовались подобные приготовления? Чудно.
- Даниил! Все откроется, но в свое время, - поморщился Стаматин, пытаясь углядеть в окне признаки надвигающегося дождя. Серое небо не позволяло сделать даже этого, впрочем, стекло оставалось чистым, а значит в ближайшем будущем проходить насквозь промокшим не грозило никому.
- Пойдем, Виктор наверняка знает поболее о Симоне. Мария, держись. - зацепив старого друга за рукав, Андрей потянул Бакалавра к выходу, стремясь поскорее покинуть домик Марии. Ее слова в определенном смысле пугали и уж точно - заставляли задуматься. Симон не единственный, кто умрет? Нет, в этом городе, как и в тысячах других, смерть являлась для людей самым обычным завершением жизненного пути, однако если уж будущая Хозяйка и человек, что стал бы Хозяйкой, родись он в другом теле, сочли важным упомянуть об этом горьком событии - то следовало прислушаться. Сомнения Данковского и его полное непонимание ситуации начинали немного раздражать, Андрей еле сдержался, чтобы не выволочь его за собой насильно, однако понимание того, что объять столь много алогичной информации достаточно сложно, сдерживало неблагородный порыв. Как только за спинами посетителей захлопнулась дверь, Андрей отпустил Данковского.
- Власть имущие порой говорят странные вещи, Даниил. Особенно здесь, в этом городе. - Завернув во внутренний дворик, старший из Стаматиных повел медика на встречу с другим представителем Каиных, неловкость, вызванная поспешным бегством от Марии продержалась недолго, до первого же пучка пожухлой травы под ногами. - Тебе еще придется наслушаться всякого, по сравнению с чем домыслы и пророчества покажутся складной песенкой, сам проходил уже через это, знаю о чем говорю.
   Конечно, самому Андрею и Петру было легче - у них в голове изначально жила мысль о чуде, именно том чуде, что не выразить словами, мысль, не воплощенная в словах и образах, у них была Нина и ее видения, был Симон. А у Даниила - не было ничего, не считать же его медицинские заигрывания с жизнью человеческой - чудом.  И вот - еще один дом, так похожий на предыдущий, в точности повторяющий соседний, также обращенный на сторону площади и Собора. Отсюда можно было уже разглядеть очертания творения Стаматиных - величественный Многогранник. На губах Андрея невольно расцвела умиротворенная улыбка. "Мы сделали это, мы поймали свое чудо. Эх, брат..."
- Не пойду я с тобой к Виктору. Как освободишься - загляни в "Омут" - это особняк возле моста, ниже по улице. Постараюсь уговорить Еву впустить тебя, не на скамейке же тебе ночевать. Удачи, Данковский! - в последний раз похлопав бакалавра по плечу, Андрей развернулся и бодро зашагал по указанному им же адресу. Интересно, знала ли Ева о последних тревожных новостях?..

--> Район "Створки", "Омут"

+1

13

- Похоже, Симон заранее просил соблюсти траур. Я не знаю, как это случилось, я не видела этого. Отец сказал, что никто не мог пройти во Внутренний Покой. Ты со временем все поймешь, Бакалавр Данковский.
«Он мне не верит – его проблемы, немного времени потребуется, чтобы он осознал, как был неправ. Но даже мне становится рядом с ним страшно...»
Мария устало прикрыла глаза, но завершить разговор не удалось: новые непонимания, новые вопросы. Даниил был крайне любопытен и цеплялся за каждое слово, за каждую пророненную фразу. Вскоре он поймет, как эта способность может спасти ему жизнь. Сама Мария не знала, почему она была так уверена, что это не последняя жертва, но чутье, ее особенная интуиция, доставшаяся от покойной матери, твердила девушке именно эти скорбные слова.
В любом случае, Мария отвечала уже тоном более резким и даже немножко оскорбленным:
- Почему ты так уверенно говоришь, что тебя зовут Даниил? Ты ведь просто это знаешь и все, - лицо ее выглядело очень серьезным. Казалось, что сейчас она состарилась лет на десять, превратив себя не в кокетливую девицу, а в серьезную зрелую женщину. – Я чувствую, что что-то явится к нам из самой глубины, с самых нижних пластов Земли. Из далекой степи кто-то идет сюда. Многие считают, что это Шабнак-адыр. Да, степной дух. Человек не мог убить Симона, я даже начинаю верить в то, что шабнак действительно идет сюда.
В этот момент Мария с какой-то надеждой взглянула на Андрея, взгляд ее был долгим, многозначительным, но все же она перевела свой чудный взор на Даниила. Передав записку Бакалавру, она услышала о себе очень лестное мнение, но решила все-таки на него не реагировать, хотя брови чуть сдвинулись к переносице, она едва поморщила носик в недовольной гримасе.
- Эти люди нужны мне. Они спасут нас, но потом. Сейчас твоя задача – спасти их. Поверь мне, они должны жить. Я знаю, что только ты сможешь изменить их судьбы.
Мария проводила Андрея благодарным взглядом, а затем и Даниила полным сомнений взором.

0

14

Когда за мужчинами закрылась дверь, Мария негромко вздохнула. Их посещение не принесло хотя бы части желаемого успокоения, как раз наоборот - ей стало неспокойно и еще тревожней на душе.
Вряд ли столичный гость отнесся серьезно к ее словам, она видела недоверие и удивление на его лице во время разговора. Но его можно понять - на человека столько всего свалилось за один единственный день. Полный надежд и всяческих ожиданий, он приехал в город и почти сразу узнал, что сделано это было совершенно напрасно. Весть о смерти Симона стала для него полной неожиданностью. Даже сама Мария до сих пор не могла до конца поверить, что великого дяди больше нет. Все это казалось дурным сном, жаль только что проснуться все никак не удавалось.
И все же Даниил взял список. Возможно, он прислушается и позаботится об этих людях. Тяжело ему придется в городе, если он продолжит руководствоваться лишь строгой логикой и собственным разумом - здесь действуют несколько другие законы и порядки. Хорошо, что Андрей привел к ней Данковского - есть шанс, что их встреча и разговор оставят свой отпечаток, посеят зерно сомнений в мировоззрении ученого.
Мария пока не знала, что делать дальше, но одно было очевидно - здесь она не останется, иначе сойдет с ума. Тишина и безмолвие в доме были совершенно невыносимы. После непродолжительных раздумий она все-таки придумала, куда можно пойти сейчас. Девушка выскользнула из дома, закрыв за собой дверь.
---> Студия Стаматиных

0

15

"Горны". Георгий и Симон Каины.

