Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Жильники, Заводы и Сырые застройки » Убежище Бураха


Убежище Бураха

Сообщений 1 страница 34 из 34

1

С правой стороны от железной дороги расположилось убежище Артемия Бураха, который скрывается здесь от городских властей. Раньше это место было лабораторией его отца, а теперь перешла и младшему Бураху.
http://s4.uploads.ru/17059.jpg

0

2

...

Отредактировано Артемий Бурах (2011-07-28 13:01:57)

0

3

Сон определённо пошёл на пользу. Артемий сел и огляделся. Он чувствовал себя отлично. Взяв нож с сундука, Артемий срезал повязку и внимательно осмотрел рану.
"Отлично, почти затянулась."
Рука не беспокоила, про щёку и ребро он даже и не вспомнил. Желудок настойчиво играл ему что-то из Моцарта.
"Надо бы еды в топку накидать," - дельно рассудил Бурах.
Нарезав пару кусков хлеба и треть ломтя вяленой говядины, Артемий устроил себе импровизированный завтрак.
"На еду лучше пока не налегать, неизвестно как дальше дела пойдут. Эту пожалуй удастся растянуть на пару дней."
Прикончив завтрак, Артемий сделал пару глотков из бутылки у кровати и выдохнул.
"Хух... Это будет вместо чая."
Сложив еду обратно в котомку, Артемий завязал её и бросил на кровать. Затем поднялся с кровати, вернул нож в ножны и стал разминать связки. Хорошенько размявшись, Артемий нацепил свой багрово-серый свитер и приступил к осмотру помещения. Первое, что бросилось в глаза - целый стеллаж, заствленный бутылками с настойкой. Бутылок было никак не меньше 30. Цвет варьировался от бурого до почти прозрачного. На каждой бутылке была прилеплена этикетка с буквенно-цифровым кодом. Все надписи были настолько разные, что как-то их классифицировать не получилось.
"Где-то в записях должна быть картотека."
Артемий сделал несколько шагов вперёд и подошёл к рабочему столу с записями. Записей было много и они были хаотично перемешаны.
"Для того, чтобы здесь разобраться уйдёт не менее трёх часов."
Рядом с записями стоял поддон с разнообразными инструментами и тот самый непонятный агрегат. Внимательно его осмотрев, Артемий пришёл к выводу, что это мясорубка с подсоединённой сверху воронкой. Судя по маслянистым разводам и харрактерному запаху в воронку заливалась твириновая настойка. По идее на выходе получалось что-то вроде бульона на основе того, что закладывалось в мясорубку.
"Даже знать не хочу зачем."
Дистиллятор вызвал у Артемия улыбку. Он совсем не изменился. 100 литровый бак был заполнен до краёв. Рядом с дистиллятором стояло 5 стеклянных бутылей, закрытых деревянными затычками, около 60 литров объёма каждая. Артемий открыл крышку и принюхался.
"Вода."
Рядом стояла пара чугунных тазов, ведро и несметное количество чистых стеклянных бутылок. Первым делом Артемий налил воды в таз и застирал окровавленный свитер. Пока он отмокал, Артемий вернулся изучить содержимое сундука. Однако сбоку висел замок.
"Хм... Запирать на замок сундук внутри закрытого помещения? Это не похоже на отца."
Отскоблив ножом пятна крови, Артемий выжал свитер и надел его на себя. Результат получился посредственным, но зато пятно крови теперь не выделялось на общем фоне. Нож вернулся в ножны.
"В приписке к письму сказано, что Большой Влад в любом случае введёт меня в курс происходящего. Тем не менее разумней будет сначала посетить его сына. В одном из писем отец писал, что Младший Влад рассорился с отцом и обосновался где-то около старого ритуального колодца, куда сливали бычью кровь задолго до появления станции. Будем надеяться, что Влад дома."
Артемий вернулся к кровати, взял котомку и завязал через плечо.
"Теперь надлежит действовать."
Гаруспик выключил свет и покинул лабораторию.

0

4

Боль в боку становилась просто невыносимой. Осознание того, что отца больше нет, приносило боль не меньшую. Всё в месте это рождало внутри дикую, звериную злость. Решив, что в таком состоянии толку от него все равно мало, Артемий направился обратно в убежище. Он пошёл через склады, по железнодорожным путям.
Перейдя через мост, он почувствовал запах цветущей твири, и остановился, вдыхая полной грудью терпкий степной воздух. То ли благодаря дурманящим свойствам твири, то ли из-за того, что запах был родным и навевающим приятные воспоминания, Артемию стало легче.
Он продолжил движение и вскоре оказался возле отцовской лаборатории. Войдя, закрыл дверь на засов.
«Так спокойнее».
Затем Артемий снял свитер, размотал бинты и снова обработал рану.
«С утра где-то здесь был мерадром».
Через мгновение он обнаружил бутылку с лекарством, заполненную примерно на половину. Опустошив её, поставил будильник на шесть часов вечера и лёг, через пару минут погрузившись в глубокий сон.

0

5

Бураху снился отец. Тот был разочарован в своём наследнике, говорил, что Артемий не справился, не оправдал его ожиданий. Потом, присоединившись к компании одонгов, сел на локомотив и умчался в степь. Во сне никого не удивляло, что в степи рельсов не было. Затем удалившийся локомотив превратился в большого быка. Бык заревел, словно от боли. Травы в степи сменялись на камни, небо приобретало красный оттенок.
Зазвенел будильник. Артемий был вынужден проснуться.
В голове было мутно. Сон был просто омерзительным. Бурах налил воды в таз и умылся, стряхивая с себя его остатки. Рана уже не беспокоила его.
"Еда кончается, надо будет купить."
Выпив воды и доев хлеб, ещё раз перечитал послание Исидора.
"В письме отец упоминал о том, что Ольгимский знал что-то о его делах. К нему и направлюсь."
Он накинул куртку, погасил свет, и, заперев двери лаборатории, направился к Сгустку.

>>>Сгусток. Владислав Ольгимский

Отредактировано Артемий Бурах (2011-11-07 20:05:20)

0

6

Вернулся из Театра Артемий поздно. Прошёл дождь, на улице было сыро, и гаруспик промёрз до костей. Пробираясь по каменным улицам, думал об увиденной пантомиме. Бурах никогда не любил театр, и во время просмотра на задворках его сознания билась мысль о том, что он лишь зря теряет время. Придя в Убежище, прямо в одежде залез под одеяло и попытался уснуть.
Но сон не шел, мрачные мысли накатывали волнами. От чего оставалось лишь лежать в темноте и смотреть в потолок. 
«С чем столкнулся отец? Что стало причиной его гибели?  Что это за болезнь, о которой все говорят? И ведь считают, что именно я, должен знать, что это и как с этим бороться. А я не знаю об этом ровным счётом  ничего.
Возможно, папина смерть и Песочная Язва имеют между собой какую-то связь, но…её ли он так боялся? И если он потерпел поражение, если он предлагал мне отступить, то…что я смогу?»

