Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Средний район » "Сгусток". Владислав Ольгимский


"Сгусток". Владислав Ольгимский

Сообщений 51 страница 72 из 72

51

«Ещё бы, какой-то мальчишка будет судить меня! Да что он вообще о себе возомнил?» — недовольно фыркнул Ольгимский, поглядывая на Бураха. Лезет вперед батьки в пекло, весь в Исидора, ничего не скажешь. Тот тоже пытался быть в каждой бочке затычкой, совал нос не в свои дела. Немудрено, что его убили.
— Ничего страшного, Артемий, я могу понять ваши порывы, однако, поймите и вы, в данном случае ваши намерения просто губительны, — Влад развел руками, будто говоря, что ничем помочь не может. — Ситуация сами понимаете какая... Народ в панике, откроем Термитник после слухов о Песчаной язве — поднимется волна недовольств.
Владислав сделал глубокий шумный вдох и опустился в кресло, предварительно осведомившись у собеседника, не против ли он того, что дальше боос Влад будет продолжать разговор сидя.
— Устал, знаете ли... — вздохнул он. — Твирь не очень благоприятно действует, — и тут же, словно в подтверждение своих слов, мужчина закашлялся.
— Будьте уверены, Артемий, — сипло посмеялся Ольгимский, — слухи о влиянии Сабуровых очень сильно преувеличены. Пока не объявлена чрезвычайная ситуация в Городе, он никто, так что вам опасаться нечего. Но да... Александр уже давно все для себя решил и врядли кто-нибудь его переубедит. Он абсолютно уверен, что именно вы убили своего отца.
Собираясь с мыслями, Влад внимательным взглядом оценивал состояние гостя. Бурые псина нас его одежде явно свидетельствовали о несомненно увлекательном приключении, которое ожидало Бураха по приезду в Город. Но выглядел он здоровым. Это хорошо.
— Вам не следует заставлять его ждать. Дело с наследством не терпит отлагательств. Немедленно отправляйтесь в «Стержень». У вас есть карта? Впрочем, неважно.
Ольгимский достал их небольшой тумбы карту Города со множеством пометок, ткнул в дом с подписью «Стержень» и вручил Бураху.
— А теперь идите.

0

52

- Благодарю вас, пан Владислав.
Артемий принял карту, даже окинул её взглядом - но схематичные изображения домов и улиц не сложились в единую картину. Голова кружилась то ли от голода, то ли от гнева.
Этот человек, сидящий перед ним и снисходительно ожидающий его ухода, знал если и не все, то куда больше, чем говорил. Запертый Термитник, смерть отца, Песчаная язва... Любой рабочий на Заводах понимал о происходящем больше, чем он - сын и наследник не последнего человека из Уклада! И вместо того, чтобы заняться делом, он вынужден тыкаться как слепой котенок, лишь надеясь, что кто-нибудь расскажет ему наконец чуть больше!
Порыв выхватить нож и получить здесь и сейчас ответы на все интересующие вопросы в полном объеме вспыхнул - и угас при взгляде на Ольгимского. На плечах немолодого, уставшего мужчины лежала ответственность за сотни жизней, его неверное решение могло повергнуть весь Город в хаос, а перед ним стоял относительно здоровый, ни за что толком не отвечающий мальчишка, и обижался на предложение пойти и решить свои проблемы самому.
Бурах благодарно кивнул Ольгимскому, развернулся и покинул его дом.

>>>>"Сгусток". Виктория Ольгимская-младшая

Отредактировано Артемий Бурах (2012-05-17 14:28:10)

0

53

>>>Cтержень. Сабуров.
Влад открыл глаза. Он лежал на отцовской кровати. Кажется, перепалка с Сабуровым его утомила. Да ещё и по дороге попался посыльный, несущийся со всех ног, дабы доставить Коменданту срочнейшее письмо, а вместе с этим счастье и радость. Ведь на письме была печать, которую Влад знал очень хорошо. Да и бумага, на которой было написано таинственное послание, лежала сейчас аккуратной стопкой рядом, на тумбочке. Что бы ни было в письме, Влад догадывался, что его отец, где бы тот ни находился, уже сдал всю сферу их влияний с потрохами. Как мозг при кислородном голодании отключает все конечности, оставляя лишь самое важное.
«Проект!»
Влад встал, прошёл по комнате, рассуждая, что делать дальше. Стоило наведаться к Гаруспику.
«Если Бакалавр предпочитает работать с Комендантом, то придётся идти к тем же целям чуть иными тропами. Сейчас, конечно, будут связаны руки, но… Даниил разумный человек, и Артемия в обиду не даст, также как и МЫ. Но лучше предусмотреть всё».
Ещё один рассыльный. Бумага была адресована Тяжёлому Владу, но Харон пожал плечами, дал посыльному немного денег, и, закрыв дверь, распаковал конверт. С первых же строк холод пробежал по всему телу.
«Эпидемия? Тогда, когда единственный человек, способный понять суть происходящего, и взять всё в свои руки мёртв, а его сын в опале. Кошмар! Что нам теперь делать?».
Кинув письмо на стол, Влад заходил кругами по комнате, затем взял графин, налил воды в бокал и залпом его осушил.  Затем ещё один.
«Почему у Отца вечно нет кофе? Или он есть, но надо его усиленно искать. Сейчас бы это помогло. Ладно. Пока что, план прост – поговорить с Артемием и быть может с Грифом. Но это после. Сначала в Театр».
Поискав глазами по комнате, Влад обнаружил горстку орехов и, закинув их в рот, вышел в ночь.
>>>Театр