Сердитой черной птицей Мария пронеслась через двор.
Только злость удерживала ее от того, чтобы удариться в слезы. Злость на предателя, которому верили безоговорочно. На дядю, который не принял никаких мер. На отца, у которого не оказалось достаточно влияния, чтобы решить все одним мановением руки. И на себя заодно. Войди она в полную силу – предатель вспыхнул бы сейчас алым пламенем, где бы ни находился…
Не позаботившись даже, чтобы запереть дверь, Мария выхватила из секретера бумагу. Стулья – к черту. Пристроив лист на крышке секретера, быстрым летящим почерком начертала воззвание.
Второе письмо требовало более аккуратных формулировок и тонкой игры. Как бы там ни было, а беду необходимо удержать в тайне как можно дольше.
Мария сложила записки углом, нетерпеливо покосилась на дверь – что ж, она и не ждала, что Инна придет в ту же минуту, в конце концов, у Георгия для нее свои поручения – и провела ладонями по лицу.
Неужели это все, что она может сделать?
Когда дверь, наконец, приоткрылась, и в узкую щель просочилась – нет, не Инна, а не менее перепуганная, хотя еще и не заплаканная Рута, ни одного нового адресата в горестно склоненную голову Каиной так и не пришло.
Под вопросительным – всего лишь вопросительным! – взглядом Марии Рута сжалась еще сильнее, хотя куда уж, казалось бы. Из виноватого бормотания было ясно лишь одно: Инна не придет.
«Ну дядя, ну спасибо тебе!..»
Как на него похоже: сначала многократно напомнить, что ни одна душа не должна знать, в чем дело – и тут же выбить из рук единственное оружие…  Как пошлешь простую горничную с таким компроматом? А если на словах что-то передать? Поспешно распихав письма по конвертам, Мария вдруг словно вспомнила что-то, достала один листок обратно и мстительно добавила постскриптум.
- Знаешь, где найти младшего Ольгимского? – спросила она без особой надежды, и отчаянное мотание головой было ей ответом.
«Что ж ты, милая, такая храбрая, когда туфли старые у меня выпрашиваешь?..» - горько вздохнула Мария. Конечно, когда хозяйка в хорошем настроении, отчего бы и не повыпрашивать…
- Поймаешь в Сквере мальчишку какого-нибудь, отдашь ему. Да смотри убедись сперва, что уж он-то знает. Награду получит у Владислава. А вот это, - Каина вложила второй конверт прямо в трясущуюся руку, - передашь Стаматину Андрею лично. Его ищи в «Фактусе». Иди, сегодня больше поручений не будет.
Рута не двинулась с места, и глядя на ее дрожащие губы, Каина сжалилась:
- Хорошо. Утром. И смотри не перепутай! – последние слова Мария выкрикнула уже вдогонку.

+2

16

Кабак "Голгой Хэн"
Утро третьего дня

Надо надеяться, Мария не прислала такой же записки Петру, думал Андрей, шагая по мокрому мосту через Жилку. Не хотелось бы, чтобы брат сейчас выбирался из дома. Вспомнив зловоние и бурую дымку зараженного квартала, Андрей брезгливо передернул плечами.
С другой стороны, подобное письмо  было даже лестно. Мария просила его о помощи и поддержке, а она последнее время не часто одаривала их с братом своим вниманием.  Андрей и сам не мог не признать, что за последние годы ничего, что  могло бы вызвать восхищение, хотя бы просто интерес дочери Нины Каиной ни он, ни Петр не сотворили.  Шумные пьяные дебоши привлекают дам совсем иного типа.
Мария же была взыскательна, и хотя и своенравна и порой капризна, но тверда характером. Она была по своему требовательна к себе и совсем не снисходительна к другим. Особенно к тем, кто, как она считала, слабыми быть не должны. 
Сила и огонь будущей Алой хозяйки разгорались в ней все ярче день ото дня. И Андрей искренне восхищался ей, даже больше, чем восхищался когда-то ее матерью. Возможно потому что Нина была сияющей далекой звездой с самого начала, а восхождение Марии происходило на его глазах.  Она была сразу близко и далеко, а это не могло не дразнить воображения и чувств.  Правда последнее время к восхищению все больше примешивалась досада. Потому в первую очередь, что Мария поднималась, а он сам оставался все там же, если не скатывался вниз.
И все же верь Андрей  хоть малую толику в то, что Мария согласится покинуть Город, предложил бы бежать и ей.  К тому же, что говорить, имя Каиной повысило бы шансы на побег.  Но это было совершенно невозможно, немыслимо.  И конечно Мария будет в ярости, если хоть что-то узнает, если даже только заподозрит, о его планах.
Было уже позднее утро, но небо заволокло тучами так плотно, что свет казался серым, сумеречным.  Влажный пропитанный запахом твири воздух давил грудь. Дождь моросил вроде бы совсем мелкий, но за время дороги одежда успела заметно отсыреть  и, наконец, оказавшись у ограды Горнов, Андрей итак шедший довольно быстро, еще ускорил шаг.   
Отцветшие уже цветы во дворе отяжелели от дождя и низко склонялись над дорожками.  Едва поднявшись на крыльцо, Андрей окончательно поверил, что Симон мертв, никакое чудо невозможно.  Это было всего лишь игрой воображения, подхлестнутой осенним унынием,  но казалось, что сами камни Усадьбы скорбят об утрате.
Андрей собрался было позвонить, но потом решил не поднимать лишнего шума. Было не заперто. Он вошел в прихожую, закрыл за собой дверь и остановился. Либо вернувшаяся уже Рута, либо сама Мария должны были услышать его шаги.