Душу заполнил страх, холодный и липкий. «Может, ну его, к шабнакам, и вправду уехать отсюда?.. Отец, как бы ты поступил?»
Бурах стал вспоминать. Вспоминать отца, детство. Как они играли, когда Артемий был маленьким. Как Исидор ликвидировал многочисленные последствия мальчишеских игр и драк, будь то разодранные коленки или сломанные носы. Рассказы о травах, походы в степь, первую собранную твирь. Вскрытия по линиям, и как Артемию впервые дали употребить скальпель по назначению (под чутким руководством Исидора, конечно же). Степные легенды, рассказываемые под покровом ночи у костра одонгов, добрые, бездонные глаза быков. Потом отъезд в Столицу, и вереницы писем…
Артемий вспоминал отца, его глаза, руки, голос, и пусть последний раз они виделись десять лет назад, воспоминания нисколько не потускнели. «Интересно, какой он сейчас? Сильно ли постарел? Всё так же..?» Осознание действительности полоснуло ножом по сознанию.
«Нет? Его больше нет? Как нет? Не может такого быть, просто не может…»
До этого момента ему казалось, что Исидор просто был вынужден уехать надолго, далеко отсюда, но когда-нибудь он обязательно вернётся… «Не вернётся…»
Из глаз по вискам предательски потекли слёзы. Артемий вскочил с кровати, засунул ноги в ботинки и выбежал из Машины. На улице снова начался дождь; Бурах направился куда-то в степь, и не мог сказать, долго ли бежал, как далеко он от Города. В какой-то момент запыхался, упал на колени. Поднял лицо к ночному небу и начал кричать.
-Ааааа! Ааааа!
Выдохшись, ещё какое-то время сидел на земле и от бессилия молотил её кулаками. На небе занималась заря. Совершенно опустошенный, мужчина побрёл обратно. Скинул одежду, где пришлось, забрался под одеяло. Подумал: «Да никуда я отсюда не уеду!», и почти мгновенно уснул.

Спать до обеда было для него непозволительной роскошью, пришлось усилием воли вытащить себя из кровати и одеться. Но, по сравнению со вчерашней ночью, в голове несколько прояснилось. Осталось лишь всё то же ощущение пустоты, которое вполне можно было игнорировать, занявшись насущными проблемами. Еда кончилась ещё вчера, потому, умывшись и попив воды, Артемий стал продумывать дальнейший план действий.
«Обвинения с меня сняты, хорошо. Что за болезнь такая – понятия не имею. Что с Термитником творится, тоже не вполне ясно, а разобраться надо. Стоит зайти к Тяжелому Владу.»
Приняв решение, спрятал за поясом нож, так, чтобы в случае чего до него можно было легко и быстро дотянуться. Пошарил в карманах, нашёл деньги, которых хватило бы, чтобы питаться пару-тройку дней. «Проблемы нужно решать по мере их поступления, так?.. И я выясню, что произошло с тобой, папа, клянусь. И отомщу, если потребуется.»
Бурах накинул куртку и, невыспавшийся, голодный и злой, вышел на улицу. Под дверью кто-то стоял. Рука рефлекторно дёрнулась за ножом, но это оказался всего лишь мальчишка-посыльный. Сделав глубокий вдох, Артемий угрюмо сказал:
-Привет. Чего тебе?

Отредактировано Артемий Бурах (2012-02-13 20:27:29)

0

7

Этим утром слухи разбегались по улицам Города, как тараканы. Уже всем было известно о том, что приезжий Бакалавр установил, будто на их поселение снова идет чума. Да и не просто чума, а сама Песочная язва-злодейка! Все мальчишки уже только и сплетничали, что о неких «порошочках», которые лет этак пять назад помогли излечиться от болячки. А еще все говорили о том, что самодур-Сабуров скоро станет самым главным в городе, и он рвет и мечет.
Мартышка бежал через весь город, чтобы доложить обо всех новостях Гаруспику – Сабуров сегодня ждал его. Говорят, у коменданта есть какие-то претензии к младшему Бураху.
Гаруспик выглядел не очень хорошо. Он как будто и не походил на того страшного верзилу, которого описывали мальчишка на Складах. Заспанный и совершенно безобидный. Мартышка даже заметно повеселел, осознав, что угроза миновала его стороной.
- Бурах, что ль? – усмехнулся он, оглядывая мужчину сверху донизу. Взгляд этого гиганта был вполне красноречивым, да настолько, что мальчишка отшатнулся от злого и голодного Артемия. – Не смотри на меня так, я невкусный, - нервно пошутил ребенок, поднимая руки в примирительном жесте.
- Я тут как это... посол. Передать тебе просили, что Сабуров скоро на тебя собак спустит, если ты к нему сам не явишься. Так что, давай, тебя там ждут. Источнику доверять можно, он никогда не обманывал. Монетку не подкинешь, а? За послание-то, а? – Мартышка нагло протянул руку, чтобы получить свое вознаграждение.
Сам-то он щупленький, переживет, а вот сестренку кормить надо. А говорят, в магазине цены вдвое взлетели, теперь даже не каждая состоятельная семья может себе позволить кусок хлеба.
А после мальчишка убежал.

+1

8

- Не вкусный? "Да тебя и на распробовать не хватит" - ребёнок и впрямь был щуплым, - Ладно, поверю на слово, - вяло усмехнулся гаруспик.
- Сабуров? Комендант местный, что ли? Какого шабнака ему от меня надо? Ладно, схожу, - нехотя согласился Бурах, снова сделавшись хмурым.
- Держи монетку! – он порылся в кармане и извлёк оттуда несколько монет. Наивный Артемий ещё не знал о подскочивших ценах, благодаря которым ему самому наверняка не хватило бы на буханку хлеба, так что он легко расстался с деньгами.
Задумчиво глядя вслед убегающему мальчику, стал думать, что делать дальше.
«И куда теперь? К Ольгимскому  собирался, но тут этот…Сабуров. С одной стороны, про Термитник разузнать нужно. С другой стороны, снова мне народных гонений не хватало. Но мало ли, что там ему заблагорассудилось?..»
Тут краем глаза гаруспик заметил травинку. Травы вокруг было много, да, но это растение показалось ему особенным. "Белая плеть" - имя травы само собой всплыло в голове. "Смягчает резкий нрав твири...и как я тебя раньше не заметил? Грустно одной тут?"
Артемий счёл находку хорошим знаком. Чуть улыбаясь, он сел на землю и аккуратно срезал стебель у самой земли. Отнёс растение в Машину, запер её на ключ, и зашагал к дому Ольгимских.

>>>Сгусток. Владислав Ольгимский

0

9

>>> Ночлежка Оспины

Огонек фонаря на воротах кладбища казался маленьким и одиноким среди высоких каменных стен, едва-едва выхватывая дрожащим светом поросшее травой полотно железной дороги. Похолодало. Темнота сгущалась, но пока еще было видно, куда ставишь ноги - а дальше и проблем-то особенных нет, вперед по рельсам и направо к темной махине.
Нападения Бурах, пожалуй, даже ждал: в этой части города ори - не ори, никто не услышит, шли они по идеально просматривающемуся участку дороги, одну его руку выводил из возможного боя тяжелый сундук, а рядом прыгала маленькая девочка. Мишени лучше попросту не придумать. Мечта.
И руку с ножа он убрал только для того, чтобы открыть дверь Машины, до конца так и не веря в счастливый случай.
Мишку пропустил вперед, огляделся и закрыл двери. Надо же, и внутри-то никто не ждал... Позор пану Сабурову и его ополчению..
- Ну вот, - отряхнулся, осмотрелся. - Ты, может быть, здесь раньше бывала.
Он ничего и сделать-то не успел здесь: только спать завалился вчера, перевязав раны. На грубо сколоченных полках так и лежат отцовские вещи, стол завален ворохом набросков вперемешку с травами, несколько пустых бутылок составлены в угол у перегонного куба - словно бы в самый разгар работы пришлось отцу спешно уходить, словно рассчитывал он вернуться с минуты на минуту. Придется за него навести тут порядок, разложить и изучить бумаги, твирь отсортировать и пустить в ход...
Сундук Артемий пристроил рядом с импровизированной кроватью. Содержимое его он изучит и осмотрит позже, когда вне опасности окажется Шкиль - у него заодно и выспросит и о значениях тавро, и о рецептах настоев для иммунитета. А сейчас - надо поискать что-нибудь полезное для того, чтобы этот самый Шкиль не отдал концы раньше времени.
Артемий с тяжелым вздохом открыл ближайший ящик: многого ждать не приходилось, но хотя бы бинты у отца должны были здесь быть.

