Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Район "Створки" » "Омут"


"Омут"

Сообщений 51 страница 98 из 98

51

Услышав стук в дверь в очередной раз, Ева даже не удивилась. Все они ждали Даниила. И, наконец, дождались. Андрей, как почти полноправный хозяин, открыл дверь и провёл гостя в дом. Затем быстро что-то протараторил и скрылся в неизвестном направлении. Ева поднялась со своего места и направилась к Даниилу, широко улыбаясь и одновременно аккуратно оглядывая того со стороны. Сразу же отметив для себя привлекательность молодого человека, она инстинктивно выпрямилась и слегка качнула головой, отправляя непослушные волосы за спину.
- Мы Вас так ждали. Весь Город только и говорит о столичном докторе Данииле Данковском. Рада, что местом своего пристанища Вы выбрали именно мои скромные покои.
Ева пригласила Даниила к столу, а сама села напротив. Она посчитала, что Влад захочет пообщаться с бакалавром и не стала мешать. У неё ещё будет время на знакомство... К тому же можно было не терять времени даром и хорошенько рассмотреть мужчину. С каждой секундой, что она оглядывала каштановые волосы, тёмные глаза, прямые брови, она понимала, что всё больше и больше хочет попробовать их на вкус. Она никогда не могла остановиться и всегда хотела получить всё и сразу.
"А он красив... Странно, что Андрей не побоялся оставить его у меня. Наверняка будет заливать свою ревность твирином и очередной молоденькой танцовщицей. Ну и поделом. Сам виноват. Сам подпустил волка к несчастной овечке. Волка... или волчицу?"
Ева улыбнулась собственным мыслям и осушила свой стакан.

0

52

В "Омут", после ухода Стаматина, зашёл новый гость. Исходя из слов Андрея, Влад сделал вывод, что в доме наконец-то всеобщему взору предстал Бакалавр. 
"И вот к нам пожаловал долгожданный Даниил. Он мне немного напоминает многочисленных проверяющих. Да и одет похоже. Вон какой плащ дорогущий!  Но в его лице я вижу растерянность. Неподготовленность. Нет той решительности, что присуща столичным чиновникам. Ну так ведь он и всего лишь..врач. Хотя, если он связан со Всемогущими Властями, то он подобен длани закона. Ну да ладно. Врач - не инквизитор".
Влад встал и поприветствовал гостя.
- Здравствуйте, Даниил. Я Влад Ольгимский. Младший, разумеется. Сын того, кого называют Тяжёлым Владом. Наша семья, как правило, управляет финансовой стороной жизни в городе. А так же всеми... производствами.
...Сказал Ольгимский и протянул Бакалавру руку.
Давно вас жду, злоупотребляя гостеприимством Евы. Но... Я хотел задать пару вопросов.

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2011-08-21 22:29:50)

0

53

- А...
Нет, когда-нибудь ему всё-таки ответят на ВСЕ вопросы, которые его интересуют. Пока же только множат их и предлагают варианты ответов. Из скорой и довольно сухой тарабарщины прямо в ухо, которой милостиво наградил Андрей, Даниил сумел понять, что вот этот особняк, собственно, ему и приглядели в качестве временного пристанища, а женщина, вслед за архитектором появившаяся в поле зрения, - владелица дома.
Растерянно обернувшись было вслед Стаматину ("Ты куда, золотая рыбка?.."), Данковский решил не задерживать его: архитектор сделал для гостя достаточно того, что могло бы окупиться простой благодарностью. "Ничего, предоставится случай -сочтёмся."
Чинных представлений удалось избежать, как и хотя бы поверхностного знакомства. Что ж, может, всё и к лучшему... Тем более, что здесь ему, кажется, были рады. По крайней мере девушка, открыто и гостеприимно поприветствовавшая его.
"Кто она, интересно?"- сразу же всплыл в голове участливый интерес,- "Что она здесь держит - пансион? Доходный дом какой-нибудь, или..."
Она, признаться, держалась несколько вольно, и её откровенная, чуть легкомысленная одежда позволяла во всей красе оценить прекрасное юное тело новой знакомой, но Данковский здраво рассудил, что не стоит неприкрыто разглядывать незнакомую женщину, "даже если она выглядит таким образом."
- Знал, что слава летит впереди человека, но не думал, что с такой скоростью. Безмерно благодарен за кров, хотя выбирал я едва ли, Ева...- произнёс бакалавр, поклонившись в знак приветствия доброй самаритянке.
Слетевшее с уст имя невольно отдалось в памяти странным спусковым крючком, и, только произнеся его, Даниил внезапно припомнил написанный аккуратной женской рукой на куске бумаги в его кармане список. При первой же возможности надо было проверить, та ли Ева стояла перед ним, к которой советовала присмотреться Мария...
Юная особа провела мужчину вглубь дома, оказавшегося под стать своей хозяйке: полным ненавязчивой роскоши, немного ненастоящим, игривым... Чего стоили только эти красные шторы и лежащие вокруг приземистого столика прямо на полу гобеленовые подушки. Вовремя отвлёк от не слишком приятных ассоциаций, неуместных в его положении, Даниила представившийся Владиславом молодой мужчина, возможно, немногим старше самого Данковского. Пожимая протянутую ему руку, бакалавр машинально кивнул на приветствие, вздёргивая брови.
"Наследник правящего семейства? Вот уж не было печали... Неужели я уже успел привлечь внимание всех разом власть придержащих?"
Внешний облик Ольгимского был не слишком презентабелен, возможно, даже простоват, и всё же что-то заставило Даниила помалкивать и не задавать вопросов, пока не даст тех ответов, которые от него хотели бы услышать.
- Не знаю, могу ли я помочь... Я к вашим услугам.
"В разумных пределах. Но у вас должен быть веский повод, чтобы ждать незнакомого человека в чужом доме... долго, в общем."

+1

54

"Да, такой своего не упустит. Надо будет снабжать его необходимыми сведениями и... ключами к дверям и людям. Отец прислушается к моему такому мнению, я думаю. Но лучше не позволять ему через чур много"
Влад улыбнулся...
- Давайте сначала присядем
...И, не дожидаясь действий Даниила, сел.
- Я вот о чём. Мне стало известно, что Симон умер. Вы уже слышали? И если да, то что Вы думаете насчёт этого... случая. Ибо мне он кажется мало правдоподобным. Все думали, что Симон бессмертен.
"Спросить или нет об Исидоре? Вряд ли Даниил вообще знает, кто это. А вдруг слышал уже? Хм..."
- И вот ещё... Вы не знаете - кроме Вас ещё кто-то прибыл в город? Примерно в то же самое время...
"Ну, как-то так. Не стоит быстро заваливать его вопросами. Ещё будет время. Он ведь в городе ни так давно... Мог и правда не узнать обо всём. Тем паче, что у него было ни мало поводов удивляться".

+1

55

Взглянув на хозяйку дома - не будет ли неприлично? - доктор сел напротив Владислава, приготовившись слушать расспросы с пристрастием. Собеседник поддерживал в общем нейтральный тон, но именно это и несколько зацепило Данковского: что-то показалось неестественным, будто Ольгимский сам знал ответы на все вопросы, и ожидал разве что подтверждения.
"Хотя не стоит сразу же настраивать его против себя. Иметь такого друга намного лучше, нежели врага."
- Я как раз только что говорил с братьями покойного... Признаться, я ещё даже не вполне оправился от шока. Я ведь прибыл сюда именно к нему, по приглашению Исидора Бураха. Наверное, он сможет пролить свет на что-либо, но к нему уже отправлен его ученик.
Удивительное дело, со сколькими новыми людьми приходилось сталкиваться в столь короткий промежуток времени. Благо, все они по-своему запоминались и были связаны с определёнными впечатлениями и отрывками пути, что только играло в пользу Даниила: круг связей сразу же следовало упрочнить и уточнить, дабы всегда быть уверенным в помощи, если таковая понадобится.
- Но я пока отказываюсь что-либо комментировать по факту его смерти,- поспешил добавить Даниил, чтобы не быть превратно понятым,- До осмотра тела и вскрытия невозможно судить о причинах гибели, и, даже если у меня есть предположения, я не стану их озвучивать, чтобы не пустить ложных слухов. Я надеюсь на ваше понимание: позвольте мне не делиться своими догадками "и не подставлять себя под удар в случае ошибки."
Данковский на секунду задумался, припоминая свою дорогу сюда. Он не мог точно сказать, сходил ли кто-то на станции вместе с ним, и кривить душой не желал.
- Я прибыл на поезде, и полагаю, что на нём вполне могли приехать люди, хотя я провёл всё время в одиночестве и не видел, чтобы кто-то передвигался по вагонам.
"По правде говоря, я вообще не уверен, что прибыл легально. Состав уже тронулся, когда я на него запрыгнул, и вагон, похоже, пустовал полностью... Может, его просто прицепили и не закрыли двери... Мда, а ведь я даже не задумывался об этом."
Даниил чуть нахмурился и сощурился, пытаясь пробиться сквозь непроницаемый доброжелательный взгляд Влада.
- Не сочтите за дерзость... Вы подозреваете меня... в убийстве?