Отредактировано Андрей Стаматин (2014-01-16 22:34:10)

0

17

Марии было не привыкать готовиться ко сну без прислуги. Горничные, как правило, подолгу на этой работе не задерживались, и продолжать пользоваться услугами недотепы, от которой решила избавиться, Каина брезговала. А замену пока еще найдешь…
Как нужно было сейчас видение! Чтобы найти предателя, хватило бы малейшего намека, тончайшего лучика озарения. Если бы только знать, что для этого сделать… Провертевшись остаток ночи под одеялом, сбивая простыни и уже не зная, как пристроить истерзанную подушку, Мария заснула лишь ближе к рассвету.
Когда она очнулась от тревожного сна, не приносящего отдыха, утро было поздним, а вода для умывания – еле теплой. Рута не рискнула будить хозяйку, это понятно, но где носили ее черти теперь? Если она все еще не доставила письма, этот хмурый день будет последним днем ее работы…
Дверь скрипнула и захлопнулась, когда Мария почти закончила сражаться с резным деревянным гребнем, но шаги были не Руты. Горничная не остановилась бы в прихожей, зная, что ее ждут и, вероятно, гневаются. Каина отложила гребень, накинула на тонкую рубашку изрезанный шитьем пеньюар и выглянула из комнаты. Лицо ее просветлело, и она бросилась встречать гостя, на ходу завязывая под грудью тесемки. Что ж, возможно, Рута еще немного здесь поработает.
Как же рада была Мария видеть Стаматина! Несмотря на потрепанный вид, несмотря на свежий твириновый дух – это с утра-то! – он сейчас являл собой большую жизненную силу, чем вся мужская часть клана Каиных вместе взятая. Каспара Мария по привычке не учла в расчетах, но даже если и с ним… Она лучезарно улыбнулась, протянула Андрею руку – то ли для пожатия, то ли для поцелуя, это уж он сам решал, по настроению и обстоятельствам – и легко потянула его в гостиную. Теперь предстояло говорить о страшных вещах, и улыбка ее поблекла.
- Андрей, мне не на кого надеяться, кроме тебя. Обещай, что сохранишь все в тайне. Беда наша страшна.
Упомянуть сейчас про письмо Владу ее бы не вынудили и под пытками.

+1

18

Небольшая прихожая была едва освещена серым осенним светом, падающим сквозь узкие оконца.  Тускло блестело зеркало, подернутое сеткой мелких трещин.  Зеркала дом Каиных не то чтобы не любили, но вели себя здесь капризно.
Андрей уже готов был окликнуть кого-нибудь, когда из дальней двери высунулась темноволосая женская головка. Высунулась, тут же спряталась обратно,  послышались торопливые шаги, и минуту спустя Мария появилась в прихожей. Утренняя, улыбающаяся, в облаке белых кружев.
Но улыбка ее была растерянной, а лицо - осунувшимся и бледным.   Главное, в ней не было сейчас ни капли высокомерия, которого в их последние встречи хватало с избытком. 
Мария протянула Андрею  руку. В этом жесте было то же, что и в торопливом письме – мольба о помощи.  Так что Андрей вместо того чтобы пожать узкую ладонь, притянул Марию к себе, обнял и поцеловал в висок. Впрочем, без  тени игривости.  Пустота, ощущавшаяся в Горнах,  хрупкость и беззащитность будущей Хозяйки поразили Андрея. 
Смерть Симона, вспышка Песчанки, смерть Исидора. Ведь все это не было просто отдельными, пусть и значительными, событиями. Старый порядок сотрясался до самых основ, готовилось к рождению нечто совершенно новое.  Силы, стягивавшиеся в Город, копившиеся многие годы, пришли в движение. Каждое слово и действие, каждое вновь появившееся лицо перестали казаться случайным.  Ничего нельзя было предсказать заранее, даже опираясь на туманные пророчества.  Кто станет в новой пьесе марионеткой, а кто кукловодом?
Рядом с желанием бежать, терзавшим Андрея уже давно, рожденным  тоской и бездействием и подхлестнутым  страхом перед эпидемией, появилось новое.  Ему захотелось вдруг увидеть, чем же все тут обернется.   Увидеть, а возможно сыграть свою роль и сберечь то, что для него  важно и дорого.
- Расскажи мне, что случилось? -  он удержал руку Марии в своей. -  В Городе говорят об исчезновении Рубина, но я думал, у вас были причины задержать его в Горнах.  Он бежал от вас? Что он натворил?

Отредактировано Андрей Стаматин (2013-12-19 11:48:39)

+1

19

Сделав последний шаг, Мария вдруг оказалась в крепких объятиях. Это было… неожиданно. Андрей редко позволял себе подобные вольности, ведь в ответ можно было нарваться на заледеневший взгляд или даже явное неудовольствие, но на этот раз он внезапно угадал не только с моментом, но и с тональностью. Как, оказывается, нужен был ей сейчас подобный жест – выражение участия и обещание поддержки… Сырость с щегольского плаща мигом пропитала ей рубашку и коснулась теплой со сна кожи, заставив Марию поежиться, но не отстраниться. Меж ними было нехорошо в последнее время, и меньше всего ей хотелось отталкивать Андрея в минуту искренней приязни. А следом за сыростью до нее добралось тепло его рук. Оно придало ей сил.
Разомкнув объятия, Стаматин последовал за ней в комнату. Он весь был к ее услугам, сейчас как никогда, Каина это чувствовала. И взяла быка за рога.
- Он был в Горнах. Был с Симоном. А теперь… - Мария помедлила, но Андрей должен был узнать, что случилось. Только тогда она сможет рассчитывать на его помощь – настоящую, полноценную. – Они исчезли оба. И Рубин, и… тело.
Прошло уже два полных дня, а она впервые назвала Симона... этим словом. Это был какой-то чудовищный оксюморон. Что всегда представлял из себя ее невообразимый дядя – чистый могучий дух, лишь по какой-то нелепой случайности отягощенный плотью, но даже ее подчинивший своей воле. Что станется с духом, как скажется на нем то неизвестное святотатство, что вершит теперь над телом вероломный слуга? В гневе Мария отчетливо скрипнула зубами.
- Симона необходимо вернуть. Без промедления. Ты знаешь, где он может его прятать?
Надежда была призрачной, но она была. Андрей водил знакомство с разными людьми. Некоторых из них Каина не удостоила бы и взглядом, но она не могла не признавать, что и крысам порой известно такое, что недоступно сильным мира сего.
А если он и не знает – ради нее перевернет каждый камень в этом городе. Нужно лишь правильно попросить.