0

10

Не любила Мишка в темноте по путям бегать, а приходилось часто. До Ласки так ближе всего выходило. Ласка тоже этой дороги не чуждалась, да только ей-то что, ее не тронут: всем потом в земле лежать, и душегубцам-грабителям тоже, а кто им молока-то принесет, случись что со смотрительницей? Мишке такого иммунитета по статусу не полагалось, вот и шастала она как мышь, на авось. Сейчас-то без опаски рядом с Артемием семенила, к широкому шагу приноравливаясь:  такого большого дядю поберегутся, если ума хватит. Тем более что руку он держал угрожающе у пояса, как будто оружие там какое. Зайдя справа, Мишка в самом деле заметила что-то продолговатое, в потемках не поймешь – на рукоять ножа похожее. Вот это правильно, без этого тут после заката никак. Быстро же он у них освоился… Потом она вспомнила, что своими глазами видела делегацию по встрече, и не могла не признать: учителя были хорошие. И в городе еще потом добавили, для закрепления. Другой бы после всего такого бежал от этого наследства пешком через Степь, в гробу повидав все их беды, а Бурах – нет, тащит ведь сундук свой, хотя всяко тяжести от него больше, чем выгоды…
Как это он живет в дальнем корпусе – не очень понятно было, но ровно до того момента, как он отпер дверь и пропустил ее, как важную гостью, вперед.
Насчет «бывала» Мишка молча помотала головой. Не то что не бывала, а даже про место-то такое не знала. Сколько раз ходила мимо без всякой задней мысли, уверена была – просто еще один заводской корпус. А тут мало того что живет кто-то, так еще целая лаборатория подпольная…
Через минуту, когда Мишка привыкла к тусклому свету и осторожно прошла внутрь, с опаской озираясь по сторонам, стало ясно и чья лаборатория, и кто живет. Жил, вернее. Дедовы вещи, дедовы каракули на листах бумаги, дедов запах – трав и крови – от огромных котлов в углу. Неуютно и холодно, примерно как у нее в вагончике поначалу, Артемий чуть не головой по потолку скреб, сутулился. От хорошей жизни тут не поселишься. Видать, Дед здесь не жил по-настоящему, а только работу работал какую-то секретную, про которую никто не должен был знать.
А раз не должен – так значит Мишка и не скажет никому, пока Артемий не разрешит.
Пока новый менху шарил по дедовым сундукам – очень деликатно, надо сказать, шарил – Мишка сунула нос в ведро. Как будто совсем недавно дед Исидор колдовал тут что-то: на донышке поблескивал остаток настоя. Твирь чувствовалась явственно, и еще что-то… Савьюр?
- А ты настои из твири умеешь? – спросила Мишка с надеждой. Дед Исидор такие делал, когда болел кто-то сильно. А если не сильно, то не делал, говорил, что ядреные очень и вреда наделать могут. – А то здесь осталось что-то. Он наверно лечился, когда понял, что… Про Грязь, в общем…

0

11

Воспоминания не подвели: ну не мог отец оставить свое убежище вовсе без лекарств. Теперь к Шкилю можно идти не только с добрыми пожеланиями, но и со вполне реальной помощью. А то, право дело, ну пришел бы, ну увидел...
Правда, в другом он не угадал. Не знала Мишка про эту каморку. Значит, не для друзей-учеников было местечко, а куда более тайное. А значит, и изучить кучей сваленные на столе бумаги следовало куда как более тщательно - здесь и в записных книжках отца могли оказаться сокровища куда большие, чем все отнятое у него вместе с домом. Только когда, господи, когда?
Хотя если Шкиль окажется в относительном порядке, половину флакона эторфина можно будет уделить себе. Тогда можно будет поспать только пару часов, а утром - добить недосып крепким кофе. Время на чтение останется, на разбор рецептов...
Ага, настои.
- Раньше умел, - повернулся к Мишке, рассовывая по карманам бинты, пузырек и валявшийся неподалеку шприц. - Лет этак десять назад. Руки вспомнят, как начну. А что же, отец умел делать от этой дряни лекарства?
Стоп.
Говорили же, что отец убит человеком. Что там была рана. точно, говорили нападавшие... И про коготь что-то говорили. А Мишка вот про Грязь. Это что же...И дом заражен...
Артемий зарылся пальцами в волосы, взъерошил их, тяжело и как-то болезненно выдохнул.
- Охх... Лечился? Он был заражен?
Веселые хороводики из Исидоров, кровавых когтей, пятен плесени, сундуков и рабочий с ножами так и плясали перед глазами. Прожевать все это и уложить в голове не получалось.
- Так. - выдохнул, собрался с духом. - Нам надо к Шкилю. Он на складе у Ноткина. Проводишь?
С этим, по крайней мере, было понятно что делать.

0

12

Значит, разберется новый менху с этими агрегатами непонятными. Хотя бы без настоев не останутся, а они же почти от всего помогали. А вот насчет Грязи…
- Говорят, что умел. Я маленькая была, но он всех тогда вылечил. Только… не умеет больше никто. Я Стаха спрашивала, и Шкиля этого… По-моему не знают они ничего, хоть и не говорят.
И то, знали бы, что с этим делать – разве был бы такой ужас в глазах? Может, тайное это какое знание, не всем положено. Как и лаборатория эта. У Стаха в секретном его убежище таких агрегатов не было точно, там бы места совсем не осталось. На столе, заметила Мишка, еще какая-то посудина стояла – совсем уж непонятно, для чего.
- Он… Я не знаю. Он не сказал. Только подойти не разрешил, а это так странно было… В смысле, когда ночью вернулся. Мы с Лаской его увидели, обрадовались, а он накричал. Он же не ругался на нас раньше никогда... А потом что-то жег в доме, Капелла говорит – может, одежду. И плесень там. А дальше я не знаю что случилось, а под утро уже ты появился, я тебя видела.
Странно было это рассказывать в какой уже раз – третий? Четвертый? При том что по-хорошему Бурах-то первым должен был это все услышать. Не знал только, у кого спросить... Как же он разберется-то здесь со всем? Кто ж ему расскажет, научит, когда сами все перепуганы и ничего не понимают?
Вот что бы ему на день раньше приехать-то… Может, и дед Исидор не умер бы тогда…
Но так думать было неправильно. Как будто это Артемий виноват. А это ведь не он совсем.
К Атаману она его отведет, конечно. И зайти наверно надо, если там правда Шкиль раненый лежит…
- Я с тобой, - уверенно заявила Мишка. Может и не заметит никто, что ревела.
Ну, что за мост – это ни для кого не секрет. Склады они Склады и есть.