+1

56

Младший Влад внимательно выслушал Бакалавра. Он не узнал ничего нового, но теперь факты казались ему более цепкими, более крепко схватившимися друг за друга.
"Значит, всё это правда. Если уж Каины говорят... Но КАК? Что ж. Время покажет. Теперь надо идентифицировать того. Второго".
- Ну, в убийстве в этом городе теперь будут подозревать всех. Всё-таки это Симон, а не Червь какой-нибудь. Просто кого-то будут подозревать первостепенно, а кто-то будет заниматься своими делами за занавесом событий, но, быть может, всё же выйдет на сцену бытия и удивит публику. Хотя... Вот я никого не подозреваю. Это, всё же, не моё дело, и едва ли дело семьи Ольгимских. Пусть этим занимаются Каины и комендант Сабуров. Особенно последний, ибо это его первостепенная обязанность. Подозревать, разыскивать, наказывать. Уж лучше он, чем та толпа, которая прошла мимо моего дома в ночь Вашего приезда. Я, собственно, что и спрашиваю. Вместе с Вами, Даниил, в город прибыл кто-то ещё. И, судя по крикам толпа подозревала его в смерти...да-да, крепитесь... Исидора Бураха! Я говорю лишь то, что слышал. Более того, на приезжего свешали ещё какие-то таинственные степные смерти. Вроде как, несколько человек растерзали прямо-таки в кашу. Не знаю, нашла толпа того, или, обознавшись, устроила суд невиновному, но живыми оттуда они не ушли. Неизвестный защищался и избежал смерти. Едва ли это Вы. На Вас вон ни царапины... Но вы могли друг друга видеть.

0

57

Кажется, Данковского начал подводить слух, или же Владислав оговорился. Но Даниил вырвал из речи Ольгимского только одну фразу, которая сильно ударила по ушам.
- Простите, простите...- бакалавр помотал головой, перебивая собеседника на последних словах,- Я не ослышался? Смерти Исидора? Вы, верно, имели в виду...
"Нет. Это его "Крепитесь", и этот тон..."
- Вы, верно, шутите?..
Спина сама собой ссутулилась. Глаза будто погасли, пальцы, доселе сжимавшие ручку саквояжа стальной хваткой, расслабились. "Это такой дурной сон? Пожалуйста, кто-нибудь, разбудите меня. Пусть я снова окажусь в Столице..."
- Владислав, если хоть малая толика из того, что вы говорите - правда, то не хотите ли вы сказать, что мы находимся в самом сердце назревающей смуты? Как вы сказали - растерзали в кашу? Вам не кажется, что это слишком? Вы так спокойно говорите о... массовых убийствах, что я просто не могу относиться к этому серьёзно.
"Провинция провинцией, но какие-то границы должны быть. О-бя-за-ны. Невероятно, чтобы так расправлялись с..."
Некстати в голову постучалось навязчивое воспоминание о стихийном погроме лаборатории "Танатики", и внутренний голос призаткнулся.
"Нужно предупредить Станислава..."- было последней мыслью, на которую был способен разум. Сам факт ещё одной смерти отказывался улечься в голову... Хотя был не так уж несуразен, надо признать.

+1

58

"Спокойно говорю? Были бы Вы, Даниил, когда тут происходила эпидемия песчанки. Хотя... может быть, на меня так действует проживание в изоляции. Как-то мне и правда все эти городские события немного... Хм... Но может быть события отнюдь не городские?"
- Что ж. Я едва ли могу что-то утверждать. Сейчас. Я пока знаю не больше вашего. О смерти Исидора мне известно, лишь из ночных криков в степи. Лично я не проверял. Ни его пульс, ни его кровяное давление. Это всё ещё нужно проверять. Народ тёмный, сами понимаете. Услышали "А", а дописали алфавит. К слову... у меня есть подозрения и на тот счёт, кто прибыл в город с Вами, Даниил. Да, есть.
Влад помолчал..
- А вот насчёт тех несчастных, которых посреди степи превратили в пюре... Тут, признаюсь - страшно. Есть у меня подозрения, что - это не толпа эта, и не разбойники местные, и не приезжий, что жертвой самосуда чуть ни пал. В степи что-то недоброе ходит. Понимайте как хотите... Я видел это... существо.

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2011-08-23 19:22:51)

0

59

С каждой минутой вертикальная морщина на лбу светила столичной науки пролегала глубже. Он не слишком хорошо понимал, куда ведёт Ольгимский, но это направление ему решительно не нравилось.
- Я, Влад, теряю нить разговора. Вы пытаетесь меня запугать, что ли?
"Говорит недомолвками, темнит, манерничает... Чего он вообще хотел? Узнать, не видел ли я чего подозрительного? О да-а, браво."
- Если у вас есть ещё какие-то вопросы ко мне - задайте их, и не - как вы выразились? - не злоупотребляйте гостеприимством почтенной Евы,- Данковский посмотрел на слушавшую без особого интереса разговор двух мужчин хозяйку дома,- Боюсь, что я не понимаю, чем ещё могу вам помочь. Пока что, уж простите, я нахожу вашу речь очень странной.
"Нет, кое-что полезное он сообщил. Но манера изъясняться - боже, врагу не пожелаешь..."
Ладно. Покажется грубым - чёрт с ним, ему тоже не особенно нравится зверьком для разглядывания служить неизвестно кому.

+1

60

Влад посмотрел на Бакалавра.
"Да, видимо, мне больше нечего у него выяснить. Столичный гость и сам, право, не знает, что и как. А теперь озадачен даже более".
Ольгимский откашлялся и продолжил.
- Что ж. Видимо, мне более нечего у Вас узнать. Самое время отправиться на поиски отца. А Вам бы, Даниил, я рекомендовал уточнить сведения насчёт Исидора. А заодно бы не плохо уточнить моменты с тем, который приехал с Вами вместе. Быть может, в нём кроется какой-то смысл. И, быть может, это сын Исидора - Артемий. Но это опять же вилами на воде... да-да. Кстати, в расследованиях насчёт Симона и всего остального Вам поможет Комендант Сабуров. Если найдёте с ним общий язык, то дверей перед Вами откроется больше. Как-то так.
Влад взял орех и, задумчиво, сгрыз его.
- Теперь, пожалуй, мне пора. Здесь на пруду парочка интересных мне гостей. Надеюсь, в моих силах - уболтать их, покинуть "Омут". Да, вот ещё что. Отец сейчас что-то вечно занят. А теперь, я думаю, будет ещё больше. Если что-то будет надо нужно, то обращайтесь лучше ко мне. Меня можно найти у меня дома - такое строение возле Станции. Либо...
Влад почесал небритую щёку
- Либо спросите у Капеллы. Сестра моя - Виктория. Она обычно находится в Сгустке. А в общем-то она тоже может Вам помочь. Вот теперь я точно ухожу. До свидания, Ева. И, думаю, до встречи, гн Данковский.
Младший Влад проследовал ко входной двери, затем проверил наличие ножа и покинул "Омут".
>>>>Створки

Отредактировано Влад Ольгимский (мл.) (2011-08-24 01:44:01)

+1

61

Даниил задумчиво пожевал губу, запоминая перечисленные Владиславом имена.
"Комендант Сабуров... Вероятно, именно он и должен поддерживать в городе порядок, и с него следует спрашивать о творящихся бесчинствах. Должны же здесь быть хоть какие-то органы правопорядка! Помимо, разумеется, народного суда, который, как видно, тут процветает..."
- Спасибо за совет, Влад. Думаю, я так и поступлю. Если что-то от меня понадобится, то вы знаете, где меня найти. Скорее всего, моим пристанищем станет на некоторое время "Омут", так?- Данковский снова мельком взглянул на Еву, ища своим словам подтверждения на всякий случай.
"Не знал, что у Исидора есть сын. Но мы в общем-то не касались в переписке личных тем, и чему я удивляюсь... Если он прибыл вместе со мной, то подозрение автоматически падает и на него. Ох, не хотелось бы прослыть замешанным в такой истории, особенно когда всплывает отцеубийство."
- До... встречи. Если потребуется, я вас разыщу.
"Капелла... Это прозвище такое? Странное, но почему-то мне оно кажется красивым. Веет от него... защитой, что ли, хотя не представляю себе, какой бы могла быть его сестра. Ладно."
Когда дверь за младшим Ольгимским закрылась, Даниил встал и, подойдя к Еве поближе, улыбнулся ей, склонив голову (хотя, кажется, он уже её поприветствовал). Только и делает сегодня, что кивки отвешивает.
- Простите, дорогая хозяйка, если я доставил вам беспокойство. Очень неудобно получилось, жаль, что пришлось вести такой разговор в вашем присутствии. Впрочем, оставим. Зовите меня Даниилом, хотя моё имя вам уже, кажется, известно.

+1

62

Ева слушала разговор мужчин в пол-уха. Её угнетали рассуждения о смерти и убийствах. Она привыкла к размеренной и тихой жизни в Городе, мало насыщенной событиями и происшествиями. Она всегда знала, что если не уходить далеко в степь, не приближаться к Червям и не гулять по улицам ночью, то можно прожить долгую, почти счастливую, но невероятно скучную жизнь. Иногда она, конечно, скучала по развлечениям и шуму Столицы, но понимала, что Город завладел ею навсегда. Ведь, если ты Ему не нужен, он тебя не примет, но если уж ты успел стать частью Его, то освободиться не так просто...
Когда Влад засобирался уходить, Ева словно очнулась от собственных мыслей и проводила молодого человека обворожительной улыбкой.
- До свидания, Влад. Заходи как-нибудь ещё.
И приноси свой замечательный твирин... Давно не пила такой чудесной вещи.
Оставшись с Даниилом наедине, Ева впервые почувствовала себя несколько смущённой. Это было чем-то новым для неё. И она ещё не совсем понимала, что с ней происходит. Даниил стоял так близко и смотрел на неё сверху вниз. А Ева не могла оторваться от его глаз. Тёмные, загадочные, манящие, скрывающие что-то...
Что за чушь? Скрывающие что-то? Что с тобой происходит?Ладно, подумаем об этом потом...
- Не думайте, что доставили мне неприятности. Я всегда только рада гостям и новым лицам, - произнесла Ева, улыбаясь и вставая со стула, - Обычно у нас здесь всё тихо и мирно, так что я понимаю Ваше состояние, вызванное...произошедшим. Исидор был Вашим другом, не так ли? Сочувствую, если слова Влада подтвердятся... Но Вы, наверное, проголодались с дороги? Поешьте. И знайте наперёд: я не принимаю возражений, когда зову кого-то к столу. В нашем городе никак нельзя голодать, - полушутя-полусерьёзно договорила девушка.