+1

54

>>>Убежище Бураха
Город был достаточно спокоен, но вот Степь бурлила. Когда Влад покинул бураховское жилище, то его уши сразу настиг странный звуковой коктейль из рёва быков, звука каких-то горнов и непонятного чарующего гула. Как же велико было желание тогда развернуться и пойти не с в сторону Сгустка, а туда... Но Ольгимский понял, что если сейчас углубится в Степь, то там же его и найдут Одонхе или Дружинники. Так что путь оставался один - через заражённый город в отчий дом. Накрапывал противный дождь, под которым мокли с каменными лицами Сабуровские посты. Но не единого заражённого до самого дома
"Может, последний раз так спокойно можно пройтись? Лови момент, Харон!".
А через несколько минут уже и Сгусток появился в поле видимости. Пара пьяниц о чём-то спорила с Червём в двух шагах от входа в комнаты Капеллы. Влад прошёл мимо них, стараясь не привлекать внимания, и проник внутрь отцовского кабинета.
- Отец, ты здесь?
"Тишина. Ясно... Нужно будет выяснить, где он шастает".
Влад присел на Софу и тут же сон начал его одолевать. Уже автоматически Влад лёг.
"Завтра нужно... Бурах и сам напишет, если что-то... А что там Гриф... И...".

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2013-05-14 01:32:40)

0

55

Влад открыл глаза. Комната слегка плыла перед глазами – сказывался вчерашний твирин. Помахав головой, Ольгимский задумался
«Надо пойти в домик у станции и узнать – осталось ли у меня кофе. У Отца оно есть, но я не хочу тут рыться. Хм… А ведь его явно не было дома. Что-то тут не так».
Харон поднялся с кровати, размял шею и правую руку, которые основательно отлежал. Пришла ещё одна мысль.
«Подожди, Влад. А что там – на улице? Объявление об эпидемии, это ведь не просто так. Даже не знаю, что хуже. Тот факт, что Шабнак гуляет по городу, или то, что люди полностью дезинформированы! Хотя, доля здравого смысла тут есть. Началась бы паника, мародёрство, бунт Одонхе, очень может быть. Хм… Я подумаю об этом по пути. Сейчас нужно что-то придумать, насчёт… экипировки».
Влад спустился в отцовский подвал, попутно вытащив бутыль Твирина из стойки, и засунув в сумку. Искомое обнаружилось весьма быстро. Влад помнил, что всё это не является панацеей, но плотный плащ, защитная маска, перчатки и высокие сапоги – это лучше, чем ничего.
«При первой же возможности неплохо бы передать это сыну прошлого владельца. А себе прикупить у Грифа то, что он давно припрятал в закромах. Тот плащ и маску не проест никакая зараза».
На этом Влад покинул Сгусток и отправился к Станции.
>>>Жилище Младшего Влада

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2013-11-29 21:49:17)

0

56

>>>Управа
    Тяжелый Влад злился. И идиотский мелкий дождь, заставляющий прикрывать глаза каждый раз, когда идиотский ветер  начинал дуть прямо в распухшее от недосыпа напополам с твирином лицо, не был основной причиной. Избавляться от рудиментарных привычек организма, выработанных в прошлом, Ольгимскому-старшему всегда было тяжеловато - наверно, виновато врожденное бычье упрямство, проявляющееся даже на стыке физиологии с психикой. Потому всякий раз, когда возникала ситуация, опасная потенциальной безвыходностью при попытке поиска с применением здравого смысла путей удовлетворительного её разрешения, которая требовала немедленных действий и грозила проблемами, в том числе, и физического рода - голова становилась горячей, лицо красным, хозяина переполнял адреналин, а разум уступал главенство в принятии решений животному началу. Когда то в прошлом подобная способность не раз спасала Большому Владу его толстую бычью шкуру: на ранней стадии формирования капитала и власти ему неоднократно попадались родственные по характеру субъекты, точно так же не ограниченные никакими моральными нормами поведения, которые были сильно недовольны складывающейся системой перераспределения материальных ценностей.
    Однако на данный момент единственным результатом этой отличительной черты организма Ольгимского явилась оставшаяся бессонной ночь в Управе, проведенная в компании нескольких бутылок твирина, которому бурлящая адреналином кровь не дала навеять обыденное и столь необходимое сейчас состояние покоя и расслабленности. Кроме того, у Тяжелого Влада чесались кулаки, что затрудняло процесс мышления, потому что приходилось каждый раз, раздумывая над очередным фигурантом ситуации, терять время на то, чтобы отбросить наиболее желанный в данной ситуации вариант «набить морду».
    «Что же придумать, кого же привлечь...» - Влад повернул ручку входной двери, - «не самому же браться за дело, стар уже для таких делянок, да и на виду сейчас». Вариантов оставалось немного – деликатнее всего с этой проблемой мог разобраться Гриф. «Он, конечно, прикрывается каким-то воровским кодексом... Ну ладно, придется покрыть терзания материально», - Влад скривил лицо. «Скотские же Скотобойни», - процедил Ольгимский со злостью сквозь зубы и со всей силой ударил по прикроватному столику здоровым кулаком. Столик привычно жалобно скрипнул. «И не прогадал ли я с Сабуровым при всех этих делах?» - идея начать таскать каштаны из огня чужими руками пришла в голову боосу сразу же, как пахнуло жареным. «Нет, ну не себя же подставлять под ответственность?! С другой стороны, Сабуров мягкотел... Эх, валить надо из города, забрать сына с дочкой и валить. Бросить всю эту чернь тут дохнуть – от меня не убудет. С другой стороны - как же тогда дело, деньги? Эх...» - Ольгимский тяжело вздохнул.
    «Ладно, прижму всех к ногтю, не в первый раз слабачков на место ставить», - совершенно неожиданно боос почувствовал, что его клонит в сон, возможно, что твирин наконец начал перебарывать старого бычка - «надо только переодеться будет во что-нибудь, чтобы лицо поприкрыть. А то зачем кому-то знать, что мне с ворами общаться приходится». Это была последняя мысль в голове Большого Влада перед тем, как он закрыл глаза, а ещё через пять минут раздалось равномерное глубокое посапывание спящего человека.