--> Обитель Грифа

Отредактировано Мишка (2012-10-08 21:22:06)

0

13

Нож в одной руке, моток бинтов в другой, бутылка эторфина в кармане и дневник степного лекаря за пазухой. Кого вам, случайные прохожие - Потрошителя или хирурга, столичного студента или степного травника? Nут уж, не обессудьте, сразу в себе не разберешься, кто ты и с чем тебя надо есть, тут совет со стороны нужен.
Вот с Мишкой просто: Мишке нужен менху на место Деда Исидора. Причина уважительная, понятная, простая. А еще настои надо, чтобы Песчанки не было - так это вовсе святое дело. Остается только надеяться, что Шкиль и Рубин не потому молчали, что и в самом деле не знают ни черта.
Кстати, Рубин... А, черт, нет, Рубин - некстати. Некогда. Вот бы он сам как-нибудь нашелся...
- Я у них еще раз спрошу, - кивнул ребенку успокаивающе. - Попробую освежить им память. Только сначала Шкилю надо помочь...
С огромным удовольствием Бурах запер дверь своего убежища на ключ. На Заводах запертая дверь никого не удивит: не тот человек пан Ольгимский, чтобы свою собственность оставлять без присмотра.
Пока шли через мост, Артемий пытался вспомнить, кто перед Владом отвечал за состояние заводов. Вроде бы знал когда-то фамилию, смешная такая... Нет, совсем из головы вылетело. надо бы узнать у бооса, на каких условиях отец получил это замечательно удобное местечко и что важнее - у кого еще может быть ключ. И стоит ли ждать гостей от пана Коменданта, которые используют этот самый ключ по назначению.

>>>> Обитель двудушников

0

14

>>>> Обитель двудушников

Дым моментально вызвал першение в горле, раздражение в глазах и дезориентацию в пространстве. Попытка вспомнить маршрут, естественно,  провалилась, так что Артемий решил воспользоваться правилом правой руки - повернулся к забору и пошел вдоль него, держа по правую руку то доски, то тонкие стены ангаров. Крики с горящей части складов то приближались, то удалялись, он старался не прислушиваться. Просто упрямо шел в выбранном направлении: не прошло и четверти часа, как забор все-таки кончился, а через открывшуюся дыру было полтора шага до моста. Суетились в основном ближе к очагу пожара - улучив удачный момент, Бурах продолжил двигаться вдоль забора, и вскоре махина моста закрыла от него северную часть складов - а его, соответственно, от возможных взглядов кладовщиков.
Далеко отходить не стал - только до самого начала болот. Воды по колено, ну да это ничего страшного, высохнет. Зато и дыма здесь не было, и взглядов чужих.
Кажется, он задремал дорогой - такое же бывает, когда сильно устаешь, тело двигается, а сон одолевает, грезы прямо на ходу налетают. А этот сон - он еще и хороший был. С лунной ночью, с тихим перезвоном чьих-то незнакомых голосов, с далекими звучными переговорами быков, с травами под ногами.
Домой входил - словно успел после пожара и залатывания Шкиля вымыться и неплохо вздремнуть. А под дверью ждала записка, подсунутая, видимо, посыльным.
Стах. Вот значит, как... да нет, это бред. Не мог старый друг, ученик отца, на полном серьезе... Не мог. Глупости.
Записка Рубина, дневник отца, перегонный аппарат, тавро в маленьком сундучке, намечающееся чувство голода, стебли твири, несколько писем, собственные записи... Все надо было сделать срочно. Сию минуту. Сейчас.
Сил кипятить чайник, стерилизовать после Шкиля шприц и вводить себе лекарство, не было. Бурах разгреб немного места на ящиках, служивших отцу кроватью, подложил под голову куртку и мгновенно уснул - голодный, вымокший до нитки, задающийся множеством вопросов, но не имеющий ни единого ответа.

0

15

>>>Театр

Окольными путями, Влад добрался до старых заводских корпусов. Периодически, он видел  солдат, которых, очевидно, Сабуров расставил по городу. Чем они конкретно занимались  - Влад проверять не хотел. По каким-то причинам, ему вообще не очень хотелось, что бы его видели на пути к Гаруспику. Вероятно, виной тому некое подозрение, что Сабуров захочет прознать, где расположился сын Степного Лекаря.
Так же, пару раз, Влад видел смутную фигуру Ноткина – атамана двоедушников, мелькавшую в тусклом свете. Ольгимский предположил, что Ноткин, вероятно, движется куда-то в ту же сторону, но не стал его звать. Не было смысла для общения сейчас.
«А если ему так же понадобился Артемий, по какой-то причине. Дети ведь постоянно ходили к Исидору. Что ж, если так, то там и встретимся».
На дорогах мелькали крысы. Их становилось всё больше,
«Как и в прошлый раз»
…Но пока они не были агрессивными и лишь юрко скрывались во тьме, стоило им почувствовать приближение чьих-то шагов.
И вот. Нужный корпус был перед Владом.
«Надеюсь, он там. Хотя, странно, если нет. Сейчас-то. Разве что, он мог уйти в степь…»
Влад постучал и вошёл.
- Артемий, Вы дома?

0

16

Закрыв глаза, он словно в яму провалился: ни снов, ни мыслей, ни времени. Просто опустил голову на свернутое одеяло - а в следующую секунду в дверь уже стучали, негромко, но настойчиво. Поначалу, еще не вполне проснувшись, Бурах был уверен, что стук в дверь - это ерунда, которая дает ему пару минут, чтобы очнуться, сбросить с себя остатки сна, взять в руку нож и таким образом подготовиться к встрече с любыми внезапными гостями. Эта уверенность продержалась недолго: он успел только встать, когда скрипнула открывающаяся дверь, простучали шаги по доскам пола, негромкий голос произнес его имя.
День начинался с грандиозного везения: хотя вчера он забыл запереть дверь, воспользоваться этой оплошностью смог не кто-то из подчиненных пана Сабурова, а всего лишь младший Ольгимский - на настоящий момент, вроде бы даже союзник.
- Пан Владислав, - голос со сна звучал хрипло, пришлось прокашляться. - Что-то случилось?
Голова порядочно кружилась - неудивительно, шею он во сне пережал всеми возможными способами - во рту был тяжелый привкус меди, а взгляд удавалось сфокусировать не сразу. Дома Артемий бы сунул голову под ледяную воду, а потом добрался до кухни и сообразил себе крепкого кофе с подаренным друзьями набором специй. Подарок нещадно таскали все, кому было не лень, но примерно треть в жестяной банке еще оставалась. Сама банка в настоящий момент хранилась в камере хранения на Столичном вокзале, ожидая отправки с регулярным составом через несколько дней, наличие кофе, керосина для примуса и питьевой воды вызывало большие сомнения, а о водопроводе в складском помещении и говорить смешно.
Бурах встряхнул головой, провел рукой по волосам, растрепав их еще больше, и наконец посмотрел на гостя с большей осознанностью.