+1

63

Данковского немного удивил почти что товарищеский тон, которым говорила златовласая девушка: так, словно они уже много лет друг друга знали и были добрыми друзьями. Но язык не поворачивался назвать это фамильярностью, напротив - Ева делала это с какой-то изысканной небрежностью, свойственной девицам прогрессивным и не утратившим при этом некоего изящества.
"Как знать - вряд ли она здешняя..."
- Не скажу, чтобы мы были близкими друзьями... Я прибыл не с дружеским визитом, и внезапная гибель тех двоих, на кого  возлагал большие надежды, рушит мои и без того смутные планы.- бакалавр тряхнул едва заметно головой, точно сбрасывая дурные мысли,- Впрочем, зачем я говорю это вам? Не берите в голову, Ева, ни к чему на вас ещё и мои проблемы выкладывать.
Даниил оглядел девушку внимательней, стараясь не слишком её изучать заинтересованными взглядами, заметил, наконец, блестящее на животе украшение, зацепился взором за браслет, надетый на босую ногу, и какой-то генетическая память заставила его слегка смутиться: он всё же не привык к тому, что женщины одевались так откровенно. Девушка, впрочем, себя держала ни разу не вульгарно.
Доктор негромко рассмеялся на её слова:
- Не сносить мне головы, если я откажусь! Но примите мои слова на веру: я не голоден, и не время сейчас для трапезы. Случившиеся смерти коснулись меня непосредственно, и сидеть на месте мне никак нельзя.

+1

64

Ева ловко скрыла своё расстройство по поводу того, что Даниил не останется.
-Ну, что ж, Вы правы. У Вас теперь будет много дел... Давайте я покажу Вашу комнату, - Ева повела мужчину за собой на второй этаж. Поднимаясь по винтовой лестнице, Ева поглядывала на Даниила через плечо, стараясь делать это незаметно.
Нет, ну разве можно посылать мне такое искушение? И это после стольких недель одиночества... Как гром среди ясного неба... Ещё и сам его сюда приволок... Ну, Андрей...
- Вот, теперь это полностью Ваши владения. Кровать, стол, тумбочка, шкаф... В общем, располагайтесь. Я не буду Вам мешать, - с улыбкой на губах, Ева спустилась вниз и принялась убирать со стола.
Мысли в голове путались, сердце выпрыгивало из груди, а кровь, казалось, закипала в жилах...
Что же это такое? Что со мной?
Мир расплывался перед глазами, всё было каким-то ненастоящим, нарисованным... Она не заметила, как стакан выскользнул из её руки и упал. Он разбился на миллион осколков и Ева видела этот момент словно в замедленной съёмке. Девушка подняла голову, остановилась посреди комнаты и уставилась в одну точку.
Кажется, я влюбилась...
Стоило сказать об этом самой себе, как всё стало вдруг таким простым и ясным, что она снова улыбнулась и вернулась к уборке. Веник и совок помогли избавиться от стекла на полу. Девушка тихонько запела, чтобы не мешать гостю наверху.
А ведь я никогда не верила в любовь с первого взгляда... вот чудная...

+1

65

«Хорошо. По крайней мере, у меня будет тихое место для работы...»
Второй этаж Омута был чудесен без преувеличения. Здесь можно было найти всё, чего мог бы пожелать уставший путник. Данковский счёл за большую удачу, что почти так сразу обрёл кров, стол и милую доброжелательную хозяйку. Он, конечно, был не привередлив, но оставаться в студии архитекторов Стаматиных не хотел - опять же, стеснять близнецов, да и отравиться алкогольными парами боялся.
Даниил, поблагодарив внимательную Еву, осмотрелся, обошёл кругом комнату, поставил саквояж на дубовую прикроватную тумбу, отодвинул кокетливую занавеску, выглядывая в окно, а под конец сел на кровать, затем и вовсе падая спиной назад.
Так. Дела обстоят очень уж скверно. Угораздило попасть в горячую точку, люди здесь тёмные и дикие, да и технологическим прогрессом обиженные. Похоже, наклёвываются волнения и беспорядки.
Даниил запустил руку в карман и вытянул из него все бумаги, которые там лежали. Оставил рядом с собой письмо покойного ныне Исидора, отложил не пробитый билет на поезд, развернул над головой карту. Единственная пометка, его же рукой сделанная, гласила «.P. et .A. Gemini», и посещать надписанный ею дом снова бакалавр желанием не горел. Вместо того, чтобы изучать бездумно устройство улиц, Даниил порылся в саквояже, вытаскивая из него перо и пузырёк чернил. Отыскав архитектурный ансамбль из трёх зданий, поочерёдно пометил их как «G.», «M.» и «V.», а место своей нынешней дислокации обозначил как «Eva». Просто для себя, так он запоминал лучше.
«Держать путь дальше, полагаю, стану к Сабурову... Это будет самым разумным решением, а затем надо непременно найти Рубина. Жаль, что мы с ним так несвоевременно разошлись - не пришлось бы отправлять его к учителю... Где вот только теперь его искать? Дождусь вестей до завтра. А дорогу к Александру спрошу у Евы...»
Только Даниил успел это подумать, как внизу зазвенело стекло. Видимо, девушка что-то разбила, и отчего-то беспокоить её больше, чем уже успел это сделать, доктор не пожелал.
Впрочем, скоро его хозяйка тихонько затянула какую-то лёгкую песню, и Данковский улыбнулся против воли, проглядывая исписанный Марией листок, где действительно значилось имя его благодетельницы.
«Чудесное всё-таки создание.»

+2

66

Хотелось петь и танцевать. На душе было так легко, так светло, что Ева почти забыла о своих переживаниях, о том, что творилось в Городе.
Закончив убирать со стола посуду, она вымыла её и сейчас стояла, вытирая тщательно каждую тарелку. Это занятие успокаивало не хуже медитации. Ева сама не заметила, как стала петь громче. Покончив с посудой, она решила, что в такой прекрасный день можно раздвинуть шторы и распахнуть окна. Ветер ворвался в комнату и оживил её. Утренняя прохлада освежила Еву, выбив из неё твириновой дух.
Надо прекращать пить... по крайне мере, так рано...
Ева оглядела комнату и наткнулась взглядом на разбитое зеркало. Её передёрнуло и она накинула на него свой платок, который когда-то ей подарил Андрей.
И как это я раньше не замечала? Как оно вообще разбилось? Ужас какой...Надо будет его убрать куда-нибудь. Хотя нет, лучше выкинуть...
Ева убрала все стулья от стола и бросила на пол подушки. Ей всегда нравилось сидеть именно так, а стулья - это для гостей. Ей сейчас было до смерти интересно, чем занимался наверху Даниил. Она с трудом поборола желание поднять к нему и посмотреть.
Нельзя быть навязчивой. Он отличается от всех, кого ты знала раньше. С ним надо вести себя иначе. Да откуда ты знаешь, ты видишь его первый раз в жизни! Не знаю... я просто чувствую. У меня же нюх на подобное.
Ева привыкла общаться с собой именно так, в виде диалога. Хотя раздвоением личности явно не страдала.

0

67

Прямо сейчас хотелось уснуть и забыться прямо так, наполовину лёжа, сном где-нибудь до вечера. Порядком вымотала прогулка с Андреем, протянувшаяся практически через весь город, и впереди могла ожидать ещё не меньшая. Данковский позволил себе от силы на три или четыре минуты расслабиться, закрыв глаза.
В "Омуте" было тихо, тепло и спокойно, свет вокруг был мягкий и чуть рассеенный, ещё чуть-чуть, и не грех будет прикорнуть на час-другой-третий. Снизу слышалось приятное пение. Голос у Евы грудной, немного гнусавый, самую малость похож на детский, и вкрадчивый до невозможного. Она пела что-то простое и приятное, и Бакалавр едва и вправду не задремал.
Решив, что лёжа здесь аки покойник, ничего он не добьётся, мужчина рывком поднялся с кровати и вытряхнул из саквояжа тяжёлые книги, которые брать с собой в дорогу счёл лишней тратой сил. Несколько массивных томов отправилось на стол, один остался прямо возле небольшой гобеленовой подушки.
Даниил огляделся в поисках зеркала, и, не обнаружив оного, утешил себя тем, что вид столичного светила науки сейчас никакое зеркало в здравом уме передавать не станет. Ограничившись приглаживанием волос к макушке и аккуратной перевязкой шейного платка, бакалавр отправился вниз, где хлопотала его новая хозяйка по домашним делам.
- Ева...- как-то сдавленно окликнул он, помявшись у лестницы,- Я вынужден уйти сейчас, сами понимаете - так неожиданно тревожные вести принесли... Я постараюсь вернуться скорее, но для этого, пожалуйста... помогите мне.
Словно извиняясь, Даниил улыбнулся.
"Хотя с чего мне обещать вернуться? Ну да, да, книги в залог оставил..."
- Вы в городе ориентируетесь? Можете подсказать, как найти... определённых интересующих меня людей? Александр Сабуров, в частности, нужен. Он вроде бы один из правителей?
Стараясь как можно вежливей спрашивать, Данковский шагнул к Еве, ненавязчиво обмахиваясь сложенной картой, чтобы иметь возможность просить девушку отметить на ней точки назначения.
- А ещё не знаком ли вам человек по фамилии Бессмертник? Его имя встретилось мне мельком, и уж не знаю, сможет ли он мне помочь... Но возможностью пренебрегать не стану.