+1

57

----> "Склады"

По Городу легко прошлось - чай, ещё кордоны не поставили, горожан в их собственном городе ловить. А и поставили бы - каждая дырка в заборе памятна, и на каждую дырку соглядатаев не напасешься.
С неба дождик моросил, легкий, противный, Гриф воротник поднял, шагал быстрей, чтоб не намокнуть особо. Даже сигаретку на ходу не курил - не хотелось, душа не лежала.
Тенью серой, птичьей, по улицам промелькнул - и в дверь "Сгустка" застучал.
Приближенные по обычаю дверей не запирали - нет такого придурка, чтоб у них красть - да только вежливость требовала.
А ну как спит Влад или там не настроен гостей принимать?

0

58

    Владу снился странный сон. Лица персонажей разглядеть не получалось, как всегда, впрочем. Сон был про детство. Кучка совсем маленьких мальчишек спорила о взрослых.
    Часть из них утверждала, что не имеют право взрослые запрещать детям гулять после десяти, есть столько сладкого, сколько хочется, и вообще так руководить теми, кто хоть и меньше ростом и габаритами, но уже исследовал, облазил все окрестности и даже побывал в страшном и темном Заброшенном Доме за Складами. «И уж что точно», – говорил самый бойкий и самый низенький из них, - «когда я вырасту, я буду позволять своим детям все».
    Вторая половина спорщиков(кто постарше может на год, а кто и того же возраста), в числе которых оказался и Владик, настаивала на том, что хоть запреты и неприятны, но без них не обойтись, если хочешь дожить до роста взрослых. «Подрастешь - поймешь», - авторитетно высказывался толстый краснощекий мальчуган, с авторитетом которого крайне трудно было спорить: во-первых он был на целых два авторитетных года старше остальных, во-вторых родители подарили ему новенькие часы, на циферблат которых он авторитетно посматривал время от времени.
    Но спору не суждено было завершиться победой одной из сторон: кого-то позвали кушать родители, кто-то должен быть кормить щенка или доделывать домашнее задание, а особенно шумных спорщиков, которые все не желали расходиться, шугнул бакалейщик, которому надоело, что возле его лавки кто-то вопит и мешает таким образом его спокойствию(часть аргументов он, к сожалению, слышал и они, если судить по выражению лица, вызвали в нем чувство тоски со злостью, как бывало всякий раз, когда кто-то брался с умным видом судить о его торговом деле, ничего в нем не понимая, и не обладая и десятой частью его опыта) и продажам.
    Лично Владик после всего плотно пообедал и с удовольствием улегся по требованию родителей на послеобеденный сон.
А глаза открыл от стука в дверь.
    «Ну и чушь все эти сны. Интересно только мне, а почему я стоял среди тех, кто повзрослее?», - подумал боос. «Впрочем, плевать, надо переделать сегодня кучу дел, а не дрыхнуть... Ах ты черт, сколько же я проспал?» - Влад глянул на часы. Затем поднялся, помотал головой, прошаркал к двери, открыл её. За дверью стоял ухмыляющийся как всегда Гриф. Влад рывком затянул Филина внутрь и захлопнул дверь.
    «Я ж тебе говорил, бандит, не приходи ко мне домой, если надо чего – людей пришли», - произнес быстро и со злостью Тяжелый Влад. «Сам же знаешь, если прикроют меня – ты рядом быстренько окажешься», - добавил он с ударением на «Ты». «Впрочем», - смягчился Большой Влад, - «тебя то мне и надо. Давай выкладывай, чего хотел, да покороче, а потом и о моих делах поговорим». Ольгимский оперся рукой на комод, который стоял рядом с входной дверью, всем своим видом показывая, что дальше порога он Филина пускать не собирается.