0

17

- Я, пожалуй, пройду внутрь. Стоять мне тут – несколько небезопасно. Небезопасно для Вас, Артемий.
На этой глубокомысленной фразе Влад зашёл внутрь, обернулся, поискав глазами особо интересующихся дружинников, и запер дверь.
«Зачем я, собственно, пришёл? Ну да. Нужно выяснить, как идут дела, пока моя голова совсем не пошла кругом. Пробуду тут до двух, или до трёх ночи, и срочно в Сгусток! Нужно выспаться. Вероятно, завтрашний день будет ещё печальней».
- Я, Артемий, зашёл узнать, как обстоят дела с вашим наследством и обретением должного статуса в этом Городе? Это крайне важно, ибо Вы нам крайне нужны. Болезнь не дремлет. По городу снуют крысы, что было и в прошлый раз. Я не знаю, переносят они заразу, или нет, но, что они – верные вестники надвигающейся беды – это факт. Так же бы хотелось узнать, каковы Ваши мысли на счёт болезни и методов борьбы с ней? Комендант верит в Бакалавра, но Даниил, при всём моём к нему уважении, не знает… это место… Это Город. И как всё устроено.
Ольгимский сел на какой-то ящик, вытащил бутылку с водой, сделал пару глотков, и посмотрел куда-то мимо Гаруспика, сверля стену взглядом. Ещё пара глотков, Влад перевёл взгляд на Артемия и продолжил.
- Сегодня разослали официальные бумаги. Там что-то насчёт принятия таблеток, руководства – как не заразиться, и так далее. Но в прошлый раз это мало помогло. Люди ели таблетки горстями, и всё равно умирали. Всё, что спасало, это порошки. Если это можно назвать спасением.
Влад поморщился.
- Так же хотелось сообщить Вам, что Отец, скорее всего, сдал своими полномочия с потрохами, оставив только близкий его сердцу Проект. Не знаю – где он, и чем занимается, но… Не то что бы я думал, что Сабуров начнёт брать Сгусток штурмом, но в городе он будет чинить своё своеобразное правосудие, которое в первое очередь будет защищать безопасность его шеи.  Вот как-то так.

0

18

>>>Из Театра Масок.
Старшой, по ходу, намеревался пойти туда же, куда и собирался атаман. Крадучись дворами, Ноткин то и дело замечал его фигуру, невольно забавляясь игрой в шпиона. Старшой беззаботно постучал в дверь убежища, так же беззаботно, не дожидаясь хозяина, вошел, напоследок оглянувшись. Обойдя пару заводских корпусов и подёргав двери, Ноткин убедился, что не в этих зданиях должна находиться берлога Бураха. Подождав пару минут и вспомнив слова Шкиля о своём самочувствии, Ноткин перевалил через железнодорожную насыпь; стараясь не греметь щебневым балластом, съехал на заднице вниз. Отряхнув штаны от пыли, прошёл к двери; встрепенувшись по-птичьи, промолотил по двери мелкую дробь.
Главное, чтобы Шкиль сейчас на натворил какой-нибудь хрени - заартачится, захочет домой, пацаны, естественно, будут его удерживать, позаражают всю Крепость к чёртовой бабушке... Остаётся надеяться на то, что пацанва этого психопата держать не будет, отпустит на все четыре стороны, если будет так.
Быстрее надо бы... а то вдруг это происходит уже сейчас?..
Внутри что-то щёлкнуло. Первые пару мгновений Ноткин был готов хватануть Бураха за руку, как только он откроет, и потащить по железной дороге в Крепость, по пути объясняя, что да как со Шкилем. Потом всё устаканилось как-то само собой, от мысли: "Не происходит. Не каркай, главное, оно и не произойдёт..."
Впрочем, атамана окончательно это не успокоило.
В тревоге глядя куда-то вглубь насыпи, атаман ждал, когда ему откроют.

0

19

Хотя сна уже не было ни в одном глазу, лучше не становилось: голова болела, во рту стоял мерзкий привкус, а дыхание давалось с легким усилием. Все понятно, или перепил, или заболел - только не болел Артемий практически никогда, а упиться до такого состояния вчера было попросту нечем.
Ольгимский еще с порога начал что-то говорить - Бурах слушал вполуха, как скучного лектора, выхватывая ключевое "наследство", "болезнь", "комендант", и решая в уме, стоит ли говорить этому человеку о своем состоянии, о заболевшем Шкиле, о собственных испачканных в его крови руках, о нынешних симптомах...
Он сделает все, чтобы перестраховаться, и будет при этом прав. Не нужно спешить. Это были два тяжелых дня, и не исключено, что рядом с очагом смертельной заразы я действительно подхватил банальную простуду. Нужно подождать еще немного, просто беречь других людей, не приближаться к ним, и все.
- Я вступил в права наследства, - Артемий кивнул, возвращаясь мыслями к разговору. - В глазах Уклада я теперь имею право претендовать на место моего отца, вскрывать тела и читать Линии. В бумагах отца я надеюсь найти подсказки о  том, как бороться с Песочной Язвой. У моего отца были ученики, я знаю, что в городе сейчас Шкиль и Рубин, - в подробности ни об одном, ни о другом вдаваться совершенно не хотелось. - С ними я также намерен посоветоваться. Что же до коменданта Сабурова, то от рук его подчиненных я намерен оберегать свою свободу любыми средствами, вплоть до самых крайних. И здесь возникает крайне важный вопрос: кто, кроме вас и вашего отца, знает, что это помещение было передано моему отцу? Сколько этих людей? Стоит ли мне ждать гостей и перевозить оборудование?
Стук в дверь наглядно показал, что ждать - стоило.
Не будет так легко стучать дружинник, до рассвета поднятый в заболевшем городе, чтобы ловить убийцу в его логове. А значит, незачем выхватывать нож, да и не поможет он против револьвера. А если что - так легче на слово Ольгимского понадеяться, Заводы вроде как, в ведении их семьи, да и авторитет, возможно, еще не весь утерян.
- Проходи,  - кивнул Бурах Ноткину, пропуская парня в дом. Сам выглянул на улицу - хватнул прохладного ночного воздуха, осмотрелся и, не увидев ничего угрожающего, закрыл дверь. - Как у вас? Все живы?

0

20

- Приятно это слышать, Артемий! Я имею в виду Ваше наследство. Да и всё остальное тоже. Рубин, всё-таки, известен, как лучший ученик Вашего Отца. Он может и не Гаруспик, но… Исидор не стал бы просто так возлагать на него надежды. Что до стражи Сабурова, то хм-хм я разумеется этого не слышал. Но будьте, всё же, осторожнее. Эти ребята глупы, но могут вынести стену в Бойнях при должном старании. Кто знает о Вашем убежище? Да, я не думаю, что так уж много людей. Я и дети. Разумеется, дети. Ну а из них никакой комендант просто так и слова не вытянет. Если вообще догадается копать в этом направлении. В любом случае, в случае чего, Сгусток для Вас открыт. Хотя, конечно, учитывая все события, нельзя гарантировать абсолютную безопасность нигде. И кому бы то ни было. Тут вот в городе поговаривают, что Грифовский склад спалили, а это особенно печальное известие, ибо более вечны и крепки только Бойни и Многогранник.
«Я наверно не очень во время вломился. Но не знаю, когда бы ещё нашлось время. А ты Бурах не очень хорошо выглядишь.»
Мысли Влада прервал внезапно появившийся Ноткин.
«Что-то ты долго. Наверно увидел меня по дороге и решил попетлять?».
- А с Вами Артемий вообще всё в порядке? Вид у вас, скажем так, не на все сто. Конечно, условия сказываются, но… Если будет нужна какая-то помощь, то… Ну Вы понимаете. Я…Все…Мы… Ммм… Определённые люди верят в вас больше, чем в кого бы то ни было.
Влад повернулся к гостю
- Здравствуй, Атаман. Ты долго добирался.

0

21

В помещении послышались тяжёлые шаги, раздался скрежет открываемого замка. Ноткин вмиг отвёл взгляд от насыпи, которую сверлил глазами мгновение назад. И вновь в ночной темноте над пацаном навис Бурах, как было несколько часов назад, ещё с мадамочкой Ян.
- Здрастите, - Ноткин принял приглашение Артемия, проходя внутрь убежища Бураха. Однако, очень метко окрестили это место: убежище. Именно, что убежище - идеально подходящий для этой роли подвал, вдоль стен - полки, каким только барахлом не нагруженные. В углу - неведомый агрегат, два здоровых бака, соединённых между собой трубами, и один из них со здоровым таким вентилем на крышке. Тускло светящая лампа разгоняет темноту подвала. Дальше, дальше - а вот и Старшой брат Капеллы, сидит на деревянном ящике. Воду из бутылки пьёт... а может, и не воду, пёс его знает, - Я к вам это... там, в общем, Шкиль проснулся. Он домой хочет, говорит, мол, себя хорошо чувствует, да только не верим мы ему.
- Здрасте и вам, Влад, - Ноткин многозначительно пожал плечами в ответ на слова Влада. Дескать, долго-недолго, а то, что ты туда пойдёшь, я не ожидал.