+1

68

Извиняюсь за задержку поста.

Ева обернулась на голос Даниила и прекратила петь. Смущённая улыбка промелькнула по её лицу.
- Не торопитесь. Делайте свои дела, дом закрытым не застанете. Помочь? Да,пожалуйста.
Ева сделала шаг навстречу Даниилу в одно с ним мгновение. Это заставило её смутиться ещё больше.
- Александр Сабуров живёт вместе со своей женой Катериной в "Стержне", это название особняка. Это в районе Дубильщиков. Путь неблизкий, - она открыла шкаф и снова достала сухари, завернула их в марлю и отдала Даниилу, - возражения не принимаются. Поверьте, Вы проголодаетесь. Если Андрей приводил Вас в свой кабак, то Вы должны были видеть дом Сабуровых. А вот Бессмертник - это личность легендарная, - тёплая улыбка расцвела на губах у Евы. - Это наш Маэстро, Вы его встретите в театре. Он у нас в Сердечнике, - свои слова Ева сопровождала лёгкими пометками на карте, чтобы Даниилу было проще всё запомнить.
Она сама долгое время не могла найти даже продуктовый магазин, поэтому часто досаждала Каиным, жившим ближе всех к ней. Тогда они и сдружились с Марией. Она ей нравилась, хотя и вызывала лёгкую ревность своей красотой. Ева привыкла считать самой красивой себя, но отрицать привлекательность Марии тоже не могла. Поэтому она решила, что будет самой красивой блондинкой. А Мария пусть будет самой красивой брюнеткой. Так будет честно.
- Ах да, - воскликнула Ева, - возьмите ещё бутулку воды. Она Вам тоже пригодится. Воздух у нас тяжёлый, особенно в это время года. Так что усталость будет более заметной, так что берите это всё с собой.

Отредактировано Ева Ян (2011-09-09 21:43:36)

0

69

Ева легко и непринуждённо сориентировалась по карте, сразу же указав на нужные Даниилу здания.
Первое оказалось удивительно близко к дому Петра и Андрея, через тротуар буквально. В памяти вспыли слова старшего Стаматина, очень смутно проглядывающие сквозь мешанину мыслей: "Здесь живут Сабуровы - еще одна местная аристократия, но к ним я тебя не поведу - дикое семейство, Даниил, особенно женушка... "
"Ведь он же "Сабуровы сказал, или там было что-то похожее? Ну точно, раз и Ева говорит так..."
Данковский попытался представить себе, как будет пролегать сегодня его путь, молясь на то, что не придётся противостоять непредвиденным обстоятельствам. В любом случае, Стержень необходимо было посетить в первую очередь: самое неотложное, к тому же, идти туда пришлось бы долго. Очень долго, учитывая, что без сопровождения придётся задумываться о том, куда сворачивать.
"Театр подождёт. Культурная программа и так в мои планы не входила."
По крайней мере иллюзия цели была. Данковский не ждал у моря погоды, а пытался хоть что-то выяснить, пока его коллега тщетно искал мёртвого уже учителя, если верить Владиславу. Жутко неудобно вышло, как оказался и поспешный уход Андрея несвоевременен: могли бы отправиться к Сабурову вдвоём. Или в крайнем случае до его порога. У Стаматина, видимо, и с местными властями сложились сложные отношения... И почему Даниил не удивлялся?
- Вы необычайно добры, Ева! Как бы я выкрутился без вас?- Данковский, приняв у девушки свёрток с приятно пахнущими чем-то вроде ванильного сахара сухарями, совершенно искренне заулыбался, и, не подумав вначале, что за такую вольность ему могут и по лицу дать: не Столица всё-таки, поцеловал легко и невесомо тоненькую обтянутую длинной перчаткой ручку,- Если когда-нибудь вам понадобится моя помощь, только скажите - всё для вас сделаю!
Немного нужно человеку для того, чтобы перестать чувствовать себя одиноким. Вот как сейчас: простого внимания, которое оказала эта женщина просто в силу своей доброй натуры, хватило для того, чтобы улыбнуться и собраться с духом. Жаль, конечно, что они не встретились на пару лет пораньше, и в более приятной обстановке...
"Но что же - луч света в тёмном царстве лучше, чем вовсе ничего."
- Но мне и впрямь пора. До свидания, Ева. И спасибо ещё раз!- время было дорого. Откланявшись, Данковский покинул особняк и слегка задержался на пороге.
"А воздух и правда... Отвратный. Густой какой-то, пряный... Тьфу ты, лирика, понимаешь. Унылая пора, очей... как его?"
Дело за малым: поднять воротник, прокрутить в голове примерный путь, зашагать по мостовой через дворы.

>>>Стержень, Александр Сабуров.

Отредактировано Бакалавр (2011-12-27 14:23:17)

+1

70

Около трех часов прошло с тех пор, как Ева вновь осталась одна в своем доме. Девушка стояла у окна, с любопытством рассматривая как на противоположной стороне улицы женщина вела маленького мальчика за руку, что-то ему объясняя, а он явно с чем-то не соглашаясь, упирался ногами в землю и не хотел идти дальше. За окном уже начинало темнеть и глядя на почти пустую улицу, на Еву вновь нахлынуло чувство одиночества. Она уже успела привыкнуть и к этому чувству, и к вездесущей пустотой в ее доме. Наверное, от того, Ева так ценила каждого, приходящего в ее дом.
Внезапно решив для себя, что неплохо было бы заглянуть сегодня в студию Стаматиных, Ева сначала оcеклась, вспомнив, что она обязана быть дома к приходу Даниила. Но пообещав себе, что долго она не задержится, девушка направилась к единственному в доме зеркалу.
"В последнее время я как будто выцвела.." - подумала Ева, расчесала золотистые волосы, аккуратно припудрила лицо и направилась к выходу.

>>>Студия Стаматиных

0

71

>>>Сгусток. Владислав Ольгимский

Последовав совету Тяжелого Влада, Артемий направился к Омуту.
Шел осторожно, обходя скопления людей. Петляя по городу, он потерял счёт времени. Когда Бурах вышел к дому Евы, уже начало смеркаться.
Гаруспик постучал в дверь. Из дома не доносилось ни звука. Свет в окнах не горел, и Артемий пришел к закономерному выводу, что никого нет.
"Черт! И где теперь мне искать этого Данковского?"
Пожалуй, он был бы разочарован, если бы не все предыдушие потрясения текущего дня. "Хочется проснуться и понять, что это дурной сон, всего лишь дурной сон. Хочется... да мало ли, чего тебе хочется? Не время раскисать.
Если ему поручили расследование, то он бы наверняка захотел осмотреть тела. Тела, вероятно, на кладбище. Мне стоит зайти туда."

И он так же осторожно стал двигаться в восточном направлении, к кладбищу.

>>>Кладбище

Отредактировано Артемий Бурах (2011-11-07 20:04:11)

0

72

>>>>Сквер
Ну вот. Стоило остаться одной, пройтись по чудному осеннему скверу, потом мимо очаровательно нелепой Лестницы в небо, по мосту над удивительно милой в этот день чистой и не воняющей рекой - и жизнь снова стала почти чудесна. Приходилось чуть щуриться и беречь глаза, но умереть, предварительно вывернувшись наизнанку, уже не хотелось.
А когда кончилась эта бесконечная лестница, и глазам Юлии предстал район Каменного двора во всей своей красе - с широкой улицей, с сияющей розой Многогранника, с уютным Омутом по левую руку и не видными с этого ракурса, но всегда ощущающимися в странном противостоянии Горнами и Собором, стало совсем хорошо.
Как мало надо человеку для счастья. Всего лишь отсутствие боли. И как жаль, что не все это понимают.
Юля любила Омут: уютный, красивый, аккуратный домик, в котором всегда было место гостям, смеху, уютным беседам заполночь и ощущению разделенной тайны - даже когда самой страшной из поднимавшихся за ночь тем был заказ в Столице кружевного белья. С Евой всегда можно было говорить о чем угодно - и о чем угодно молчать, если уж на то пошло. Молчать даже чаще: при всей своей безграничной душевной широте и нежности, Ева не всегда отличалась тонким пониманием того, что кому надо говорить, а что лучше умолчать. Впрочем, это ей тоже шло.
Юля постучала. Обычно Ева двери не запирала, но сейчас все-таки положение чрезвычайное.