+3

59

Никогда-то Грифу в "Сгустке" не нравилось. Ощущение тут всегда тяжелое, давящее создавалось. И вроде и картина в прихожей богатая, и занавеси плотные, красивые в основной комнате видать, и ещё всякое, на что вору самое то праздным взглядом попыриться, хоть для интересу...
А не лежала душа. Потолок на плечи давил. Да и Влад с его пренебрежением - уж столько лет партнерствуем, боос, не пора ль перестать за шваль почитать да за порог нарочито не пускать? - особо приятным собеседником не был.
Притерся Гриф плечом к косяку, руки скрестил. И закурил бы, пожалуй, да ладно уж, чего нервы зря Ольгимскому трепать, и так тому на шестой десяток счет пошел, сердечко, говорят, пошаливает - а чего ж ему не шалить, если нервничать то и дело да твирином те нервы полировать...
- Пожар у нас вчера был, - сказал не так чтобы спеша. - Слыхал, али я первым доложиться успел? Товары не пострадали, да и горело там в одном месте, по всей территории не гуляло...
Глянул искоса, уголки губ в улыбке поднял.
Вот, мол, я молодец какой. И товары уберег, и пожар своими силами потушили.

0

60

    Влад нахмурился и плотно стиснул зубы, настолько, что даже на толстом лице было стало заметно, как жевалки заиграли на скулах, сжал кулаки, вытолкнул через раздутые ноздри воздух. Закрыл глаза и сосчитал от одного до десяти и обратно. Ещё раз глубоко выдохнул.
    «То что ты говоришь, что товары не пострадали – это не до конца правда, не бывает, чтоб пожар и совсем без следов. Поэтому я задам тебе один вопрос», - боос опять сжал кулаки, впившись ногтями в ладони в попытке сдержать ярость и не начать душить стоящего напротив Грифа, - «каков ущерб в денежном эквиваленте?». «Хотя ты знаешь», - глаза Ольгимского налились кровью, - «пожалуй, переформулирую вопрос в более очевидной форме: сколько я получу от тебя денег...» Влад схватил стоящий на прикроватном столике стакан и со всего маху швырнул его в противоположную стену, звук наверняка распугал всех соседских кошек, битое стекло разлетелось по всей комнате, а на стене остался заметный след. «...СВЕРХ», - Ольгимский перешел на крик, - «стоимости моих товаров в учет морального ущерба, который ты мне сейчас приподнес, обозначив, что мне приходится работать с ворами, которые, кроме всего прочего, не могут выполнить то, чего от них требуют!»

0

61

Вот чего Гриф никогда не умел - хоть режь, хоть револьвер к виску приставь - так это лебезить да унижаться. Оттого и недоумевал в глубине души - и как только получилось с Владом сладить, вывернуться да в официальные работники пробиться. Не то таланты по юности были погибче, чем сейчас, не то боос хоть стаканами не швырялся...
Какой-то части, если уж по чести, хотелось дернуться да Владу к горло бритву приставить. Вчера славно порезвился, темному волю дал, и теперь порыв удивительным не был. Удивительным было скорее то, что удалось руку сдержать, глупости собственной не поддаться.
Пусть кричит Влад, пусть хоть всех собак спустит да десяток раз висельником назовет. Кто к нему ещё на такое жалование пойдет, и кто поручится, что драгоценные его склады в первую же ночь не сгорят синим пламенем, как кладовщики ворами станут официяльно.
Пусть кричит. Чай, рано или поздно горлышко сорвет-то.
- Ты с меня, вроде, услугу какую хотел, - сказал примирительно, чуть не нежно. - Скажи, чего надо, а там посмотрим, как платить друг другу будем.
Стакан поблескивал осколками у стены.
Следующий вполне мог полететь Грифу в голову - с владовым-то темпераментом.