0

22

Влад предложил помощь.
"Из правителей не выбирай никого. Избегай служить их интересам и мешаться в их тяжбы. Не защищай их интересы, если не веришь в них всем сердцем. Избегай их подарков, сторонись их услуг. Равно цени их цели, но возвышай над ними Долг и Линии". Этому отец его учил, этого бы он хотел - чтобы новый глава рода справился сам, не показал слабости и не связал своих Линий с планами и целями чужих, недобрых людей.
Только вот времени на обретение независимости не было. Внешние обстоятельства в лице Александра Сабурова, Песочной язвы, отсутствия надежных знакомых и возможных источников средств к существованию, были куда сильнее его желания сохранить лицо.
- Помощь бы действительно не помешала, вы правы. Как вы понимаете, большая часть имущества моего отца осталась в зараженном доме, а значит, для меня утеряна. Все мои вещи остались в Столице, а регулярный поезд черт знает когда... Словом, все, чем я располагаю, вы можете видеть вокруг себя, - Артемий развел руками. - Чтобы продолжать исследования отца здесь есть все необходимое, но для жизни это место попросту не предназначалось. Буду честен, хотя мне есть с чем и на чем работать, к вечеру может стать нечего есть.
А кстати, поесть было бы крайне уместно. И чем скорее - тем лучше. Кажется, где-то здесь он видел буханку черного хлеба - не самый сытный завтрак, но лучше, чем ничего.
- Шкиль, говоришь, - Артемий покосился на Ольгимского. Скрывать от сына бооса Влада, что на Складах валяется зараженный в окружении толпы детей было легкомыслием чистой воды. - Правильно делаете, что не верите. Врет он. Сейчас приду и посмотрю, если можно, перетащу его...
В сундуке хлеб действительно нашелся. А еще - связка трав, сухих и свежих. Что за сочетание мог отец ценить настолько, что вложил в шкатулку с наследством? Бурах внимательно присмотрелся к сложной аппаратуре в углу, надеясь припомнить хотя бы в общих чертах, как этим всем пользоваться.

0

23

Влад смотрел на то, как колеблется Бурах. Он помнил, как Исидор, пока был жив, предпочитал обходиться во всём сам, так что, если бы Артемий отказался, то Влад бы не стал настаивать. Его предложение исходило, по большей части из того факта, что семья Ольгимских покровительствовала Степным Докторам, соблюдая это, как ещё одну добрую городскую традицию. Но всё решилось само, и чаша весов бураховских размышлений склонилась к положительному ответу.
- Насчёт еды, не беспокойтесь. Деньгами особенно помочь не сумею, ибо Отец куда-то пропал, и… как бы не пришлось курировать заводские работы, да и всё прочее. Хотя, варианты, конечно, найдутся. А вот провианта в Сгустке полным полно. Передвигаться, разумеется, рекомендую ночью, но двери нашего дома для Вас открыты, а за ними сейчас, как правило, я. Сабуровский произвол, определённо, не позволит мне торчать в моём домишке, и наслаждаться звуками степи, что, конечно, печально. Если возникнут трудности... со всем этим…  то отправляйте мне письмо, а там уж – чем смогу.   Что касается заражённого дома, то тут всё сложнее. У меня хранятся плащ и маска, которые использовались при прошлой эпидемии. Гриф бы мог продать Вам с большой скидкой так же что-либо, если сказать, что пожаловали-с от меня. Но тут стоит уточнить, что всё это не может стопроцентно защитить от болезни. Есть, конечно, один вариант, но, думается мне, Вы, Артемий, от него откажетесь. Впрочем, я изложу суть, на всякий случай. Как известно, Одонхе не так восприимчивы к заразе. Так же факт, что Твирин в больших количествах усиливает иммунитет на какое-то время. Если совместить эти два факта, да одеть Дитя Бодхо в спецодежду, то может что-то и получится. Но… решать Вам.
Влад помолчал
- Ну, что бы не говорить лишь о будущем, то обратимся к настоящему.
Из сумки Ольгимский извлёк кусок вяленого мяса средних размеров, завёрнутый в ткань, и пристроил на какой-то бочке.
- Вам, Бурах, оно точно нужнее.

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2013-04-27 09:55:08)

+1

24

Ноткин подошёл к одному из агрегатов, расположенному на столе. Форма его, на первый взгляд, была достаточно примитивной: небольшой, где-то на литр, бак, сверху которого располагалась палка с металлическим цилиндром, под прямым углом присобаченная к ручке бака. Внимательно разглядывая аппарат, Ноткин понял, что ошибался в своём первом мнении о простоте устройства аппарата. На дне было проделано отверстие в форме воронки, а сам бак закреплялся на четырёх металлических штырьках; штырьки же, в свою очередь, крепко стояли на прямоугольном металлическом подносе - вероятно, для того, чтобы под воронку поместился стакан или бутылка. На слегка поржавевшем от времени и, вероятно, долгого использования цилиндре можно было увидеть застывшие пятна крови. Атаман принюхался к цилиндру. Несмотря на пятна, запах крови не улавливался, зато сразу определялся аромат твири. Можно было понять, что с этим механизмом кто-то работал совсем недавно. "Исидорыч не мог бы, ибо только позавчера приехал... Значит, батька его работал..."
Засунув нос вглубь ёмкости, Ноткин уловил всё тот же запах твири.
Кстати! Раз уж Исидорычу помощь нужна, то можно с ним и побазарить на тему сотрудничества. Ноткин, подвигав штырь с цилиндром вверх-вниз, и поняв, что это не что иное, как пресс для отжима, внутренне уже планировал обстоятельства сотрудничества. Естественно, в силу доброжелательности Бураху и остатков вежливости, перебивать ведущих разговор взрослых атаман не собирался, и поэтому, решив скоротать время, оставил в покое располагавшийся на столе маленький бак с цилиндром-прессом и подошёл ко второму, более крупному агрегату.

Отредактировано Ноткин (2013-05-03 02:58:29)

0

25

Пришла пора вспомнить, что Столица хорошо научила его молчать.
Как бы ни темнело в глазах от ярости, как бы ни дрожали руки, взять себя в руки можно всегда. Достаточно вчерашней сцены с Сабуровым. Нельзя портить еще что-то.
Бурах выдыхает, вышибая из легких остатки воздуха. Нет вины Ольгимского в том, что он – сын хозяина этих Заводов, в том, что все это «убежище» от крыши до подвала принадлежит его семье. Нет вины Ноткина в том, что Исидор привечал детей, многое им позволяя.
«Любой мальчишка в этом городе знает о моем отце больше меня»
«Они в своем праве, они в своем городе, а я чужак даже в том доме, где еще не остыли следы моего отца»
Вот ярость и прошла. Себя жалеть – самое последнее дело, дальше только лечь и лапки протянуть. А тут ведь в руки все дают, а ему кочевряжиться вот вожжа попала!
- Вы правы, Влад. И пожалуй, я знаю, что делать с вашим советом, - Артемий кивнул своим мыслям. – Да, если все пойдет как я думаю, к вечеру у нас будут хорошие вести.
Твирин усиливает иммунитет. Отец оставил ему рецепт и травы. Сложи два и два, Бурах, получишь ответ – и тогда займись уже делом.
- Я напишу в Сгусток, когда будут конкретные результаты.