+1

20

Андрей сдвинул брови, ругая себя, что он не расспросил Шкиля подробнее. Кто еще мог знать о местонахождении Рубина?  Единственные ученики Исидора, пережившие Первую вспышку, и Шкиль и Рубин были не слишком общительны.  Впрочем, Шкиль, похоже, и вправду  ничего не знал. 
- Но почему Рубин скрылся? – спросил он вслух, скорее самого себя, чем Марию. -Что он мог такого узнать или сделать… с телом? 
Странная складывается картина, о Симоне говорят, что он умер, но тела нет. Тело Исидора, между прочим, тоже видели немногие.  По обычаям Уклада его предали Земле быстро и допущены были лишь посвященные.  Вроде бы два городских мудреца и защитника мертвы, но тел почти никто не видел, прощания не было. Вроде мертвы, а вроде бы и нет.  Как будто кто-то решил поиграть с обитателями Города.  Но кто?  Нет, это уже похоже на легкое сумасшествие, не стоит позволять воображению слишком уж разыгрываться.
Замешательство и слабость Марии быстро сменились яростью. Она расхаживала по комнате и соблазнительные очертания стройного тела, вырисовывались под полупрозрачной тканью сорочки при каждом порывистом движении.
- Сядь, милая, не растрачивай силы понапрасну.  Есть у тебя хоть какие-то предположения, что руководит Рубиным?  Ведь от этого зависит, где его следует искать.  Если кто-то покровительствует ему и за его действиями стоит какое-то влиятельное лицо, наверняка, убежище ему подготовили заранее.  Если же он действовал стихийно, то у него не так уж много мест чтобы спрятаться.  К степнякам он бы не пошел, учитывая обстоятельства, его право гм… заниматься тем, чем он занимается, должно быть довольно спорно для Уклада. Остается городское дно. Задам кое-кому пару вопросов.
Андрей так и так собирался побывать сегодня у Грифа. Причина, т.е. побег, сейчас казалась блеклой и неубедительной.  И все равно, в присутствии Марии об этом лучше даже и не думать.
- Кстати, - добавил он,  -  есть еще городские барышни, вот кто любит посплетничать о широкоплечем, побывавшем в боях Рубине. Они же у нас любят молчаливых и таинственных, так?  Может, и теперь что-то знают. 
А может, и помогают, подумал Андрей, но вслух не сказал.

+1

21

Ни причитаний, ни растерянности – Мария не смогла бы выбрать более подходящего рыцаря для схватки с этим чудовищем. Деловой подход казался ей сейчас лучшим оружием. Вот только помочь Андрею умными мыслями Каина вряд ли была способна.
- Не спрашивай, что он мог сделать. Все, что только придет в его вероломную голову. При одной мысли об этом меня бросает в дрожь.
Одно плохо в деловом подходе: устремившись к цели и набрав обороты, Андрей чувствовал себя хозяином положения. Вряд ли он сам об этом задумался хоть на секунду, но едва взявшись за дело – даже не взявшись, только подумав о первом шаге – Стаматин уже распоряжался в ее доме. Только сейчас у Марии не было ни времени, ни желания ставить его на место, тем более – сбивать с мысли.
Однако сесть она и не подумала.
- Я не знаю. Не знаю! – выкрикнула Мария с досадой, прекратив кружить по комнате и остановившись прямо перед Андреем. – Сходи к дяде, - после некоторого колебания добавила она. – Не уверена, будет ли он рад тому, что я тебе доверилась, но ему придется это проглотить. Судья видел Рубина последним.
Видел, и говорил с ним. Мог ли Георгий уже тогда заподозрить?.. Исключено. Лишь тень сомнения – и Рубин не получил бы ни единого шанса остаться с Симоном наедине. Но был ли дядя в себе в тот момент? Вот в чем вопрос. Вечером он казался бодр до отвращения, но то – вечером. В любом случае, раз уж силы вернулись к нему, он сможет вспомнить что-нибудь важное.  А Андрей – в отличие от нее – сумеет задать правильные вопросы.

+2

22

Ничто так не выдавало растерянность Марии, как ее готовность выпустить события из-под своего контроля и желание привлечь к делу старших Каиных.
Пожалуй, спокойнее было бы оставить все между ним и Марией и не делиться с Судьей, где Андрей собирается побывать и с кем разговаривать, чтобы отыскать коварного, или просто незадачливого хирурга.  Конечно, Георгий знал о Симоне больше чем кто либо, значит и о том, почему скрылся Рубин, мог догадаться. Вот только сомнительно, что этими тайнами, тайнами между двумя братьями, он станет делиться. Даже сейчас. Или, тем более сейчас.
Но Мария смотрела так требовательно, и совсем не хотелось с ней спорить, испытывая ее итак  пошатнувшуюся уверенность в собственных силах.
Старательно  не обращая внимания на едва скрытую тонким батистом быстро вздымающуюся грудь, Андрей взглянул Марии в глаза и произнес:
- Хорошо, я поговорю с Георгием, если он захочет принять мою помощь. Буду держать тебя в курсе. Только прошу тебя, сама будь осторожна, не ходи никуда без крайней необходимости. В Городе, и в самом деле, эпидемия. Я видел собственными глазами, это ни с чем не спутаешь.
Багровая плесень на стене дома Петра, и тяжкий зараженный воздух, и мерзкий писк крысы под каблуком вспомнились так ярко, что Андрей невольно передернул плечами.

0

23

Андрей подчинялся.
Как бы мужественно он при этом ни выглядел, какое бы личное мнение ни имел, в конечном итоге он всегда делал то, что она говорила. И это было правильно, и никого не удивляло то, что Алая повелевает, а другие покоряются. Как же иначе?
И только сама Мария знала, сколько сил и нервов вбухано в эту кажущуюся легкость в данном конкретном случае. Мария знала, а сам Андрей наверняка догадывался. Эта война нескончаема. Долгие осады немилостью, изнурительные для самой Каиной, стремительные гневные блицкриги и внезапные контратаки непокорства – это был танец, и Мария как никто понимала, что длиться он может лишь до тех пор, пока оба они слышат одну и ту же музыку.
Но никогда раньше паркет под ногами не превращался в зыбучие пески. Ей не пройти их, не опираясь на тех, кто рядом.
И пока – пока! – Андрей держал.
- Я буду осторожна, - пообещала Мария. Она не собиралась отсиживаться дома и сходить с ума от безделья, но осторожной – о да, она будет.
Каина легко сжала пальцы Андрея в своих и незаметно начала оттеснять к двери. В идеале скоро должен был явиться второй рыцарь, а каждому ведь хочется чувствовать себя единственным…
– Но смотри, о Симоне никто не должен знать! Даже Петр.
Круг посвященных и так наверняка уже был шире, чем им бы хотелось. Дядя собирался написать кому-то, и отец мог попытаться что-то предпринять …
- Кто-то из них наверняка обратится к твоему другу, - предупредила она. – К бакалавру. Или дядя, или отец. Это ничего. Он… Он все равно уже сплел свою судьбу с Городом, и ничего с этим не сможет поделать. – Мария чуть не сказала: «возьмет нас за горло», но эта метафора была довольно сомнительна с точки зрения оттенков смысла. Черный крылатый образ в ее видении был не только зловещим, но и притягательным…
- Ты давно его видел? – спросила Мария с неясной тревогой.
Она просила его беречь Приближенных. Но смог ли он уберечь хотя бы себя самого?