+1

73

Кабак "Голгой-хэн"

Ночь наступила и, - жизнь в городе продолжилась.
Костры у озера сегодня уже не жгут, но кто-то стучит в окно, водит кривым ногтем по стеклу – ветер бросает пригоршни мелких капель, играя на перетянутых нервах. А, может, и  не ветер вовсе. Ева ходит по комнате, опасаясь приближаться к окнам, цедит горький твирин и ждет Бакалавра. Ледяной чай в летний день, хладнокровный, как король пик, его особенно недостает.
Глупо, глупо все получилось, хоть идея, казалось, и была хороша. Страх не за себя: за Андрея, Петра, Юлию, того же Данковского - это точно камень внутри, который она перекатывает с места на место.
Глоток, еще один, горечь исчезает, и в груди остается приятное тепло, змий влезает в голову, стакан врастает в ладонь. Мысли теряют филигранность. В какой-то мере делается наигранно безразлично. Как-нибудь все случится. Семь бед – один ответ. Только поскорей бы утро – комната давит как стенки гроба.
Чуть успокоившись, Ева берет книгу, садится в кресло – читать – и забывает спать. Глаза бездумно прыгают по строчкам, а воображение рисует страшные картины. Много ли времени пройдет, прежде чем болезнь вползет в Каменный двор и стены Омута начнут исходить кровавой сукровицей? Лучше уж сразу смерть – если быстро – чем угасать в агонии и безумной надежде на чудесное исцеление, которого не будет. Ян передергивает, по спине ползут ледяные мурашки и рука вновь бездумно тянется к бутылке.
Где-то за рекой заходятся лаем собаки, город переворачивается во сне и снова умолкает. Уже далеко за полночь засыпает и Ева, так и не дождавшись Данковского, и видит в своих крепких зеленых снах высокие шпили Собора.
Утро возвращает рациональное мышление, но ночные тревоги все не отпускают. Ева то следит из окошка за редкими, тоорпливыми прохожими, то порывается идти в Невод к Юлии, или даже в кабак, искать Андрея или Даниила, и в последний момент все передумывает, боясь так некстати с кем-нибудь из них разминутся. Но время летит, а никто не спешит тревожить покой гостеприимного Омута. И только ближе к обеду раздается стук в дверь и на пороге, как по волшебству возникает такая  рациональная, такая родная Юля.
- Ох, - у Ян вырывается вздох облегчения и она настежь распахивает дверь,  впуская гостью, ища глазами в ее облике, как ищут в комнате свою утерянную вещь. – Как же я рада!

+2

74

Ох ты ж.
Юля крепко обнимает Евушку, целует в обе щеки, а потом проходит в дом и надежно прикрывает за собой дверь. Кажется, заразы там пока нет, но просто не хочется нести в уютное тепло Омута холодный осенний воздух. В доме хорошо, можно скинуть пальто и перевязать поудобнее шарфик: на улице его приходится обматывать вокруг шеи, а в тепле можно и вполне декоративно изобразить нечто легкое, многослойное, и чтобы загадочно скрыло плечи и грудь.
- Как ты, милая? - она снова поворачивается к Еве, берет её за руки, разворачивает к ближайшему источнику света и осматривает.
Ева сказочно хороша. Ничего нового в этом нет: Ева сказочно хороша всегда, но сейчас это в очередной раз бросается в глаза. Она тревожилась, она пила, у нее тени под глазами и утомленный вид, но это все равно выглядит невероятно. Трогательно. Беззащитно. Красота у нее совершенно естественная, пробивающаяся сквозь любые возможные издевательства над режимом, питанием и формой одежды. Здесь даже не позавидуешь: просто-таки не повернется мысль.
- Выглядишь утомленной, - резюмирует Юля. - Должно быть, ты ужасно встревожена происходящим. Как твой гость, что-нибудь рассказывает? А Андрей? Он тебя хотя бы навестил?
Юля привычно проходит в комнаты, ставит чайник: если немного похозяйничать, Евушка не обидится, а надумает сама угостить гостью, так это только к лучшему будет. Ева добрая, внимательная, госпериимная, но иногда такая увлекающаяся...

+1

75

Ева падает в теплые объятия гостьи, и чувствует себя хорошо и почти что спокойно. Она с удовольствием отпускает инициативу, будто невидимой стеной отгораживается от страхов. Юля как глоток свежего воздуха, чириканье воробышка в реве надвигающегося урагана.
- Я такая злая! Так надеялась, что ты придешь, а сама вот сижу в безопасности, - Ян смотрит в не менее утомленное лицо Люричевой, и может только улыбаться, благодарно и чуть виновато. – Говорят, когда заражаешься, сразу чувствуешь: как черным клином в жизнь. Ты уж поберегись и не ходи никуда, даже ко мне.
Юля проходит в комнаты. Ева вслед. Пока закипает чайник, на столе, рядом с потертой вазой с фруктами – под старину – возникают чашки с блюдцами, печенье и твирин. Не королевский пир, конечно, но уж лучше, чем совсем ничего.
Комната сразу преображается – будто в прежние хорошие дни. Мерно постукивают ходики, пушистые птички, закреплённые на зеркале, наблюдают своими блестящими бисерными глазками, как разливается по чашкам чай. Ева садится, закусив пухлые губы, водит указательным пальцем по подолу и, конечно же, делится тем, что ее гнетет:
- А от Андрея и Данковского с вечера нет вестей. Так все глупо, Юленька, будто наваждение. Мы бежать хотели на поезде, да только ничего не получилось – дружинники и близко подойти не дали. И в поле только дурман – не воздух. Я даже не помню, как оказалась дома. Потом все ждала Даниила, да он так и не объявился. Думаешь, если бы случилось что, ты бы уже знала?

+2

76

Чуть выцветшая барышня на блюдечке коктливо отставляла ножку, вопреки всем нормам приличия демонстрируя кончик туфельки. Кавалер радостно на него косился, не забывая галантно прогибать спинку в приветственном полупоклоне. Сцена была очаровательная, галантная, пасторальная и вопреки здравому смыслу, в самом деле наводила на романтичный лад. Если бы такую тарелку Юля поставила у себя на полку, это выглядело бы редкой пошлостью, а у Евушки - ничего, гармонично, приятно взгляду. Кокетливо. Задает легкое настроение и мешает тяжелым мыслям.
- Да как же не ходить, милая? - Юля устраивается в кресле, подтянув под себя ноги. - Знаешь, как страшно дома одной сидеть? У тебя тут еще ничего, а у меня из окон Кожевенный видно, патрульных, да эту гадость темную. На окна даже смотреть тяжело, а когда представляю, что оно дальше поползет, вовсе сбежать хочется. С тобой хоть не так страшно.
Юля улыбается дружески, пьет чай, да в голове прокручивает услышанное. Бежать, значит, собрались. Ох, зря это они, зря. Если из этой задачки вывести Стаматиных, решение будет куда скучнее. Стаматины все еще слишком ценны для Каиных, все еще считаются творцами, без которых огромный потенциал всего волшебного семейства не будет иметь четкого физического воплощения. Потерять вслед за Симоном еще и этих двоих было бы сокрушительно для Марии... Что, конечно, существенно усилило бы позиции Александра, но в целом ситуацию по городу бы обеднило.
- Бежать? Ох, милая, какая же ты смелая. Я бы, наверное, не смогла. Решиться, бросить все, бросить обжитой дом, уют, друзей, и броситься вперед, навстречу неизвестности. Представить страшно. Вернуться опять в эту шумную, дурную Столицу, будь она неладна... Ты помнишь, какие там набережные? На меня вечно нагоняли тоску эти монолиты вместо оград. Такое чувство, что река течет в коробке. И люди, эти совершенно безразличные люди... Хотя тебе не так страшно. У тебя есть Андрей, он позаботится, защитит. С таким и на край света не страшно.
Еще пауза. Небольшая. Чай с твирином - это просто очень вкусно.
- Кстати, у меня же хорошие новости! Видела я твоих красавцев сегодня утром, да еще и обоих сразу. То есть, по очереди. Я гуляла по берегу. Андрей бежал в свой кабак, думаю, а Данковский пошел через мост и в Ребро. Выглядели они оба здоровыми, хотя немного помятыми. Я уверена, скоро кто-нибудь обязательно до тебя доберется и все-все расскажет...

+3

77

- Мне кажется, ожидание – хуже всего. Невыносимо. Петру вот больше повезло.
Ева улыбнулась, но вышло как-то совсем уж не весело, плеснула в пустой стакан твирину – немного, только чтобы сбить охоту – и, не сгибая запястья, одним движением опрокинула содержимое в рот, прекрасно понимая, каким грубым и неженским выглядит такой жест. Но чего уж интересничать перед Люричевой? Задумчиво провела пальцем по губам, забирая горечь и слушая Юлю. В ее словах, вобщем-то, чувствовался здравый житейский смысл. Уж во всяком случае, его там было гораздо больше, чем в белокурой Евиной головушке.
- Да какая тут смелость! – Ян отмахнулась как от нелепицы, даже чуть-чуть раздраженно. Меньше всего вчера думалось о мелочах вроде столичных набережных и тамошних безразличных жителях. Вспоминать стыдно. – Оно, может, и хорошо, что так вышло. Нельзя Андрею в Столицу. И на край света тоже нельзя.
Пауза. Ева молчит – сама вспоминает негостеприимную Столицу, где женщины чопорны и тщедушны, а у мужчин умные лица дрессированных шимпанзе. Юля же неторопливо пьет чай и главную новость оставляет на десерт.
- Да что ж ты сразу не сказала! – в Евиных словах упрек, но радостный. Могли бы, конечно, и заглянуть, поинтересоваться, раз живы-здоровы, ну хоть коротенькую весточку прислать. Да видимо считают, что хозяйка Омута и так никуда не денется. Обидно, но требовать внимания в нынешних обстоятельствах Ева просто не в праве, так что хочется поскорее расспросить Юлю подробней – что и как.
Но беседу прерывает стук в дверь.
- Да ты пророчествуешь не хуже пани Катерины!
Ева выпархивает из-за стола, на губах улыбка. Не Андрей - вошел бы и сам, без стука, - а вот Даниил – пожалуй. Но на пороге, вопреки всем ожиданиям, топчется запыхавшийся мальчишка в замусоленной курточке, сжимая в руке сложенный несколько раз листок:
- У меня записка для госпожи Люричевой, - выдыхает он. И торопливо добавляет: - Только велели передать из рук в руки.
- Ну, проходи, раз велели.
Ян окидывает пустынную улицу до боли разочарованным взглядом и спешит поскорее захлопнуть дверь, как только очередной порыв восточного ветра, перелетев через Глотку, швыряет ей в лицо капли дождя и едкий дурман.