0

26

Влад по лицу Гаруспика видел, что у того в душе происходят какие-то метания, что сравнимы едва ли не с ураганом. Но всё внезапно стихло, и последовал задумчивый ответ Степного Доктора.
«Вот и славно, Бурах. Вы нужны нам в здравом уме. Как знать – сколько ещё протянет Бакалавр в местных условиях? А болезнь не дремлет. Болезнь только набирает обороты. Мы ведь её, фактически, и не видели!».
- Хорошо, Артемий, что бы Вы там ни надумали, да будет так. Я буду в Сгустке. Если что, то сразу… да-да… сразу свяжитесь. Лично ли. Через посыльного ли. Если я буду спать, то пусть разбудят, в обязательном порядке. А теперь я вас, пожалуй, оставлю.
Влад покосился на Ноткина, который ползал вокруг Исидоровых устройств, дёргал за рычажки и двигал детали.
- В конце концов, Атаман тоже что-то хочет вам сообщить, и не факт, что лишние уши ему для этого требуются. Иначе – почему бы ему ещё быть здесь. Всего хорошего. И да… Влад покопался в сумке и достал бутыль твирина.
- Достаточно душевная штука. И, да, иммунитет поднимает. Угощайтесь.
Бутыль была пристроена возле мяса, и Влад вышел за дверь.
>>>>Сгусток

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2013-05-14 01:10:08)

0

27

Пока взрослые вели разговор, Ноткин начал исследование второго аппарата. Два огромных бака, соединённых друг с другом трубой. Из второго бака, более пузатого нежели первый, труба уже выходила, а пустое место под ней, видимо, служило подставкой для ёмкости. Расстеленная под своеобразным краном тряпка была заляпана буроватой жидкостью. "Это, наверное, для отжима твири?"
К первому баку была приставлена небольшая лесенка. Поднявшись по ней, Ноткин обнаружил на крышке здоровых размеров вентиль. Попробовал подвигать; не встречая особого сопротивления, вентиль можно было поворачивать и влево, и вправо.
- Ась? Ага, чужие ухи нам ни к чему... мне, по крайней мере, - прокивал головой Ноткин, когда услышал слова Влада-младшого. Тот тем временем извлёк из сумки бутылку твирина и пристроил рядом с куском вяленого мяса.
Живот выдал живописную мелодию, и Ноткин вожделенно вздохнул, мимолётом беспокоясь, не услышали ли его урчание. "Неплохо было б с утреца в магазинчик зарулить..."
- Так вот, Артемий Исидорович, - Ноткин спрыгнул с лесенки возле "пузатого" - так он окрестил этот здоровый агрегат - и подошёл поближе к Бураху, - Первое - это то, что я про Шкиля сказал. Пацаны сейчас беспокоятся, к гадалке не ходи. А второе... можно ведь с помощью этих драндулетов настойки изготовить, которые... ну, от болезни защитить могут?

0

28

Из сундука все-таки извлекается батон хлеба - начавший черстветь, но еще вполне пригодный в пищу. Обтерев нож о рукав, Бурах пристраивается на наиболее свободном углу стола и отрезает несколько щедрых ломтей. так же пластает половину куска мяса, сооружает себе бутерброд и приглашающе кивает Атаману на оставшиеся куски. Получается это как-то само собой: вроде бы, самому жрать нечего, а не поделиться рука не поднимается, тем паче что и глаза у Ноткина голодные. И очень, совершенно по-взрослому серьезные.
- Предлагаю решить обе проблемы одним ударом. Я иду с тобой на Склады, забираю сюда Шкиля, а тут уже он мне по мере сил помогает. Все равно до Кожевенного он вряд ли сможет дойти.
Еще один бутерброд, большой глоток твирина - жизнь положительно начинает обретать краски, а утреннее головокружение кажется далеким и несерьезным.
- Настои сделать смогу. Еще не пробовал, но руки вспомнят. Рецепт есть. Трав почти нет. Но это проблема решаемая, тем более что к одонгам идти мне нужно в любом случае. если Шкиль более-менее цел, положу его здесь, а сам пойду в Степь. Надеюсь справиться побыстрее.... И Капелла говорила, надо навестить Ласку. Ты её знаешь, к слову?

0

29

Кивком приняв приглашение, Ноткин подсел напротив. Неуверенно взяв бутерброд, вгрызся в хлеб и мясо, внимательно слушая Артемия.
- Хорошо, со Шкилем замётано. А насчёт настоев предложеньице есть одно, - тщательно прожевав кусок, Ноткин продолжил: - Настоями планирую я укомплектовать моих парняг, чтобы по кварталам шарились с утреца, смотрели, что заражено, что чисто. Потом перерисовывать это будем на карту и толкать на сторону. Город они знают, ошибок не будет никаких. Карту, правда, перерисовывать придётся, кривовато будет... но лучше, чем ничего, - Атаман снова отгрызает кусок, замечая, что бутер подходит к концу, - Ласку я знаю, Капеллу тож. С Лаской потише надо. Жалко мне её, ох, до слёз жалко. Она добрая, но головой немного... кувырк, - Ноткин провернул палец у виска, рассказывая, - Ей с батькой не повезло. Он бухал... да как бухал! До зелёного змия, до поросячьего визга, вдрызг просто... и саму её в малолетстве спаивал. Мне рассказывали знакомые, у него дома в подвале бутылок из-под твирина горы - чтоб снова все водой наполнить, воды во всех городских бочках не хватит. Споил бы насмерть бедняжку, если бы сам от твирина не скопытился. Живёт она в сторожке у кладбища, работает смотрителем, как батька ейный, - Прикончив хлеб с мясом окончательно, Ноткин подпёр голову рукой, - Она добрая, грустная. Но девчушка наша, не откажет.

Отредактировано Ноткин (2013-06-10 10:45:26)

+2

30

Заразу они искать будут. Вот они, которых еще даже подростками язык назвать не повернется, еще просто дети...
Только вот Атаман его мнения не спрашивал. И спасибо еще, что честь оказал, планами поделился да содействия попросил - хотя тут не столько самого Артемия доверие касалось, сколько памяти деда Исидора. И не осрамиться бы...
- Сразу не смогу. Травы надо найти, действие настоев - проверить. Разве что к вечеру управлюсь. Но если получится все, вас первых не обделю, само собой.
Бурах делает еще глоток, ставит бутылку на стол и собирается с мыслями.А, он все равно сюда вернется - Шкиля забросить, к Ласке сходить, за травами сходить...
- Думаю, можем идти. - остатки хлеба и мяса, аккуратно завернутые в тряпочку, отправляются в сундук, это неприкосновенный до ночи ужин. - А с картой - это хорошая идея. Имей в виду, мне надо.