+1

24

Попросить Данковского отыскать Рубина казалось идеей довольно здравой. У медиков всегда существовала некоторая «цеховая» сплоченность, не то, что у людей искусства.  К тому же Даниил  ведь оказался здесь по приглашению учителя Рубина Исидора Бураха. «А ведь учитывая все последующие события, – мелькнула странная мысль, – этот факт начинает тоже обретать какое-то новое значение. Вот только какое?»  Всего два дня прошло,  а как все сплелось, как  спуталось.
Мария довольно решительно шагала вперед, принуждая  Андрея отступать к дверям. Она явно сочла, что ему пора уходить, да и не было повода задерживаться дольше, кроме разве того, как очаровательно Мария выглядела в ночной сорочке.   Так что они оказались уже в прихожей, когда Андрей переспросил.
- Даниил Данковский?  Видел его этим утром. Он был жив и здоров.
Он произнес «жив и здоров», оставляя недосказанным, и отчаянную попытку побега и все еще теплившуюся надежду, и то, что в миг их последнего разговора, от  болезни и смерти, от ядовитого воздуха зараженного квартала Данковского отделяли лишь пара лестничных пролетов и хлипкая дверь. 
В словах Марии тоже определенно была недосказанность, но Андрей не знал, какой следовало задать вопрос, а  просто уличать Марию в том, что она что-то утаила, было глупо.  Видения?.. Вряд ли она расскажет о них больше, чем уже сказала. Что же касается политики, то об этом сейчас тоже говорить казалось неуместным.
Андрей стащил с вешалки плащ и снова протянул Марии руку.
- Я пришлю тебе записку, как только что-нибудь разузнаю, – пообещал он.

На дворе было серо и затянутое тучами небо не обещало, что к полудню света прибавится. По-прежнему моросило, но Андрей уже захваченный  событиями не обращал на это внимания. Полы распахнутого плаща хлестали по мокрым стеблям травы, и пару минут спустя он уже стучал в дверь Георгия Каина.

---> "Горны" Георгий Каин

Отредактировано Андрей Стаматин (2014-02-15 00:37:38)

0

25

Домой совсем не хочется. Хозяйка опять будет ругаться, как будто есть Руты вина в том, что Инна ночью напортачила, Симон умер, а братья его каждый в свою сторону гнут. Кому ж хочется, чтоб зло на нем срывали, да чтоб лицом о дурных вестях напоминать? А вести эти куда ни глянь - совсем дурные.
Не хочется - а ноги сами несут. И явиться нехорошо, и не прийти втройне хуже. Попомнит потом Мария неверной служанке позорное бегство, а заступиться за нее некому. Лучше уж крики да тычки, чем новое место искать, после Горнов-то. Медленно, ногу за ногу заплетая, тащится Рута к дому хозяйскому, а небо хмурое, и лужа на мостовой какая-то ниоткуда и вдруг.
Прислоняется к каменному забору, из туфли вытряхнуть воду, на двери дома смотрит, глазам не верит: сам, мордой наглой, предательственной, архитектор из покоев хозяйки выходит, да уверенно так, бодро, широким таким шагом. Ровно как из кабака своего, пакость. А он ей и раньше не нравился! Еще до всего этого утра, когда сплетен она вдоволь наслушалась, еще раньше не нравился! Ну разве ж можно девице на выданье мужчину у себя принимать? Одной, да в такой ранний час? Ох, ну позору же не оберешься!
А хозяйка-то! Рута, как видит ее, вовсе страх забывает. Это что, в таком виде, наедине, мужчину?! Ох-ох, и добро бы он и правда ночевал. Неприлично, но понятно, дело-то молодое. А это же вовсе не пойми что!
Пока платье хозяйке готовит, пока кровать убирает, все молчит Рута, молчит, да как же тут смолчишь?
- А что же, передумали архитекторы уезжать? Нехорошо выходит, ночью его от Станции кулаками отгоняли, а чуть свет, он сюда скачет.
Что скачет-то исключительно от ею же отнесенной записки, Рута и говорить не стала.

0

26

>>> "Горны", Георгий и Симон Каины

Каково приходилось надменной, но прекрасной и хрупкой женщине в это неспокойное время? Переживания юных дев для Данковского всегда были загадкой, как учёный и человек он даже не пытался приблизиться к разгадке тайны женской души. Но что-то подсказывало ему, что утешение от сильного мужчины, который не приходится ей отцом или дядей, было бы кстати. Хорошо, что Даниил не сообразил, что именно от неё только что вышел Андрей - после него о себе как о сильном мужчине и мысленно-то заикаться было смешно.
После первого стука дверь не открыли, Даниил решил не медлить и войти сам - что в этом городе с этикой гостеприимства и визитов, разбираться ему было лень, не до расшаркиваний стало.
- Мария? - окликнул Даниил из коридора, - Это Бакалавр Данковский. Вы помните меня? Я пришёл от вашего дяди. Позвольте выразить вам соболезнования.