+2

78

Торопиться смысла не было: прямо сейчас Евушка точно никуда из города не побежит. А может, не побежит вовсе: вон как кислеет лицо, как неторопливо-задумчивы движения и задумчиво закушена губа. Нет, с естественной красотой не поспоришь, она просвечивает даже через следы тяжелого вечера, припухшие веки и дурное настроение. А уж когда из-за туч выходит солнце, сразу же хочется разулыбаться ей в ответ, даже не думая что-то отвечать.
Юля, конечно, не улыбается. Почти. Только чуть-чуть. Намеком. У нее лучше всего получается именно такая улыбка, которая то ли есть, а то ли нет, любой другой вариант моментально уродует лицо, превращая его в маску тоскующего утенка. А когда Ева бросается открывать дверь, улыбаться лучше вообще перестать. Неприятное это занятие, и со стороны выглядит так себе.
И правда, что улыбаться, когда вместо подружки в комнату вкатывается какой-то самого что ни на есть шустрого вида мальчишка. И вот так прям сразу: "а у меня для вас записка". И смотреть так хитро-хитро, выжидающе. А то вдруг не поймет тетка, что это значит, когда письмо приносят, а? Тетка понимает правильно, выдает парнишке мелкую монетку и... а больше и нет ничего, не у себя дома. Руками разводит, записку забирает, отмахивается, углубляясь в чтение.
Вот это новость. Стах скрывается, а она ничего не знает. Что-то за утренней погоней прошло мимо, и это очень нехорошо, это нужно исправлять.
Парнишка так и стоит, дырку в ней сверлит. Юля дает ему еще монетку, говорит: "Все, иди", отмахивается снова. Станислав... То есть, все-таки Стах, но не суть важно, он скрывается, и основная идея в письме именно в том, чтобы его прикрыть, наверное.
Но как она могла знать, что он в Створках, если она не выходила?
Впрочем, неважно. Неважно все, а письмо она прячет в карман брюк, заталкивая подальше. Стаху надо помочь, Стаха надо прикрыть, но это только если в разговоре с Евой всплывет тема. Хотя можно и самой начать...
Юлия задумывается, взвешивая варианты безболезненного упоминания в разговоре внезапно скрывающегося доктора, не слишком встревоженная тем, что Евушка еще не вернулась. Она такая, она возвышенная, ей задуматься минут на пять о вечном как делать нечего.

+3

79

Кто и почему назвал этот светлый и воздушный особняк Омутом Андрей не знал.  Но нынешняя его хозяйка и в самом деле походила на русалку.  Нежная и соблазнительная Ева и двигалась словно плыла и жила словно плыла, изредка выныривая и глубоких омутов собственных мечтаний.
Может и не было у Евы сияющей красоты Марии, а посмотришь, и на душе тепло становится.  И того беспокойства, какое чувствовалось  рядом с Марией, которая не спускала слабостей и рядом с которой нужно было в любой миг быть готовым прыгнуть выше себя, рядом с Евой Андрей никогда не ощущал. 
Ева безоговорочно признавала его силу и легко прощала недостатки. И Андрей, хоть никогда не бежал от бросаемых ему вызовов, к Евиному теплу тянулся тоже.
Так что, если он и злился вчера на Еву за ее несвоевременные обмороки и за блажь с внезапной влюбленностью,  так теперь позабыл, и, распахнув без стука дверь, с порога радостно крикнул:
- С добрым утром, Ева!

+2

80

На встречу из комнаты показался давешний шустрый гонец, завидев хозяйку, оживился:
- Тетенька, а у вас сухарика не найдется? А то, чесс слово, пока сюда добег, чуть не окочурился.
Сухарей, к сожалению, не было, зато нашлась монетка и два орешка. Пострелец не возражал – радостно схватил что дали, и был таков. Только пятки засверкали.
Ева же, в свою очередь, не спешила. Пусть гостья побудет одна, почитает, письмецо-то, видимо, очень важное. Любопытно только, от кого? Неторопливо накручивая на палец белокурый локон, Ян разглядывает в зеркале свое выцветшее отражение, размышляет и теряется в догадках.
Когда, наконец, она заходит в комнату, Юля сидит на прежнем месте, спокойная и непроницаемая, ну, может, чуть задумчивее прежнего. Спросить так и подмывает, но Ева не собирается, не в правилах это, прислоняется к стене, сложив на груди руки, заводит речь о пустяшном:
- А мне вот давеча из Столицы…
Вздрагивает, когда распахивается дверь и звучит голос Стаматина, но с места не двигается, ждет, пока сам не появится на пороге, смотрит испытующе: жив, с печатью серых дум на лице, но держится чересчур жизнерадостно – никак для нее старается?
- С добрым днем, Андрей. А мы как раз о тебе вспоминали.

+2

81

Прежде чем решать проблему, нужно выдохнуть и осмотреться. Не придумывать ничего, не искать пути решения: дать себе время проанализировать ситуацию, а миру вокруг - подбросить под ноги очередной путь решения. Все в мире связано причудливой логикой, и ни одно событие не проходит в отдалении от множества других. Связи далеко не всегда очевидны, но в этом есть своя прелесть, позволяющая поражать простецов "чудесами предвидения".
Юле нужно было помочь Стаху, получить информацию о происходящем в городе, получить информацию о бакалавре Данковском, и все это - не привлекая к себе излишнего внимания. И вот, здесь Андрей, владеющий куда большим количеством информации, чем она, и если повезет, он сам все расскажет Еве.
Возможно, конечно, что он хочет остаться наедине со своей женщиной, чтобы обговорить новый план побега - или успокоить её после этой неудачной ночи - но в любом случае, Юля совсем не намерена сразу же тактично вскакивать и прощаться. У нее недопитый чай, с Евой разговор только-только начат, ей по-женски интересно, наконец.
Она кивает Андрею сдержанно, чуть-чуть улыбается, отпивает еще чаю. И даже не смотрит ожидающе. Так кошки иногда делают вид, что спят, наблюдая за окружающими лишь одним повернутым ухом.

+2

82

Хотел было Андрей Еве попенять, что даже встречать не выходит, но посмотрел, как она стоит к стене томно прислонившись и плечиком круглым поводит, и передумал.  Подошел, поцеловал, вполне себе целомудренно, и немного менее целомудренно прижал к себе.  Вот схватить бы ее да зацеловать, так чтобы всякие мысли о посторонних из ее глупой головы вылетели.  Да, успеется еще. И Юля здесь. Сидит тихонько, будто пытается стать еще незаметнее, чем обычно. Хотя незаметность эта еще какая притворная. Юля в Городе не последняя фигура.
- Юля, рад видеть!
Андрей неохотно отпустил Еву, и подошел к Юле, протягивая руку.
Из зараженного квартала он сегодня новостей набрался, и своими глазами видел и со Шкилем говорил, о событиях в Горнах тоже наслушался. Теперь интересно бы узнать какие в Узлах новости.  Это Ева, поди, спала допоздна, а Юля, наверняка, уже с утра успела слухов пособирать. А она умеет не только добыть информацию, но еще и сделать далеко идущие выводы.
Другое дело, расскажет ли. Ну да, пускай сначала они обе Андрея порасспрашивают, а там слово за слово…

+2

83

Сделалось спокойно и как-то даже легко. Так бы и простоять до вечера, или нет, еще дольше, наблюдая из-под полуопущенных ресниц за Стаматиным. И ночные тревоги стали нелепыми и будто чужими даже, и будущее показалось не таким уж беспросветным. Шальной, с Андреем всегда так, что и море вдруг по колено.
Люричева сидит совсем притихшая. Никак, ждет подробностей? Это Еве – цел, невредим и – довольно, остальное сам расскажет, если решит что нужно, она не претендует. А Юля логик, думать привыкла и ум у нее пытливый. Да и знает, почти наверняка больше, чем вкладывает в уста Еве. Даже Ян, хоть и дурочка, это понимает, а уж Андрей – и того подавно. Другое дело, что это Ева с бОльшим удовольствием посидела бы и послушала вполуха, просто наслаждаясь обществом. И глубокомысленно помолчала бы – это у нее хорошо и естественно получается. Да видимо, сегодня все же придется хоть немного побыть хозяйкой. 
Она отрывается от стены, ставит на стол третью чашку – чай не предлагает. Легонько касается плеча Андрея рукой, присаживается на свое покинутое место.
- Юля говорила, что видела тебя еще утром. Наверно, по дороге в Створки уже дюжину дел переделал? – Ева с интересом разглядывает свои ладони. Она куда как охотнее поинтересовалась бы здравием Данковского, но, пожалуй, пока не стоит.

