Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Площадь мост » Склепы Хозяек


Склепы Хозяек

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Большие монументальные здания, предназначенные для того, чтобы отдать дань памяти Мертвым Хозяйкам.
У Склепа Виктории можно найти: обрез (1 шт), патроны для обреза (10 шт), две буханки хлеба и бутылка молока (1 шт).

0

2

------->"Горны"

Ей не было холодно, хотя дождик всё продолжал накрапывать, и ветер с Горхона пах зимой и севером. Не потому что она была так уж тепло одета, и уж точно не потому, что осень была теплой. Просто на материнской могиле она могла провести несколько часов и даже не заметить этого. Даже зимой, в лютый мороз.
Она сидела на надгробном камне, совсем близко от негасимого огня и, нахохлившись, смотрела, как падают с неба серые холодные капли. Как по земле растекается маленькая, словно свинцовая, лужица. Как по лицу каменной Виктории бегут струйки воды - словно слезы.
Пожалуй, сравнение было правильным. Мать наверняка плакала бы, если бы видела, что начинается без них с Ниной в Городе.
Зрелище завораживало. Капелла подобрала под себя ноги, плотнее запахнулась в курточку, и замерла, глядя перед собой и едва заметно улыбаясь. У склепов было хорошо. Тяжесть будущего, навалившегося на плечи - эпидемия, детские войны - становилась легче. Словно кто-то незримый сел рядом с ней, взъерошил волосы - не бойся, даже если будет страшно. Всё равно в конце всё станет хорошо...
Она кивала, чувствуя теплую ладонь на своей руке - да, конечно, я не боюсь...
Со стороны она, наверное, казалась впавшей в транс.

Дождь унялся к вечеру, но небо, впрочем, не прояснилось.
Капелла сидела всё в той же позе, вслушиваясь в едва слышный трепет мира вокруг, и нельзя было сказать - бодрствует она, или давно уже задремала, пригревшись на надгробном камне. Задремала - или вовсе умерла.
Если бы нашлось кому увидеть её - он, скорее всего, испугался бы.

Очнулась Капелла только к ночи, когда начало темнеть. Сморгнула, потерла лицо ладонями. Странно, но ноги у неё совсем не затекли, только хотелось есть, и удивительно было - как это она полдня просидела на холодном камне, и не замерзла, и не заметила этого.
"Кажется, - думала она, грея озябшие руки у огня, - Там что-то было..."
Но она не смогла бы вспомнить ни одно из смутных видений, приходивших к ней в её оцепенении. Знала только, что если они и были - в них не было ничего хорошего. Только Грязь, боль и страх. И, может быть, капелька надежды... Очень маленькая капелька надежды.
Она оценивающе взглянула на небо - "Если ночь, значит, в Театре заводят Пантомиму" - поднялась. Помахала рукой горящему на могиле пламени, которое в ответ брызнуло снопом ярких искр - и заспешила.
Она понятия не имела, сколько до полуночи, но, на всякий случай, торопилась.
Лучше прийти раньше, чем опоздать.

------>Театр

+1

3

---> "Сгусток". Виктория Ольгимская-младшая

Пошли они с Сашкой через Почку. Любопытно же все-таки на чужака посмотреть. И уже у самого моста приключилась оказия.  Тетка Алмас, которая жила в доме напротив лестницы в небо, напекла пышек с сахаром и поставила их студиться на подоконник, прямо под открытое окно.  Круглые румяные пышки выглядывали на улицу и прямо-таки сияли среди пасмурного дня как маленькие солнышки.  Да еще кто-то как нарочно под окном оставил перевернутую на бок старую бочку.
Спичка, хоть у него по началу другое на уме было, толкнул Сашку локтем и они не сговариваясь двинулись к окну.
- Нехорошо это вообще-то, - пробурчал Сашка.
- А мы только по одной возьмем.
Они разом шагнули на бочку,  разом протянули руки, и Спичка уже почувствовал, как дышит теплом  сдобное тесто.
Неизвестно кто из них сделал это неловкое движение, но вдруг противень опрокинулся и с грохотом рухнул обратно в кухню вместе с вожделенным содержимым.  Да еще и тетка Алмас, оказалась на кухне, и выскочила из двери, ругаясь на чем свет стоит, и со скалкой в руках.
Спичка с Сашкой прыснули в разные стороны. Сашка в бурьяны вокруг лестницы в небо, а Спичка по берегу Глотки и к мосту. Где-то вдалеке тетка Алмас призывала степных духов причинить воришка всякое нехорошее.
Подгоняемый этими криками, а потом уже по инерции Спичка пролетел мимо Омута, и дальше почти аж до самого Многогранника и  только за Горнами остановился и перевел дух.  Не повезло. И Сашка куда-то потерялся. В животе совсем заныло и заурчало, аж голова начала болеть от голода. Все-таки было ведь предчувствие, что надо сюда идти. Спичка повернул вдоль берега и потопал к склепам хозяек.
Склеп Виктории – высокий и светлый, окруженный приветливыми деревцами выглядел ухоженным и даже по-своему  уютным.  И в самые тяжелые времена,  то есть в тяжелые времена особо, горожане не забывали Светлую Хозяйку и Защитницу. Спичка сюда тоже приходил только в самые тяжелые времена. Вот как сейчас.  Быстренько обернувшись по сторонам, не идет ли кто, он скользнул внутрь склепа.
- Извините меня, пожалуйста, - как обычно шепнул он, поднял лежавший на каменном возвышении каравай хлеба, отломил половину и сразу принялся жевать, усевшись на пол.