0

27

Легко порхнули пальцы по ее ладони. Он уже был не здесь, видящий цель Андрей походил на тонкую серую птицу, рвущую небо. Сам он уже скрылся за углом, а плащ только догонял его торопливо. Разумеется, Мария не специально провожала, рискуя промокнуть под моросью, просто так стремительно он двигался – глазом не успеешь моргнуть, уже ускакал, казалось, даже контуры смазывались.
Не из-за него задержалась Мария на крыльце, а исключительно в воспитательных целях. По дорожке от ворот к дому приближалась Рута. Условно говоря приближалась. «Еще медленней – и она просто начнет двигаться в обратную сторону!..» - бесстрастно отметила Мария. Дождавшись, пока верная служанка добредет до крыльца – так, что стали различимы ханжески поджатые губы – она молча развернулась и захлопнула дверь у той перед носом, будто потеряв терпение. Ни  стыда у девицы ни совести. Хотя бы ради приличия можно было изобразить спешку или хоть глазки виновато опустить… Показухи Мария не любила, но неприкрытая нерадивость раздражала еще сильнее.
Как и завистливое молчание, и демонстративное неодобрение. А уж когда рот раскрыла дерзкая девчонка… Хорошо, что делом занята была в этот момент, платье на хозяйке застегивала. А не то не миновать бы ей пощечины. О которой Мария, без сомнения, пожалела бы в следующую же секунду. Ехидство, с которым были преподнесены сплетни, решили все: долго здесь Рута не задержится. Тем меньше было причин демонстрировать ей хозяйские чувства.
- С тобой не посоветовался, - обронила Мария небрежно, всей спиной изображая безразличие.
И здесь вероломство… Да какое!.. Неужели правда хотел бросить ее, бросить их семью, оставить в страшный час?! Хорошо, что не увидеть было Руте, как румянец отливает от щек, оставляя на фарфоровом личике смертельную бледность, разбавленную розовыми пятнами. Не сейчас. Не стоит слушать дуру. Дыма без огня не бывает, но пусть эти новости сначала достигнут ее ушей каким-нибудь другим путем, не таким сомнительным. Может быть, не все так страшно… Влад живет рядом, он должен знать, что там было на самом деле…
Хотя что там еще могло быть? И так все ясно.
- Дверь открой.
Мария быстрыми щипками разогнала кровь по щекам, чтобы не появляться перед Ольгимским в облике степных духов смерти. Вот только это оказался не Владислав.
- Даниил! – с искренним изумлением и радостью Мария выплыла навстречу гостю, отодвинув с пути бестолково топчущуюся Руту.
Только ведь утром она думала о нем, и мечтала о новом видении! И вот он во плоти, бледный и с болезненно горящими глазами, но главное – живой, и с соболезнованиями, и у нее!.. Боже, хорошо, что она успела переодеться… При одной мысли о том, что она могла выскочить к нему запросто, в пеньюаре, на благородную бледность не осталось и намека.
Как у них принято здороваться, в этой Столице?.. Впрочем, какое же ей до того дело. В этом доме – здороваются так. Мария протянула Даниилу руку. Что он сделает с ней – тоже своего рода тест.
- Ты ведь знаешь, что за беда нас постигла? Дядя сказал тебе? Прости, что мы снова встречаем тебя вот так, жалобами: воистину, ты появился здесь в наш в черный час. Но, быть может, в этом и есть высший смысл?

+2

28

В этот раз предчувствие Марию обмануло: она выскочила к Бакалавру навстречу так, будто ждала его с глубокой ночи, но по выражению лица красавицы Даниил понял, что думала увидеть она совсем не его. Значит, ждала сегодня ещё гостей. Да и не её ли покинул минутой раньше Андрей?
Удивление однако быстро прошло. Тень тревоги лежала на лице Марии, от былой её горделивой надменности не осталось следа. Она протянула Даниилу свою тонкую руку, он взял её в свою и накрыл другой ладонью, точно стараясь хоть немного успокоить.
- Я скорбел вместе с вами, Мария, теперь же я в отчаянии. Вы правы, Георгий рассказал мне об удивительной дерзости неизвестного преступника. Клянусь честью, я изловлю этого негодяя, чтоб покойный был похоронен как подобает. Как наказать преступника, вы решите сами - уверен, в поступите с ним справедливо.
Данковский горько усмехнулся, сжимая пальцы молодой женщины сильнее.
- Этот горький рок, кажется, преследует меня с тех пор, как я получил роковое письмо Исидора Бураха, побудившее меня отправиться сюда. И вот уже даже друзья думают, что неслучайно я оказался здесь и сейчас. Но я не фаталист, Мария, и не желаю думать, что подвержен проклятиям. А вы считайте моё появление здесь удачей: если мне удастся помочь вашей семье, так и будет.
Простоватая, но миленькая служанка Марии, крутившаяся рядом, порядком смущала Даниила. Он бросил на неё красноречивый взгляд, но стоять в двух шагах и внимательно слушать всё, что говорил Данковский, она не прекратила. Бакалавр кивнул в сторону дверного проёма - ему не хотелось разговаривать на пороге, и, может, непонятливая служанка хотя бы тогда отстала.
- А вас я прошу оставаться дома, если только вы доверяете этим стенам. Младший Влад предупредил меня, что по городу расхаживают мясники, а Термитник закрыт. Я бы не стал делать поспешных выводов, но лучше поберечься, Мария. Я найду Влада, надеюсь, он ответит на мои вопросы. Вы могли бы попросить его помочь мне? Кажется, вас он готов послушать.

Отредактировано Бакалавр (2014-05-01 17:10:08)

+1

29

Жест вышел очень душевным. Возможно, даже более личным, чем дружеские объятия Андрея. А ведь при знакомстве он показался ей сущей деревяшкой, она даже засомневалась, может ли он быть тем темным пламенем… Впрочем, два дня в Городе не прошли бесследно не только для его тела (она отметила темные круги под глазами), но явно отразились и на духе. Слова подобали скорее идущему на бой рыцарю, нежели бесстрастному ученому, каким отрекомендовал его Стаматин.
- Неизвестного? Но ведь… - Мария задумалась. Видимо, Судья был в своем репертуаре. Очень на него похоже: демонстративно отказаться от высказывания собственного мнения, чтобы в полной мере насладиться тем моментом, когда грамотно направленный «независимый эксперт» придет к тем же выводам. – Впрочем, не хочу показаться предвзятой. И да, мы поступим с ним так, как он того  заслуживает. В этом можешь не сомневаться.
Рута уже переходила все грани бестолковости. При случае придется ей напомнить, что случается с любопытными варвАрами, а пока – стоило дать ей последний шанс проявить сообразительность и предложить гостю чашку чая.
Даниил все еще держал Марию за руку, и она легко потянула его за собой в гостиную.
- Разве можно сейчас доверять хоть каким-то стенам? Симона не защитил даже Внутренний Покой… Но я буду осторожна, если ты просишь.
Мария улыбнулась – скорее вежливо, чем нежно – и опустила руку. И тут же пожалела об этом.
Худые пальцы в черных перчатках, показалось ей, все это время служили чем-то вроде стебля, который поддерживал тяжелый цветок и питал его соками. Оторвавшись от этого стебля, Мария пошатнулась и шагнула к секретеру, чтобы вцепиться в спинку стула прежде, чем потеряет равновесие. От макушки до пят ее стиснула судорога, зрачки превратились в черные озера, и все тело застыло, напряженное, будто натянутый лук.
Далеко отсюда, в таких планах, о которых даже посвященные только слышали, перед устремленным сразу вовне и вглубь взором Марии змея вонзила клыки в собственный хвост.