+2

84

Пожав Юлину тонкую ручку, Андрей падает в одно из кресел. 
- Хотите узнать, что в Городе нового? У нас две беды, мои дорогие. Первая – Александр Сабуров нынче полновластный комендант Города. Ольгимские и Каины признали его главным ответственным  и полномочным. И хотя новость эта меня лично повергла в печаль, я все же подумал, не заглянуть ли к нашему коменданту и не выразить ли ему соболезнования. Потому что вторая сегодняшняя беда  - Кожевенный охвачен Песчанкой. Не хочу вас пугать, но зрелище не из приятных. Я велел брату оставаться дома и носа на улицу не казать. Надеюсь, он последует моему совету.
Юмор конечно сомнительный, но нагнетать панику не хочется.  Андрей с удовольствием вытягивает ноги. Нигде в Городе нет таких мягких кресел как в доме Евы.  Ковер приглушает звяканье окованных железом каблуков.
- В прошлый раз Исидору Бураху удалось запереть болезнь в нескольких домах. Может и нынче медики что-нибудь придумают.   Но нужно укреплять здоровье. Думаю, не заняться ли верховой ездой. Не знаете, Юля, где можно купить несколько резвых лошадок?

+2

85

- Я видела Кожевенный, - она кивает, испытывая, как и всегда в обществе Андрея, желание свернуться в комочек, занять как можно меньше места и сделать вид, что так и надо. - Ужасно тягостное зрелище, хотя и захватывающее. Эта граница между больным и здоровым, просто-таки видимая, вопреки всем законам природы. Ужасно. И по-своему потрясающе. Наверное, не очень хорошо так говорить, но уж что есть. И вид от Невода... Брррр, чудовищно.
Она встряхивает головой. Песчанка чудовищна и чудовищно интересна, в этом проблема. Наверное, это не то, что можно назвать социально приемлемой реакцией.
- Верховая езда - занятие дорогостоящее. На почтовой станции, возможно, но до нее еще ведь добраться надо. А здесь вы столкнетесь со сложностями: можно было бы, конечно, угнать быков покрупнее, но во-первых, убьют, а во-вторых, насколько я знаю, неизвестно, распространяют ли заразу животные. Если да, то есть риск до нормальных лошадей не добраться. Почему бы не развлечься, скажем, спортивной греблей?
Она Жилку утром видела, Андрей тоже. Вдохновляющее зрелище, ничего не скажешь, хотя сам Горхон должен быть еще чист.

+2

86

Андрей знал все слова, которыми лгут, а потому Ева не верила тому, что песчанку еще можно остановить. Она пройдет как коса, от Кожевенного до Створок и противостоять ей сможет только чудо.
Но разве сейчас не самое время для чудес? Разве не чудес она требовала, думала о них денно и нощно, оплакивая мертвый Собор? И разве Многогранник должен стать заключительным аккордом Стаматиных и ничего невозможней уже не случится?
- Ты ли это говоришь, Андрей? Мне теперь кажется, что сама степь вокруг города поднимется горой, но тебя с Петром не выпустит. Все равно, что человеку лишится обеих рук.
Вчера у дома Шкилей Еву кольнула неожиданная мысль: если побег не удастся сегодня, он не удастся уже никогда. И, вспомнив о ней позднее, она назвала эту мысль предчувствием. Ева Ян верила в судьбу.

+3

87

Андрей рассмеялся.
- Милая моя Ева. Чудесно. Мы бы с Юлей еще четверть часа беседовали о спорте, но ты все сразу обозначила с кристальной ясностью. Скажу тебе так же прямо, теперь скрыться из города куда сложнее, но я не считаю это невозможным.
Андрей замолчал ненадолго и посмотрел на собственные ладони, сжал кулаки, чувствуя, как напрягаются мышцы.
- Руки, говоришь. От слишком долгого бездействия они слабеют.  Да и не слишком ли поздно? Теперь Городу нужны доктора, а не строители. Или, полагаешь, мы с Петром сможем им чем-нибудь помочь?  Братья милосердия Стаматины, ха-ха-ха. Вот только  надо бы решить, кому мы будем подавать скальпели. Даниилу я доверяю, но все еще  считаю, что лучшая помощь, какую ему можно оказать – добыть для него лошадь или лодку, или, скажем, воздушный шар.  А остальные медики? Не знаю на что способен молодой Бурах, если он вообще захочет лечить тут хоть кого-нибудь, учитывая как радушно его встретил родной Город после десятилетнего отсутствия. 
Михаил Шкиль помогал покойному Исидору  остановить первую вспышку.  Но я его видел сегодня. Поник душой и телом, и никого спасать не собирается. Ну, вы знаете Шкиля и его риторику – мы все умрем, покинем эту юдоль скорби и прочая тоска. Может он взбодрится, когда Песчанка схватит его за, гм… ,чувствительные места, но пока что от него никакого толку. Остается Стах Рубин. Вполне перспективно. Он тоже ученик Исидора, побывал на фронте, крепок духом. Я правда понятия не имею, чем он  сейчас занят. В Горнах он свою работу закончил.   Слышали о нем что-нибудь?
Андрей снова откинулся в кресле и взглянул сперва на Юлю, а потом на Еву.

+3

88

Просто праздник души какой-то этот ваш Андрей Стаматин. Она слушала, любовалась и рвалась на много маленьких Юленек, пытаясь решить, что в данный момент уместнее. Уцепиться за его творческую неуверенность, продавить, вытащить через поддержку или через "на слабо"? Оставить это на потом и раскрыть вопрос пригодности в нынешней ситуации и в дальнейшем людей его сферы деятельности? Не слишком ли поздно? Кому они нужны?
И тут же - Станислав. Прямым текстом, не знаете ли вы, милая? Даже немножко слишком прямолинейно: видимо, Андрея заразила Ева. Главное теперь самой не поддаться, трио откровенных с расходящимися интересами - будет очень, очень смешная картина.
- Рубин кажется мне наиболее надежным вариантом, - она решает не спешить, право дело. - Наш надежный Станислав. Знает город лучше приезжих, и в самом деле, не так склонен к саморазрушению, как Михаил. А вы с ним не столкнулись, к слову? Он же здесь был, в Створках. Я его видела, когда поднималась от моста, только со спины, правда, но нашего Стаха сложно с кем-нибудь спутать. Свернул во дворы у аптеки... или за аптекой, уж не разглядела. Сказать по совести, и не хотелось: с него ведь станется взять за руку и отвести домой, от ужасов подальше и в согласии с указом Коменданта. Лучше уж на глаза лишний раз не попадаться. Ева, а к тебе он не стучал? Если в Горнах все кончено, то в этой части города из целей борьбы с Болезнью остается только Данковский.
Юля улыбается, вопросительно смотрит на Еву, потом придвигает к себе чайничек. Уже даже приподнимает, но задумывается. Может, хватит на сегодня?

+2

89

Ева молчала, сжимала кулачки, так что на ладонях будет по четыре вертикальных зрачка. Представляла вчерашнюю фантазию, маленькую комнату где-то в столице в доме из красного кирпича, с множеством книг и кружащимися в последних солнечных лучах пылинками, погожий вечер за распахнутыми ставнями, который так к лицу влюбленным. Все это было настолько чудно, что могло бы случиться в другое время и, скорее даже с другими людьми. 
Но кто-то внутри Андрея, за Андрея, помимо Андрея, все уже принял, решил и кажется, согласился. Все потому, что Ева была плохой женщиной для Андрея. От твирина голова ее серебрились легкостью, она все время ждала, верила и не требовала невозможного, так, чтобы превзойти себя. Удобство, приподнятое и со всех четырех сторон обвеваемое живым, сочным степным воздухом, после которого так устаешь к ночи.
- Нет, Юля, Стах в Омут не заходил, - она поймала на себе вопросительный взгляд. И почему Люричева так улыбается? Ждет, что Ева уцепится и поспешит с расспросами? Нет, это совесть нечистая, вот и кажется. Ян кусает губу и чувствует, как кровь приливает к щекам.  – А что Даниил, тоже отчаялся?

+2

90

Черт тебя побери, Данковский.   Ведь даже морду тебе не за что набить.  Андрей и в самом деле не испытывал злости. Ева была его, Андрея, и никакие мимолетные увлечения ничего не могли изменить.  Но смутное тревожное раздражение дергало как незажившая ссадина.
- О, наш городок кому угодно щедро представит пару десятков  поводов отчаяться и не меньше загореться верой и надеждой. И наш Даниил, при всей его несомненной уникальности и неповторимости, не исключение.  Так что не берусь судить в каком он состоянии пребывает на данный момент.  Утром он не выглядел отчаявшимся.
«Почти» добавил про себя Андрей. Ну, да и ладно. Если удастся что-нибудь  сообразить с побегом,  отыскать Данковского труда не составит. В Городе он фигура заметная, да и реши спрятаться, слишком плохо знает местность.  Вот Рубин дело другое. После того, что он натворил. В Каменном Дворе? Под самым носом у Каиных?  Пожалуй, слишком хитро для довольно-таки прямолинейного Стаха. Если, конечно, он действует один.
- Кстати, до меня доходили слухи, что он не в себе.  Рубин, а не Данковский, само собой. Смерть Симона всех нас глубоко поразила. Но ему ведь первому, после самих Каиных, пришлось взглянуть на умершего бессмертного.