+1

62

    Ольгимский резко распахнул сервант, достал бутылку твирина, посмотрел на Грифа и... немедленно выпил. Сделав пару немаленьких глотков, он ещё раз посмотрел на Филина, оценивая реакцию, делано усмехнулся и передал бутыль Грифу, обозначая тем самым, что действительно уже пора переводить неудачно начавшийся разговор в более конструктивное русло. Дождавшись пока собеседник тоже совершит ритуальные глотки, забрал бутылку, стараясь подчеркнуть более деловой, нежели чем какой-либо иной, характер жеста в частности и статус их с кладовщиком взаимоотношений в принципе.
    Влад продолжал злиться, но вместе с тем накатило чувство мрачного удовлетворения – не придется затягивать постановку, умел Гриф быстро переходить к самой сути вопроса, все понимал с полуслова. Когда надо. Ему надо. Неплохо было бы, конечно, чтобы склады с товаром ещё не горели, но тут уж ничего не попишешь – в это тяжелое время всем приходилось терпеть непроизводственные убытки.
    «Итак», - боос побарабанил мясистыми пальцами по столику, где уже не стоял стакан, - «что творится в Городе, я думаю, что ты знаешь». «Неспокойно, да, совсем неспокойно», - Влад поднял взгляд, - «на улицах по рассказам черти что творится, не твои случайно лютуют?» Ольгимский усмехнулся. «Впрочем, мне бы свою безопасность и безопасность семьи обеспечить, искать никого не собираюсь. Одним словом, мне нужно огнестрельное оружие», - боос развел руками, - «а в Городе с этим беда, совсем беда, все Сабуров позабрал, но ведь не зря же я с тобой дела вожу, знаю ведь, что достанешь, если надо».
    «Кроме того», - Влад сделал значительную паузу, примериваясь к словам, - «из Термитника сбежало трое мясников, хоть всем было велено внутри сидеть. И я боюсь, что оказавшись в Городе, или они чего-нибудь учудят, или взволнованный народ их на копья поднимет, нехорошо это все, Городу ссора с Укладом явно на пользу не пойдет. Твои то ребята везде шныряют, может, найдут где...» Ольгимский глубоко вздохнул, подводя в голове итог. «Словом... если они этих троих на Склады приведут, там придержат немного да меня позовут – побеседовать с ними и объяснить, что указаний слушаться надо», - боос потер костяшки кулаков, - «буду благодарен очень тебе, про ущерб на Складах забуду, да ещё сверху получишь» .
    Влад задумался ещё на полминуты. «И... да, давай уж сейчас без торгов обойдемся, либо берешься за дело, либо кто-нибудь Сабурову с его гвардией шепнет ненароком, что на улицах твои ребятки орудуют, да и где искать намекнет».

Отредактировано Владислав Ольгимский-ст. (2014-04-17 13:40:45)

+3

63

- А то Сабуров сам на меня при первой же возможности уличные художества не свалит, - фыркнул Гриф. Нашел, чем угрожать, словно Город так велик, что в нем бандитскую банду потерять толком можно, особливо когда она такая в нем одна. Может, и не знает Александр, где у них точно логовище, но уж допетрить-то, что на складах сидят - это давно уже. Захочет найти - найдет.
Нашел, чем пугать - тем, что рано или поздно так и так случится.
Хоть и неприятно, конечно, что вся эта история уже в резонанс пошла. Удружил Брага, нечего сказать.
Он там художничает - а оправдываться на складах станут. И с одной стороны, все полудурки с ним ушли, чище в братии стало, а с другой стороны - не разумнее было бы их всех в тот же вечер попридушить да концы в воду? Смилосердничал, пожалел, свои же...
Свои-то свои, да трупами они побезопасней были бы да и крови меньше бы пролилось, чем так льется.
- А взяться возьмусь, отчего бы не взяться. Коли поймаем - кто из моих забежит, доложится. За оружием ввечеру своих пришлешь, да не поскупись, дорого оно нынче.
И к дверям отшагнул, ровно все, окончен разговор. Влад самодур, давить глупо, особенно там, где и так с тобой согласятся, но уживаться с ним надо как ни то.
Пусть уж считает, что додавил и весь из себя грозный.
Благо, услуга пустяковая.
Даже душить никого не надо.

+1

64

    Оценивая всю ситуацию с позиции своего опыта общения, Ольгимский с трудом давил подступающую улыбку. «Вот никогда ещё кнут с пряником сбоев не давали, особенно если кнутовского щелчка привыкли пугаться», - подумал боос и все-таки скривил губы в подобии ухмылки, - «человеческая природа не сильно зависит от культурного окружения, основными мотиваторами всегда были, есть и будут страх и жажда наживы, да и че уж там, сам такой же».
     «Только вот это вот “коли поймаем” не очень убедительно звучит», - Ольгимский смерил Филина взглядом, - «ты уж постарайся, Гриф, постарайся, знаю, что можешь». Тяжелому Владу не очень хотелось втравливать в историю ещё кого-нибудь, подключать другие связи, он даже прикидывать не хотел, во сколько ему может обойтись зарплата «верным людям» за услуги и молчание. Поэтому то, хоть и жалко было складских припасов, все равно дешевле выйдет, чем решение других проблем. «Однако, надо надо ещё поглядеть, сколько там погорело», - пробубнил Влад себе под нос.
     «Ладно», - сказал Ольгимский-старший, уверенно распахивая входную дверь, и поспешно выдворяя Филина за нее - «уверен, что не подведешь». «Ну... бывай, жду вестей, а мне ещё много сегодня сделать надо», - с этими словами боос захлопнул дверь.