+1

30

- Разумеется, Георгий назвал имя. Но это было бы страшной правдой, и никто не хочет выдвинуть ложное обвинение. Лучше обвинить невиновного или оставить на свободе преступника? Я не знаю, Мария. Поэтому поспешных выводов вы от меня не дождётесь.
Столичные барышни, гораздые падать в обмороки от малейших потрясений, в подмётки не годились женщине, что стояла сейчас перед Даниилом. Этого он ещё не понимал в полной мере, но ему ненадолго показалось, что Марии подурнело. Он уже собирался подхватить её, но девушка оказалась сильнее.
- Вы правы. Я и вовсе нигде не чувствую себя в безопасности в этом городе. Нельзя допустить, чтоб и жители вдруг впали в панику перед лицом угрозы. Угроза эта, увы, более чем реальна...
Даниил снова взял Марию за руку и внимательно взглянул ей в глаза - ему даже не нужно было наклоняться.
- Безрассудно будет покидать сейчас дом, Мария. Может, стены и не защитят вас от всех опасностей, но они смогут уберечь вас от сумасшедшего мясника. И, надеюсь, от болезни. Как только я буду знать, как избежать этой заразы, я оповещу вас, но прежде лучше не рискуйте понапрасну. А теперь скажите мне, как отыскать младшего Ольгимского и как повлиять на него. Возможно, он поможет мне выйти на доктора Рубина. Будет лучше, если я найду его раньше всех. Надеюсь, о пропаже...
Даниил осёкся, не зная, какое слово лучше употребить.
- ...тела вашего дяди ещё не знает половина города?
"Я не удивлюсь, если об этом уже судачат по кабакам. Чёртова деревня."

0

31

«Зачем так невовремя?!.» - чуть не простонала Мария вслух, борясь с уносившим ее прочь видением, таким желанным еще несколько часов назад. Искрящаяся темнота накатывала на сознание, неся образы и прозрения, и как ни горько было Марии гнать их прочь, она никак не могла себе позволить показать слабость. Только не сейчас…
Даниил продолжал говорить, и Каина, почувствовав, что справляется, сфокусировалась на его подернутом мутной пеленой лице. Его силуэт расплывался, то приобретая змеиные очертания, то будто бы прирастая копьем драконоборца, и очень осторожно Мария все же позволила видению проникнуть сквозь кожу, впитаться ядом через поры. Когда же темная волна схлынула, Каина обессиленно опустилась на стул и сжала пальцы в замок, чтобы никто не видел, как дрожат руки.
Визуальные образы удалось отогнать, будто назойливую стаю ос, но, как уже бывало раньше, обрывки пророчеств упали безусловным пониманием в распахнутое сознание. Битва Данковского не предполагает победы. Тем не менее, он будет сражаться. Будет не понимать, и биться в кровь о страшные и удивительные чудеса, и не сможет поразить врага, не нанеся смертельного удара себе самому…
Ольгимский. Если сейчас все, что она может сделать – эта малость…
- Влад…
Собственный голос показался Каиной вороньим карканьем, и она махнула Руте, чтобы та принесла воды. Приняв фужер царственным жестом – руки уже не тряслись – Мария сделала сдержанный глоток и отставила его в сторону. Передышка была совсем крохотной, но ее хватило дочери Нины, чтобы вернуть самообладание.
Каина поднялась и позволила бакалавру взять себя за руку, стараясь не слишком явно опираться на нее.
- Если он не дома, то у Станции. Знаешь, дом с заколоченными окнами… Я просила его найти мне Рубина. Предложи ему помощь. Если он поймет, что ты не меньше него заинтересован… Он будет искать выгоду. И сам скажет, что ты можешь ему предложить. Это самый простой путь. И Влад не знает про дядю.
Только сейчас Мария поняла, что руки у нее заледенели: тепло пальцев Данковского чувствовалось даже сквозь перчатку, и она была благодарна за это тепло. Но как же невыносимо было понимать, что в любой момент змея может ужалить, и тогда это сердце – без сомнения, пламенеющее сердце – остановится навсегда!.. Даниил уже отравлен этим ядом, уже сцепился в смертельной схватке с невидимым врагом…
Не зная, как выразить то, чем горела сейчас ее душа, Мария осторожно спросила:
- Скажи… Ты уже изучил врага? Ты понимаешь, что он не многим по силам? И все же готов вступить в бой?

+1

32

Где Влад может быть, и так ясно. Другое дело, что никто не мог сказать, где он находится точно. Отправиться нужно было не медля, но что-то заставило Данковского задержаться возле этой женщины.
Почему-то он не мог уклониться от ответа. С нарастающим чувством тревоги бакалавр понял, что не в силах солгать этой женщине.
- Чтоб провести исследование, нужно время, оборудование... и материал. Ясно уже, что эта болезнь передаётся контактным путём... или воздушно-капельным, возможно. Я... столкнулся с ней лицом к лицу, Мария. Если бы не молодой Бурах и Михаил Шкиль, ученик его отца, я не говорил бы сейчас с вами.
Если женщина погонит его сейчас из своего дома, она поступит абсолютно правильно. Как знать, не разносит ли Данковский, сам того не желая, заразу?
Он безответственный врач. Таким как он нельзя доверять судьбы даже отдельных людей, не то что целых городов.
- ...я знаю, на что иду. У меня нет выбора, величайшей подлостью было бы сделать вид, что это меня не касается. Простите за то, что не рассказал вам. Это только породило бы лишний страх.
Данковский на самом деле не знал, на что идёт, но подлецом действительно не был.
- Мне придётся ещё повстречаться с болезнью, если я захочу непременно изловить её, заключить в стекло и уничтожить.  Как знать, может быть, это тот вызов, которого я всегда ждал от судьбы? Теперь это моя битва, Мария, но я не буду говорить вам, будто не боюсь.

Отредактировано Бакалавр (2014-05-07 18:40:12)

+2

33

Мария невольно сжала руку Данковского, сама не зная, было это ободрением, благодарностью – или прощанием. «Только не это»… Судьба его не была предопределена, но висела на тонком волоске удачи, и пока волосок выдерживал немалые бури. Вот только сколько их еще впереди?
- Я восхищаюсь тобой независимо от ее исхода. Хочу, чтобы ты знал об этом. Если кто-то и сможет победить этого врага – только ты. Судьба привела тебя на наш порог в этот час.
Наверное, так в старину провожали на войну мужчин. И все же Мария достаточно оправилась от видения, чтобы не позволить себе ничего, что могло быть истолковано превратно. Она поможет ему, чем сможет, но ни к чему сейчас обещания и посулы. Это и в самом деле его битва, так пусть же он идет по этому пути не ради награды, а по велению сердца. Раз уж – по велению сердца ли, по прихоти ли судьбы – рассвет застал его на берегах Горхона, а не на дальней пересадочной станции.
Потому что теперь Каина знала безусловно, как если бы сама была там: не одного Андрея влекла сегодня ночью Станция и безопасность, которую она сулила. Только Стаматин и теперь опасно балансировал на грани позорного бегства, как бы тщательно он не скрывал свои мысли, а вот Даниил… Похоже, Даниил останется с ней. По крайней мере, пока не победит. Или не проиграет. Но с ней – до конца. Сейчас его битва отчаянна, безнадежна и страшна, потому что дело, за которое он сражается, почти проиграно. Но он ведь умный человек. Очень скоро он должен понять, что на кон поставлено гораздо больше, чем жизнь маленького городка, каких тысячи. Мария никак не могла придумать, как заставить его увидеть важность того, о чем она просит, но, возможно, не нужно никого заставлять. Истину не скроешь, и рано или поздно, как бы невероятна эта истина ни была, он увидит и поймет, за что сражается на самом деле.
Главное, чтобы Данковскому удалось дожить до этого момента.
Ей хотелось задержать его рядом подольше: казалось, с каждой секундой, что он рядом, ей все больше удавалось понять – и про него, и про его роль в этой страшной пьесе. Вот только времени не было. Совсем. Ни у кого. Но у Даниила – в особенности.
- Ты расскажешь мне, что тебе удастся выяснить?