+2

91

Вот эта мысль, на самом деле, правильная - и тяжелая. Юля втайне симпатизирует Станиславу - хорошо, если честно, очень симпатизирует - и совсем не хочет думать о том, что Андрей может быть прав. И о том, что где тот на самом деле, она не знает, но знает, что он прячется. Ему очень важно скрыть свое местоположение, а сразу же за ним идет Андрей, а за Андреем, наверняка, стоят Каины... Что Стах мог сделать, чтобы навлечь на себя такое нежелательное внимание?
- Может быть, он пошел к горбуну? - она пожимает плечами, поправляет шарфик. - Или решил зачем-то вернуться в Горны? Ох, знала бы, что все так сложно, непременно догнала бы.
Юля недовольно качает головой, сердясь на себя - вполне искренне. Знала бы, что все так сложно - догоняла бы мальчишку и расспрашивала как следует, дети в городе всегда все знают.
- Я уверена, рано или поздно он выйдет на связь. Это же Стах. Он ответственный, а если Болезнь в самом деле продолжит наступление, без него будет совсем плохо. А что говорит Данковский? Наш независимый сторонний эксперт, впервые столкнувшийся с Песчаной Язвой... Не сомневаюсь, что тоже колеблется между греблей и верховой ездой, но уверена, что этим не ограничивается. Если я правильно понимаю, он прибыл в наш город, чтобы нанести самой Смерти сокрушительный удар, а вместо этого получил от этой несговорчивой дамы весьма унизительную пощечину.

+2

92

«Уникальности и неповторимости». Ева усмехается и ласково смотрит на Стаматина. По-женски даже чуточку приятно. Интересно, Даниил уже в курсе идеи заняться спортом? В любом случае, не верится, что из затеи Андрея что-нибудь получится. Хотя, собственно, изначально это полностью ее затея. Неожиданно, что он принял ее так легко и крепко.
Ева подтянула в кресло босые ноги, обвила руками голые коленки. Вроде бы и окна закрыты плотно, и в комнате довольно тепло, а холодок сам собой ползет по коже, будто кто-то по ее могиле топчется.
Разговор, между тем, упрямо возвращается к менее занимательному для  Ян Стаху Рубину. Но, кажется, сегодня эта личность и ее передвижения одинаково интересны обоим гостям, а уж праздным любопытством гости ее никогда не страдали.
- Я бы скорее назвала это новым вызовом, - тихо заметила Ева на последние слова Люричевой. Как-то даже больше по себя. Подняла глаза на Юлию:
- Вас послушать, так c Рубином совсем неладно. Неужели в такую тяжелую минуту ученик Симона предпочел нас покинуть?
И в самом деле, городок-то крошечный – вон, любой пострелец в считанные минуты найдет адресата. Чтобы пропасть из виду – это нужно специально постараться.

+2

93

Ева зябко сворачивается в кресле, и, будь они вдвоем, Андрей предложил бы ей несколько действенных способов согреться.  Но они не одни, так что остаются только разговоры.
Данковский напуган, - честно отвечает он Юле, - но, кажется, собирается исполнять врачебный долг. Ну, или принять вызов Смерти, что в данных обстоятельствах, считайте, одно и то же. Тем более, Город все равно закрыт  и особенного выбора у Даниила нет.  А Рубин…  Надо все же отыскать его.  Вы думаете, Юля, что он у Горбуна?
На месте Рубина, Андрей Горбуну бы не доверился, тот за сотню монет мать родную продаст, причем в самом буквальном смысле. Но тело у него спрятать можно. И Каиным продажность Горбуна только на руку.  Проверить стоит. Денег у Андрея при себе немного, но, пожалуй, Горбуну хватит.

+2

94

- Горбун ужасный тип, - Юля ежится, зябко поводя плечами. - Стаху он тоже не нравится, но если сложилась ситуация, в которой выбора нет... Я бы не удивилась. Говорят, Вар может добыть что угодно, а если доплатить - то и кого угодно. Брр, гадость...
Вар - та еще персона, но его влияние часто переоценивают. По большому счету, Юля не может себе представить ничего, что мог бы сделать он, но не могли Каины. Это социальная норма - зловещая репутация, что в подобных поселениях всегда становится спутником физического уродства, если урод не находит чего-то, чем он мог бы завоевать сердца людей. А для отродья Каравна лучше и не пытаться с кем-то сближаться. Взять ту же Анну: пара недель правильных вопросов, и её происхождение стало для Юли несомненным и очевидным, а бедная девочка и сама не поняла, что выдала себя. Девочка. Или тварюшка. Неважно.
Если Андрей пойдет к Горбуну, все, что тот сможет сказать - что Стах не приходил. Окна домов заперты, это существенно облегчит жизнь...
- Я все-таки надеюсь, что он шел к Горнам. Это как-то более понятно и приемлемо. Не так пугает. Андрей, а где сегодня можно искать Данковского? Я так и не успела толком представиться, а если вы вдруг решите пренебречь академической греблей, я бы хотела утолить женское любопытство.
Евушка уже из-под себя выскакивает, новостей дожидаясь. Юле не трудно спросить напрямую, порадовать её и сменить тему.

+2

95

Нарочито отсутствуя, легонько толкнуть расслабленным пальцем чашку в пузатый бок и осторожно потянуть на себя, так, чтобы не звякнула о блюдце. А барышня на чашке, скромно опустившая взгляд доле, не выдержав пыл своего воздыхателя, под каким углом не посмотри, кажется, дышит вульгарностью: от намекающего кончика туфельки до небрежного локона на нечаянно оголенном плечике. Ева чуть хмурится – и как это раньше не замечала? – ненадолго поднимает задумчивый взгляд на гостей, словно собираясь полюбопытствовать, а не находят ли они того же, что и она, но, естественно, этого не делает.
Говорить важные разговоры – это не к глупенькой Еве, к Еве лучше за другим – о важном помолчать. А они все говорят. Говорят так же полно, как она – молчит. 
Блюдце все же издает тихий скрежет по нервам. Ева медленно смаргивает, отпивает чай. Остыл.
- Что ж, если Юля не обозналась, - она откидывается в кресле, усмехаясь. Да уж, Рубина спутать – постараться. - Стах направился либо к Горбуну, либо к Каиным – здесь больше не к кому. Андрей, я могла бы… - закусывает губу и не договаривает. Андрей отлично знает: она могла бы много для него, только скажи, но отлично в этом не нуждается. – Или составлю компанию Юле. Сидеть в четырех стенах одной мне все равно не выносимо.

+2

96

Ева изо всех сил делает вид, что ей совсем не интересно, где можно найти Данковского. 
Даже смешно.
- Понятия не имею ни малейшего, куда сегодня забросит нашего Даниила, - честно отвечает  Андрей. – Вопреки пророчеству Марии, Город сам цепко схватил его за горло. Пока что, по крайней мере. Надеюсь, врачебный долг не призовет его в зараженный квартал. Ну, вам Юля точно не стоит туда соваться.
И как бы Еве не пришло во взбаламошную голову лезть в прогнивший Кожевенный вслед за своим героем.
- Я был бы рад твоей компании, Ева. Прогулка пойдет тебе на пользу, а день совсем не такой скверный каким выглядит сквозь оконное стекло.  Только пойдем теперь. Не хочу снова упустить Рубина.

+2

97

Разговор почти тактично закончен. Андрею правда зачем-то очень быстро нужен Станислав. Жаль, только начинало становиться интересно...
- Я хочу погулять. Дома сейчас ужасно, не могу не думать о том, что за рекой висит эта мерзость. Пока нет дождя, и на улицах, кажется, никто не убивает людей, пройдусь немножечко. Если увидите Данковского, передавайте ему мой привет и наилучшие пожелания.
Она не ждет, пока Андрей или Ева решат проводить - наоборот, улыбается им, кивает на прощание и выходит в коридор, оставляя голубков наедине.
Ева вся в своих мыслях о Данковском, уезжать не хочет, но она - существо покорное, даже в каком-то роде бессловесное.
Андрей об отъезде говорит, а вот о погоне за Стахом - молчит, осторожничает. Уже держит внутри мысль справиться, уже есть здесь неоконченное дело. Хорошо.
Ниточки, ниточки, ниточки, люди сплетаются в паутину и натыкаются на собственные следы. Андрей не поедет из города, пока не найдет Стаха - а может быть, не поедет вовсе.
Написать Александру? Нет, указывать ему напрямую на Стаматиных - это почти предательство, и, несомненно, провокация. И потом, Комендант должен знать такие вещи сам. Но написать будет надо - ближе к вечеру, пару слов поддержки. И зайти к Катерине.
Столько дел, столько дел...

>>>>"Приют"

Отредактировано Юлия Люричева (2015-06-23 12:17:42)

+2

98

Не улыбнутся. Ева старается приложить усилие воли, чтобы удержать изгибающиеся губы, но сделать волевое усилие, чтобы вызвать усилие воли, не выходит. Встает, мазнув по столу рассеянным взглядом, возвращает кивок Юле, не думая, что прощается надолго и удаляется в импровизированный будуар за прозрачной ширмой, на ходу поспешно расстегивая немногочисленные пуговки своего домашнего.  Ах, жаль Андрей так торопится.
А ведь была уверена, что откажет. Неужто, ее интерес к Даниилу его так задел? Или уверен, что без присмотра глупая Ева сделает глупость? Или и то, и другое вместе?
Она возвращается быстро, и, все еще боясь спугнуть удачу, даже не пытается расспрашивать Андрея о его планах, хоть и очень любопытно. Только, когда они покидают Омут, настойчиво обхватывает его запястье, оставаясь на полшага позади.
Оказывается, в небе над Створками, между тем, кто-то отдернул облака.

=>

+1


Вы здесь » Мор. Утопия » Район "Створки" » "Омут"