0

65

А городской парк совсем не изменился.
Даже несмотря на близость болезни, парк не опустел. На скамейке сидели, о чем-то напряженно разговаривая, парень с девушкой лет шестнадцати; к бочке с водой жадно припал маргинального вида мужик: открыл кран, жадно пил с рук, проливая почти все на землю. Чуть дальше бегали дети - трое, мелкие совсем, лет пяти. Отпустили же родители... Артемий неодобрительно смотрел, как один мальчишка чуть не с головой закопался с мусорку, а потом чуть не прыгал от радости, размахивая каким-то небольшим предметом. Товарищи смотрели на него с завистью, а потом взапуски бросились к следующей урне, отпихивая друг друга.
Мало ли сокровищ можно найти в помойке? Из своего детства Артемий помнил бутылки из цветного стекла, огарки свечей и старые сапоги, которые прекрасно раздербанивались на отдельные полоски кожи, а уж их куда только в дело не пускали. Конечно, единственному сыну уважаемого в городе менху подобных развлечений много не перепадало - некогда, не положено, да обычно еще и не с кем - но в редких воспоминаниях о подобных забегах почему-то пахло не мусоркой, а свободой.
Пусть бегают. Вреда от этого не будет: уже которое поколение шастает босиком по помойкам, вытаскивает из мусорных ведер сомнительные сокровища - битое стекло, опасные бритвы, ржавые иглы - а потом прибегает, размазывая слезы, к ближейшему лекарю. Только вот дедушки Исидора, к которому они привыкли, больше нет. А шанс, что можно подхватить Песчанку от вещей, которых касались носители...
Артемий передергивает плечами, поправляет оружие и ускоряет шаг. Ему везет: Гриф как раз только что вышел из Сгустка - вернее, кажется, не вполне по своей воле вышел...
- Боос, надо понимать, не в духе? - Бурах кивает разбойничьему главарю. - Спасибо за помощь, Гриф. Должок за мной.

0

66

Хлопнула дверь, пали под ноги ступеньки. Сплюнул таки Гриф, в неприличном жесте по локтю рубанул, да рассмеялся. Ежели всерьез на каждого злиться - никакой злости не хватит, а тут самое оно поржать над тем, как вспыжился боос, как чуть не взашей вытолкал.
Ох и не по нутру ему племя бандитское-вольное, не ко двору те, кто землю у ног не целуют да ещё и в Городе особой любовью не пользуются.
Ан терпит!
Как бык не всякого слепня прихлопнет...
Позудел Гриф тихонько сквозь зубы, навроде как крыльями, Артемию во все зубы белые улыбнулся.
- Когда боос в духе, ангелы трубят и лягушки с неба падают, потому как событие невиданное! Что, послушали тебя ребятки?
Если послушали - хорошо, значит, Брага не до конца ещё из ума выжил, да и те, кто с ним. Кровь-то льют, а двумя бандитскими вольницами сталкиваться - мостовые все в алом будут, потому как тут народец резать друг друга станет умеючи, не просто в углах зажимать. Ходуном склады заходят от таких радостей.
Славно, что не вышло.

0

67

- Послушали, - Бурах за ручку двери взялся, выдохнул тяжело, разнос предвкушая. Вроде как и не за что, а сомнений нет, боос найдет. - И мелкие вроде как тоже попритихли. И хорошо. Не до того теперь. Может статься, завтра всем уже не до стычек будет, а склады ваши драгоценные, которые сегодня так делят, десятой дорогой обходить будут. Не остановится Песчанка на Кожевенном. Думай, Филин, как защищаться или уходить будете, если до вашей части города докатится.
Понимает он это уже несколько часов - как увидел патрульных, прогуливающихся между серым и чистым, как сам зашел в зараженный квартал, и, несомненно зараженный, оттуда вышел.
Быть может, смерть твоя моими руками к тебе тянется, моим голосом с тобой говорит. Может, завтра по моим следам расцветет кровавая плесень, отравит и светлые покои Виктории, и твои склады зловещие, и последнее убежище городских сироток. Может быть, от моей руки по этой надежной деревянной двери гнилые жилы набухнут, отравляя дерево и камень. Может, каждый, кто в эту дверь войдет, вслед за моей рукой её коснется, понесет дальше заразу. Может, надо было мне найти охапку тряпья зараженного да канистру безнина - да и остановить себя, глупого, безответственного, раз-нос-чи-ка.
Но что теперь поделаешь. Не сжег. Наследил. Выбор сделан и сомневаться поздно.
- Пойду. Пока есть силы бооса выдержать. Бывай. Будет день - сочтемся.
И решительно распахнул дверь.
В противовес светлым и просторным комнатам Виктории, это крыло давило на посетителя: низким потолком, темными стенами, недостатком воздуха, дом определенно оправдывал свое название.
Хозяин дома, впрочем, тоже.
Гнев, нездоровье, скорбь, слабость, напряжение, ему тяжело, его давит изнутри, распирает, кровь и плоть объединились против своего хозяина, но он держит их в узде, как держит в узде свой дом и свой Уклад. Артемий почувствовал, как заражает его этот гнев, как невольно поддается он чужому настроению. Рядом с Ольгимским было тяжело даже стоять - хорошо иметь здравую причину, чтобы этого не делать.
- Боос Влад, я явился со скорбными вестями, - главное не сделать паузу, чтобы он не успел вставить слово. - В своем письме вы приказывали мне позаботиться о беглецах, покинувших Термитник вопреки вашей воле. Я сделал все, что мог - но к тому моменту, как я нашел их, несчастные уже определили свою судьбу. Они бежали в зараженный Кожевенный, где и нашли свою смерть, в чем я имел скорбную возможность убедиться. Болезнь поразила их быстро, до моего прихода умерли двое, а потом и третий, не приходя в сознание, последовал за ними. Мне жаль, что не удалось его даже расспросить.
Вот теперь интересно, кто прав - Саба или все-таки вера в человечество?
Мелькнет ли в глазах Бооса хоть нотка сожаления?