0

31

Вот уж чего не знал Ноткин, так это того, что первым клиентом окажется сам Бурах! Да и сделку оговорили очень и очень удачно, несмотря на время...
Правда вот... блин.  Разведка города - сказать легко. Грифовские ребята, может быть, особо буянить не станут, если, по крайней мере, ночью на разведку парней не отправлять. А вот словить болячку или напороться на пёсьих морд - вот незадача. "Погорячился я тогда, ох, погорячился. Надо было с Ханом на мировую пойти..."
По одному парней отправлять точно не стоит. Группами по трое-четверо - другое дело. И то, настоев нужно слишком много. Пусть будет одна-две группы. Проверили, где дома красной мерзотой покрыты - и к другому району. В дома их не запускать. Карта Города в Крепости была - старая, изрядно попорченная. Знания Двудушников помогут восстановить все закоулки, которых не видно. Перерисовать... криво получится, факт.
Вроде бы всё решаемо.
Опять больно ёкнуло в груди у Ноткина, когда тот вспомнил о Шкиле. "Пожалуйста, только не натвори ничего, я знаю, с тебя станется... уж понял, что за шило у тебя меж ягодиц вставлено... и вы, парни, тоже не подведите, не злите его..."

>>>> Крепость Двудушников

0

32

Где-то на востоке, далеко за Бойнями, ночь уже начала сдавать позиции. Самое бы время сейчас уйти в Степь, позволив чутью и давно позабытым приметам вести себя, дойти до юрт Червей, поклониться и назваться им, заговорить с ними об ушедших и об оставшихся, услышать нужные, словно травами сплетенные слова, самому к травам обернуться, в руки свои их позвать.
Степь, если уж за десть лет никуда не делась, еще пару часов простоит. Люди вот не столь долговечны.
Бурах засовывает ключ в карман и поднимается по насыпи вслед за Атаманом.
Ну, Шкиль, только попробуй там загнуться или заразить кого...

>>>>Крепость Двудушников

0

33

>>>Вагончик Мишки

С грохотом захлопнув за собой дверь, Артемий по инерции сделал еще несколько шагов, прежде чем осознал замеченный боковым зрением на полу маленький светлый конверт. Вернее, два конверта. Один, бывший светлым до того, как на него наступили испачканным в глине ботинком, впечатав в грязный пол, привлек внимание сразу: печать Проекта Быков оставалась вполне разборчивой, да и текст, хотя и пострадал, все-таки не был полностью уничтожен.

"Уважаемый Артемий! Мне крайне неловко Вас просить, но обстоятельства складываются так, что я просто вынужден.
Несколько мясников сбежали из Термитника, и я боюсь, что, пребывая в Городе, они подхватят заразу. Я очень прошу Вас найти их. Это необычайно важно для Уклада!"

Боос Влад положительно умел радовать людей!
Второй конверт радовал куда меньше, хотя определенно, речи о Болезни, приведенные в нем, были весьма… новыми. Не передается при контакте. Не заразна, возможно. Отбивается стандартными иммунокорректорами. Контролируется стандартными же антибиотиками. Шансы пока остаются.
Итак, дела грядущие положительно сводились к беглым мясникам и запертому Термитнику. Визит к Боосу был совершенно необходим еще и из соображений личной безопасности: узнавать на своей шкуре, что еще наутверждает чрезвычайный и полномочный под горячую руку, ей-богу, не хотелось.
Освободив немного места на столе, Артемий достал из сундука несколько относительно чистых листов и попытался набросать план.

1. Атаман. Настои. Не меньше 5 бутылей. 20 стеблей?
(!) Проверить возможность и применимость настоя из меньшего числа стеблей.
(!) Узнать у Эспе-Инун о других собирателях и способах получить травы или средства на обмен (пища, кровь, etc).

(!!!) Еда! Не забыть навестить магазин. Подозреваю, с ценами неладно, но нужно понять масштабы катастрофы.

2. Отец. Дневники, тавро.
(!) Тавро. Эспе-Инун? Мясники?
Проклятье, неужели в самом деле никого из долгих таглуров?!
(!) Убийца и способ убийства. Тело должны были доставить на Кладбище.
(!!) Девочка-могильщица. Дважды необходимо поговорить.

3. Боос. Беглые мясники.
Он боится, что они подхватят заразу, ха!
(!) Э-И, видимо, против БВ. Посоветоваться первой.

Однозначна необходимость встречи с Л, ЭИ, БВ, возможно, с Н.
Узнать, выжил ли Д.
(!!) Шкиль!

И это только на один день.
Подумав, Артемий достал из сундука остатки мяса, хлеба и твирина. Черт с ним, с ужином, сейчас бы что сожрать, а там хоть кто да накормит.
Настои? Черт с ними, потом. Нужно понять, сколько трав у него есть в перспективе, а уже потом рисковать, тратя их на эксперименты.
Тавро. Хватает одного взгляда, чтобы окончательно запомнить гармоничные, плавные, достаточные линии. Артемий, к своей беде, не знает сложной степняцкой грамоты, и хорошо бы вообще найти учителя когда-нибудь.
Итак: Кладбище, ночлежка Оспины, «Сгусток». Далее – по ситуации.
Задвинув пустую бутылку под стол, Бурах идет дальше. Утро уже вступило в свои права. На до полудня еще далеко.

>>>>Ночлежка Оспины.

Отредактировано Артемий Бурах (2013-10-10 00:00:23)

0

34

Не давая себе возможности остановиться и задуматься, Артемий дошел до кровати, вытряхнул на нее твирь из карманов и из отцовского сундука. Итак. Что у нас есть?
Две кровавых, две черных, две бурых. Один лист савьюра. Один стебель белой плети. Еще один - найденный вчерашним утром. Еще по одному черной и бурой - результат утренней прогулки. Бурая - подарок от Эспе.
Так, вот травы, вот рецепты, вот дистиллятор, где-то в многочисленных бидонах и контейнерах должен быть запас спирта. Вот дневники отца. Осталось взять все перечисленное и совместить. Это должно быть просто. "Твирь не капризна" - говорил отец. Остается просто встать, взять и сделать. А он почему-то так и сидит, положив руку на жесткое одеяло рядом с разложенными травами, смотрит на них пустым взглядом, тяжело дыша.
Ты что же творишь, мальчишка? Поверил отчаявшейся женщине и напуганным детям? На себя согласился принять ответственность? Обещаний нараздавал? Да на себя посмотри! Не зная слов, не храня в памяти имен, слепым котенком тыкаясь в письмена, чем ты отличаешься от любого ребенка Уклада? Знания твои - знания детей, сказки у костра, подсмотренные из-под руки взрослого. Без понимания, без опыта поколений, без таинств посвящения и знаний переданных... Детскими играми это будет, святотатственными и жестокими.
Артемий сидит, сжимая в кулаке стебель бурой твири, резко и зло выдыхает сквозь зубы, потом снова, и снова. Да, не обучен. Да, не посвящен. Зато помнит, что и как делал отец. Видел. Запоминал.
Не боги горшки обжигают. А менху здесь нынче и правда в дефиците.
Он опускает взгляд на измочаленный стебель, делает глубокий вздох, встает и идет к дистиллятору. Хватит. Надо работать.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Запись на отдельной странице, пристроенной рядом с дистиллятором.

Черная и кровавая - средний эффект, но вред невелик.
Бурая сильнее, но и более опасна.
Савьюр усиливает пользу.
Белая плеть бережет от опасности.
Поместить травы в верхний контейнер, спирт вылить в жестянку посередине.
Провернуть вентиль.


Артемий подносит к губам бутыль, ожидая чего-то гадкого, но твириновый настой пахнет степью, памятью о лете и, естественно, спиртом. Горло обжигает отменно.
Убедившись в отсутствии мгновенного летального исхода, Бурах засовывает оставшиеся две бутылки в сумку и выходит из дома. Проверять - так на практике.

>>>>Дом Шкилей

Отредактировано Артемий Бурах (2013-10-27 14:36:44)

+1


Вы здесь » Мор. Утопия » Жильники, Заводы и Сырые застройки » Убежище Бураха