0

4

------------->Многогранник изнутри

Она переоценила себя.
На краю Ямы закружилась голова, шатнуло к краю. Псиглавец-страж поддержал под локоть, склонил обеспокоенно остроухую голову, но Капелла махнула ему успокаивающе, и пошла к лестнице. Медленно, болезненно стараясь не оступиться. Слабость никак не отпускала её, давила, размазывала, казалось, что сейчас в глазах потемнеет и она свалится в обморок, но воля упрямо тащила тело вперед и оно послушно переставляло ноги по ступенькам.
Ветер трепал шарф и играл с подолом юбки.
Когда Капелла спустилась - пальцы у неё были холодными, болела голова, и внутри было ощущение тянущей пустоты. Словно она выжгла все, так, что силы осталось на самом донышке, и при любом шаге она грозила расплескаться. До дома в таком состоянии ей было не дойти.
Ноги сами понесли дальше, словно переняв упрямство у воли.
Понесли к безопасному месту, которое было ей не домом, но хорошим убежищем от любых тягот и страхов - к склепам Хозяек. Туда, где их присутствие ощущалось особенно сильно, а силы прибывали, словно кто-то гладил по волосам, по плечам, утешая и успокаивая.
Правда, сегодня она была не единственной посетительницей, но в муторном состоянии бессилия даже не почувствовала этого, опускаясь на теплый камень ступеней.

0

5

Очень неловко получилось. Ну вот совсем прямо никуда.
Может Спичка и был не единственным из городских ребятишек, кто наведывался к Светлой хозяйке, когда становилось совсем голодно, и Спичка даже готов был сюда Сашку привести, но все-таки старались лишний раз покой здешний не нарушать и эти тайные визиты между собой не обсуждали. А тут вот так вот Спичку застукали с полным ртом и бутылкой молока в руках. Да еще сама Капелла.
Он тут же поставил бутылку на пол:
- Я уже ухожу. Вот уже ушел.
Но Капелла ничего не ответила, даже ни малейшего внимания ни Спичку не обратила. Села на ступеньку и привалилась к стеночке.
Спичка замешкался, присел возле нее на корточки и заглянул в лицо.
- Капелла! Слышишь? Случилось чего? Может ты обиделась, что я тут... ну...
Сбежать конечно хотелось, но теперь это уже казалось не честным. Трусливым каким-то.

0

6

Голова кружилась. Молоко у Хана, конечно, немного помогло, но спуск к подножию Многогранника подточил и так невеликие силы. Куда скандалить с Ноткиным, куда выводить детей - суметь бы взгляд на чем-нибудь определенном задержать, да в обморок не упасть.
Смешно было бы - будущая, если верно лягут карты, Светлая Хозяйка свалилась в обморок от чрезмерных усилий.
Это "смешно" тоже кружилось и было странно далеким, словно мысль была вовсе не её.
На то, чтобы понять, что в поле зрения находится Спичка, и пытается за что-то оправдаться, ушло почти полминуты. Капелла потерла лицо ладонями, достала из-за пазухи верную бутылку. Щелкнула открывшаяся крышка, несколько глотков воды прохладой легли на язык.
Интересно, если бы она таки сползла на ступеньки в обмороке, что бы Спичка тогда делал?
Смочив ладони водой, она обтерла лоб и виски, коснулась шеи. От этого становилось легче, тошнота и слабость отступали. Правда, состояние было качающимся и нестабильным. Стоило немного посидеть.
- Перенапряглась, - пояснила она, попутно отмечая - початая бутылка молока, обломанный кусок хлеба. - Дети уходят в Многогранник, я проверяла, нет ли среди них больных.
Она догадывалась, что дары, приносимые матери, недолго остаются лежать на ступенях - если бы оставались, все уже было бы завалено зачерствевшим хлебом и скисшим молоком, приходилось бы выкидывать. И это вовсе не было обидно - напротив, даже после смерти Светлая помогала людям, тем, у кого не было денег на еду. Вряд ли она бы сердилась, скорее радовалась бы.
Капелле это казалось очевидным, но Спичка выглядел таким смущенным и испугавшимся, что стоило признать - для него все выглядело совсем иначе.
- Мама бы не обиделась, - улыбнуться вышло с трудом, мышцы словно замерзли и плохо слушались. - Наоборот, ей было бы приятно, что кому-то все это пригождается. Доедай.

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Площадь мост » Склепы Хозяек