Отредактировано Артемий Бурах (2014-06-17 12:49:05)

0

68

    «Ещё и этот тут как тут, чего то они зачастили», - подумал боос. Ольгимский выразительно смерил Бураха взглядом, затем повернулся к нему спиной и сложил руки на груди. «Артемий, кхм...» - Тяжелый Влад постарался совладать с голосом, чтобы не выдать ни нотки облегчения, - «это очень прискорбно». «А ещё - колоссальная экономия и повод не прощать Грифу Склады без хорошей скидки за оружие», - додумал он, как всегда резво оценив возможные варианты дальнейшего развития событий, дал довольному выражению лица пару секунд, а затем сменил его на скорбную мину.
    «Что ж... сейчас время собирает свою жатву вопреки своему течению», - делая акцент на «что ж», боос резко развернулся и упер руки в массивные бока, а после перешел на будничный тон - «много ли ещё народу, кроме вас, Артемий, знают о том, по какой причине они умерли? И где сейчас находятся тела?» Влад сосредоточенно вглядывался в мутную бутылку твирина, с полминуты примерно, а потом засадил неслабый глоток и продолжил с хрипотцой: «Понимаете, Городу никогда не нужна паника, меньше всего паника нужна Городу в такие темные времена, однако черт бы побрал меня, если б я не сказал, что момент, когда эту панику можно было предотвратить, мы уже упустили. В таких случаях Городу обычно становится нужен виноватый, тот, кого нужно наказать за всё происходящее». Ольгимский ещё раз глотнул из бутылки и передал её в руки Гаруспику: «Пейте-пейте, хуже не будет... Ну так вот, ни мне, ни вам не хочется этим "виноватым" стать. А шансы есть, да шансы есть...» Боос возвел руки к лицу в почти молитвенном жесте. «Я - на данный момент человек, отвечающий за членов Уклада, а вы – тот человек, который контактировал с теми немногими известными его участниками, которые оказались заражены. Как думаете, существует ли какой-либо способ, которым мы с вами можем повлиять на эту проблему? Естественно, что часть материальных проблем я беру на себя».
    «Кроме того» - Тяжелый Влад нахмурился, - «я считаю необходимым отблагодарить вас за ту информациию, которую вы мне принесли. Выбирайте сами, каким образом это лучше сделать».

Отредактировано Владислав Ольгимский-ст. (2014-08-01 12:46:00)

+1

69

Тыльная сторона бооса Ольгимского не так излучала довольство и радость, как лицевая. Артемий был в некотором роде даже признателен за то, что от него - да, не вполне умело и скорее демонстративно, но все-таки хотя бы попытались  скрыть торжество. Боосу не надлежит радоваться смертям детей Уклада, особенно в присутствии менху. Даже весьма условного и полностью от него зависящего менху.
- Они в зараженном доме, в зараженном квартале, туда никто не сунется, пока не уйдет зараза... Я надеюсь. По крайней мере, в этом нет особенного смысла. Они будут выглядеть так же, как любые другие жертвы болезни, но, - Артемий нахмурился. Если - если! - болезнь уйдет из Кожевенного до конца всей этой заварухи, в квартале найдут тела Мясников, которым там быть не подобало. Тела больных Мясников в зараженном квартале. Термитник заперт. Что в него пришла зараза, говорила маленькая Тая и возможно - возможно! - намекала Саба. Сам умерший от заразы, впрочем, назвал Термитник запертым но не зараженым. Возможно, по городу уже ходят и иные слухи. В любом случае, есть ли там в самом деле Болезнь или нет, гнев горожан уже разбирать не будет.
Артемий пытается себе это представить. Запертый Термитник, заложенные снаружи двери, а внутри - деревянные перекрытия и много, много детей Уклада. Сабуров может попытаться открыть ворота, чтобы оценить ситуацию внутри, но что будет, когда по городу разойдутся слухи? Когда запуганным, но еще не потерявшим воинственности горожанам укажут пальцем - зараза там?
Сожженный Термитник, порванная связь с Укладом, падение семьи Ольгимских, десятки все-таки вырвавшихся в Город больных Мясников и Червей, а с ними - и Болезнь, распространяющаяся во все стороны, чтобы вспыхнуть и сжечь поселение дотла.
Но если оставить все как есть? Выжженный Болезнью Термитник, все так же ползущая по городу зараза, нарастающая паника среди горожан. Нельзя сказать, чтобы перспектива выглядела значительно более приятной, но она позволит выиграть день-другой, прежде чем все взлетит на воздух. Вчера вечером у него не было имунников, сегодня они есть, а что будет завтра утром? Возможно, в записях отца он найдет что-то, что даст шанс.
А значит, решено: Болезнь в Термитнике надо скрывать от горожан столько, сколько это будет возможно.
- Я укажу вам место. Вытаскивать тела сейчас не выйдет, квартал оцеплен и патрулируется, тайно не выйдет. Но если Болезнь уйдет, счет пойдет на минуты: этот дом, - Артемий достает карту и указывает Боосу нужное здание, - Если пойдут проверять все, он вряд ли будет первым, но нужно, чтобы туда вошел кто-то, кто не будет шуметь зазря. Нам нужен человек в сабуровских патрулях, достаточно умный и способный не привлекать внимания. И способ вытащить тела - здесь я вам не помощник, недостаточно знаю город. Что же до того, кому о них еще известно...
Имя повисает в воздухе. Несказанное. К чему сейчас обострять.
- Позвольте мне самому обеспечить тишину относительно этого вопроса. Я сделаю все, чтобы эта информация не попала к горожанам. Ни к чему сейчас терять связь, которую можно еще использовать.
Прости, Саба, но с каждым нужно говорить на его языке.
- Что же до награды, просить буду. Мне надо видеть Старшину. Так срочно, как только возможно.