+1

34

- Я не герой, - тихо ответил Даниил, когда Марии пришло в голову начать восхвалять его. Излишней скромностью Данковский не отличался и заявлять о себе умел, отчего был известен далеко за пределами консервативного научного общества. Но отчего-то слова этой женщины его смутили. Возможно, потому что выступить на поле битвы с врагом столь неуловимым и коварным в одиночку он бы не хотел.
Однако нечто в её тоне, взгляде, движениях, в чём-то между строк он почувствовал поддержку. Он был действительно нужен ей и её семье, всем людям, которые стояли за влиятельным домом Каиных, а в какой-то мере - и всему городу. Даниилу было о что опереться и куда падать, если вдруг придётся. Жаль, с "Танатикой" всё было совсем иначе: она, быть может, нисколько не меньше нужна была людям, только тем было совершенно плевать.
- Если я всё выясню, то не стану вас жалеть. Я сообщу вам, как только что-то будет известно. А пока поберегите себя и позаботьтесь о том, чтоб ваши отец и дядя тоже напрасно не покидали своих домов. Они нужны Городу живыми и здоровыми.
Данковский поднял руку Марии к своему лицу, поцеловал её, сжал и отпустил.
- Не желайте мне удачи. И не прощайтесь.
Бакалавр хотел вернуться к ней - не важно, с хорошими новостями или с плохими. Он просто хотел ещё раз ступить на её порог.

Жилище младшего Влада

Отредактировано Бакалавр (2014-07-10 21:03:50)

+1

35

Мария не стала прощаться.
Мария даже не стала провожать его, оставив это Руте. Потому что удержаться от того, чтобы долго смотреть ему вслед, оказалось бы непросто. А это было не нужно.
Она закрыла глаза, стремясь вернуть так невовремя нахлынувший и ушедший шквал образов, зацепиться за то знание, что он оставил трепыхаться на отмели ее сознания, словно мелкие рыбешки.
Вероятно, там было что-то более важное, чем бьющиеся в стекло птицы – черная, белая, и две серых – но сейчас, спустя время, отчетливо читался только этот образ. И по этому поводу следовало что-то предпринять.
В очередной раз.
Андрей так увлеченно взялся за дело… Возможно, если происходящее здесь и сейчас покажется ему важнее и перспективнее, даже невзирая на опасность, удастся отвлечь его мысли от нежелательного направления? Симону это неизменно удавалось. Ей – с переменным успехом. Ну найдет он ей Рубина… что само по себе будет замечательно, но ведь после этого он снова…
Сидя дома, ничего она не добьется. И что с того, что буквально каждый счел своим долгом умолять ее не выходить на улицу? Не бродит же госпожа Язва по дворам, гремя косточками. Во всяком случае, пока. И как минимум в Каменном дворе. А начать можно не с такой уж дальней прогулки. Мария до сих пор не завтракала, а принимать пищу в компании Руты, особенно после того, как та оказалась права насчет Стаматина… Кусок в горло не полезет.
Итак, первым пунктом плана – выяснить, на что оказался богат сегодня кулинарный талант Инны.
-->Георгий Каин

Отредактировано Мария Каина (2014-09-23 14:37:55)

0

36

--> "Горны". Георгий и Симон Каины.

Мысль еще не оформилась как следует, но в этом озарении определенно что-то было. Твирь – рецепт – что-то новенькое – твирин – кабак – Андрей…
Вряд ли Исидор гнал банальный самогон и тем более вряд ли именно им хвастался перед Симоном. Вероятно, в сочетании трав этого несимпатичного веника действительно была какая-то внутренняя красота – в играх маленькой Маруси он обычно играл роль какой-нибудь страшной степняцкой тайны. Тем более вряд ли, что Андрей лично сможет его использовать без консультаций с кем-то, способным хотя бы опознать составные части. Тем лучше. Значит, это займет его надолго.
Оставался открытым вопрос, как отдать ему этот веник, чтобы это не выглядело подкупом со вполне определенной целью. По крайней мере, не столь явно. Но это она решит чуть позже, главное – найти.
Сундуки под кроватью, детский хлам, шкаф с ненужными сувенирами и надоевшими безделушками… Секретер с важными, но пока не востребованными бумагами… Даже комод, где томились старые вещи, которые жалко выбросить и некому отдать – где же? Рута металась вокруг, как курица, всплескивая руками и причитая. Ей это потом убирать.
Мария встала, прикрыла на минуту глаза, потом решительно направилась в комнату брата.
Ящик с солдатиками, ворох деревянных сабель, игрушечный паровозик с разноцветными вагонами – все гораздо дольше, потому что Руту она сюда прибирать не пустит, а перевернутые ящики взбесят Каспара до предела, если он вдруг оторвется от своих новых игр и соблаговолит заглянуть в родной дом.
Марии уже начало казаться, что пучок трав просто приснился ей, как и игра в жертвоприношение – последняя, где он мог фигурировать – когда под коробкой с дуэльными пистолетами он нашелся, уважительно завернутый в пожелтевший лист бумаги. Завернутый, к счастью, плохо, иначе она бы его точно пропустила.
Что ж, будем надеяться, что роль взятки он исполнит не хуже.
Мария накинула плащ и вышла в сырой день, невнятно что-то хмыкнув на жалобный вопрос Руты о времени обеда.

--> Кабак "Голгой-хэн"

Отредактировано Мария Каина (2014-12-01 15:38:12)

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Площадь мост » "Горны". Мария Каина