0

70

«Поучи батю детей делать», - хотелось проворчать Боосу, но Артемий вовремя закруглился с излишне подробными предложениями. Ни к чему тебе пока знать, сопляк, как дела такие ворочаются. Целее будешь.
Что же до Старшины…
Влад задумчиво пожевал губами.
- Рад бы помочь, юноша. Но сейчас это вне моей… эм… юрисдикции. В Степи он.
Что и к лучшему, пожалуй.
- Но как явится – мне доложат. Тогда уж и я в долгу не останусь.

0

71

...А давно ли? А знает ли о происходящем? А если знает, почему до сих пор не вернулся? А если не знает, что будет делать, когда вернется? На чью сторону встанет? Каков он вообще?
Артемий внимательно смотрит на Бооса, почтительно кивает и молча поворачивается к двери.
Уф. Ну что ж, по всей видимости, "скромную просьбу" он выполнил. И прогадал с тем, в какой форме просить признательности, ну да это уже мелочи. Не убили, Сабурову не выдали, из убежища отцовского не выгоняют - и то хлеб, а с остальным самому справиться можно.
Вышел на улицу, попытался постучать к Капелле - заперто. Ушла. Надо бы ей еще раз сказать, что в такое время на улицы выходить без особенной необходимости не надо.
Сел на ступени под дверьми, выдохнул тяжело и хмуро, задумался. Сумасшедшее утро, кажется, кончилось. Что ж, час уже ближе к обеду, пора бы. Ждет младший Ольгимский, в кабак утром был отправлен больной Михаил Шкиль - совершенно безответственный поступок, как он теперь понимал, но выбора тогда не было. Где-то там ходит Данковский с выданной для обработки сывороткой. И... Кажется, все.
Артемий достал карту, присмотрелся, оценивая. Так, сейчас сразу через мост, в паре шагов будет кабак. Потом обратно, через сквер, к дому Ольгимского. Оттуда, окзывается, можно быстро добраться до дома, где квартирует Данковский, чтобы потом выйти в Степь.
Потому что Ноткину нужно десять твириновых настоев, а самому Артемию нужно знать, как они работают. По всем прикидкам, собирать травы он пойдет уже по темноте.
Но выбор не особенно-то есть. Он выдыхает, встает и идет к мосту. В кабак.
Жрать хочется.

>>>> Кабак "Голгой-хэн"

Отредактировано Артемий Бурах (2014-11-07 11:45:39)

0

72

Гриф к тому времени уж давно с крыльца смыслся. Вот как услышал, что Брага ещё умом не настолько скорбит, чтоб в прямую схватку лезть - так и смыслся, каблуками ступеньки пересчитал, по мостовой застучал бодро.
Новости хорошие, отличные просто новости по нынешним-то временам... Опять-таки, от бооса большой заказ, на котором руки нагреть можно. Если б ещё не чума эта, если б ещё ясно было, что с ней делать, кроме как по домам сидеть и трястись...
Распустить, что ли, братию пока? Пусть как раз сидят да трясутся - может, и целее будут?
Сплюнул Гриф, шагу прибавил. Спешить надо было - пока найдут Владу огенестрела, пока мясников по всему Городу искать станут - как раз до вечера времечко и убежит.
Мясников только - не в Степь ли выпустить? Владу потом наврать, что "простите-извините, не нашли", а с червями потом щегольнуть можно будет - что вот, выручили, гнева боосова не побоялись.
С другой стороны, разбираться ещё в их сложных отношениях, кто у них там для кого умер, кто для кого важен, может, они как раз разобидятся вусмерть...
Оспину бы спросить. Но это потом.
Бурлили мысли в голове, через уши выплеснуться пытались. Ох и жизнь пошла, ох и жизнь...

------> Склад Грифа

Отредактировано Григорий Филин (2014-12-11 12:07:12)

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Средний район » "Сгусток". Владислав Ольгимский