Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Район Дубильщиков » Кабак "Голгой-хэн"


Кабак "Голгой-хэн"

Сообщений 51 страница 68 из 68

1

Ныне кабак зовется на латинский манер - "Фактус". Культурный центр рабочих кварталов города. Это обитель богемных наркоманов, алкоголиков и обыкновенных рабочих, которые решили отдохнуть и расслабиться после трудного рабочего дня. В кабаке всем заведует Андрей Стаматин - гениальный архитектор, опасный человек и просто наркоторговец.
http://s4.uploads.ru/ypiLF.jpg

Свернутый текст

В кабаке в имуществе Андрея Стаматина имеется:
● Жгут - 1, бинт - 1, неомицин - 4 штуки, а-таблетки - 2 штуки, морфин - 1 флакон
● Карабин, 20 патронов для карабина
● Нож
● Эскизы чертежей города-Утопии сделанные Стаматиными пару лет назад.
Содержание бара:
Сегодня в продаже: хлеб в количестве 5 штук (650), вяленая рыба в количестве 3 штуки (650), твирин в количестве 10 штук (720), зерна кофе в количестве 15 штук (150), патроны для револьвера в количестве 12 штук (420), патроны для самопала в количестве 8 штук (300),

0

51

Шкиль уныло посмотрел в опустевший стакан. Весьма красноречиво. Андрей кивнул кабатчику, чтобы тот принес еще.  Налил себе и Шкилю,  толкнул в его сторону тарелку с бутербродами.
- Выпей.  Говорят, тех, кто регулярно употребляет,  Песчанка не трогает, - усмехнулся он, поднимая стакан. –  Правда, что ли?
«Одним кварталом не обойдется».  То, о чем говорил Шкиль, итак витало в воздухе, ползло по городу вместе с осенней сыростью, смотрело испуганными глазами женщин и детей, и злобно кривилось лицами мужчин.  И все же нагнетать и мрачно пророчествовать Шкиль умел виртуозно.  Твирин привычно потек в горло горьким и горячим. 
- К брату пойду, - сказал Андрей. -  Неужели, думаешь, брошу? А ты  не хочешь, значит, разделить бремя ответственности с остальными лекарями?  И откуда она вылезла опять, эта дрянь? Бежать бы отсюда, вот что.  А! Как считаешь?

Отредактировано Андрей Стаматин (2013-10-30 11:47:48)

+1

52

- Спасибо, - коротко кивнул Михаил, делая небольшой глоток твирина. Пить быстро – себя ненавидеть. Не дождется Бурах адекватного Шкиля, придет, а тот уже будет лежать на столе не в силах произнести ни одного нормального слова. Смешно. Просто обхохочешься. – Смотря с какой стороны посмотреть. Твирь, конечно, вещь хорошая, но не всякий твирин может оказаться спасительным. Впрочем, вам, Стаматиным, точно опасаться нечего, - с долей сарказма в голосе заключил знахарь.
Близнецы всегда отличались безрассудным нравом бунтарей. Наверное, многим в Городе хотелось хоть капельку походить на архитекторов, обладать их храбростью, уверенностью или хотя бы способностью не видеть перед собой преград. К счастью, Шкилю посчастливилось познакомиться с Андреем до трагедии пятилетней давности, поэтому он успел перенять у владельца кабака непробиваемый упрямый характер и умение полностью игнорировать любую опасность. По правде сказать, Михаил был ему очень благодарен.
- Конечно. Тебя переубедить невозможно. Напролом пойдешь, а до брата доберешься. И все-таки, будь осторожен. Эта зараза очень неприятно переносится организмом. А насчет бремени... знаешь, я пока как-то не успел пообщаться толком ни с одним из наших лекарей. Стах пропал, а Бурах... ну, когда мы с ним виделись, у нас не было времени коллегиально обсудить обстановку.
Ложь. Шкиль боялся. Боялся опять не оправдать возложенных надежд и не успеть вовремя помочь нуждающемуся. Боялся в какой-то момент вновь разочароваться в самом себе и опустить руки.
- Болезнь принесла шабнак. Очень хитрая шабнак, которую черта с два поймаешь. Бежать смысла нет. Ты уже надышался этой гадостью. Она уже внутри тебя, Андрей. Внутри каждого, кто дышит городским воздухом. А побег... ты сбежишь от Города, но вот Язва будет преследовать тебя до самого смертного одра.

+1

53

Андрей смеялся и глотал твирин, но шкилевская поэзия его все же взяла за живое. Противный холодок полз по хребту, и легкого шума в голове еще было недостаточно, чтобы его прогнать.  Хотел бы Андрей, чтобы Даниил послушал всю эту теорию про шабнаков и отравленный воздух.  И хорошо бы, что бы непременно тут же заявил бы, что с точки зрения новейшей науки, Шкиль болтает полную чепуху. Вот только Андрей слишком давно жил здесь, слишком долго, как и говорил Шкиль, дышал этим пропитанным степными запахами воздухом, чтобы не знать, что книжные истины здесь, если и работают, то порой меняют лицо свое до неузнаваемости.
Решительно пора было менять тему.  Он заново наполнил стаканы.
-  Так тем более, Михаил, придется тебе взяться за прежнее ремесло.  Исидор Бурах мертв, всякие слухи ходят, но скорее всего его забрала Песчанка. Рубин пропал. Так что получается, из медиков у нас только молодой Бурах - недоучка, да Бакалавр Данковский, скорее ученый, а не практикующий врач. Рубин пропал? Ишь ты! Это странно. Я слышал, он работал в Горнах.
Уж не узнал ли Стах Рубин чего-то такого, что заставило Каиных оставить его в Горнах и спрятать от всех?  Кто его знает этого Симона. Странный он был старик. Может, жив все-таки.  Если отвлечься от общего мрачного тона, ин-те-ре-эс-ные дела в городе творятся.

Отредактировано Андрей Стаматин (2013-10-30 22:53:12)

0

54

Шкиль принялся по новому кругу рассказывать о том, как бессмысленно и безнадежно бытие вообще, и жизнь Города в частности, особенно в сложившихся обстоятельствах.  Каждое слово лекаря только укрепляло  решимость Андрея  все силы бросить на то, чтобы покинуть Город как можно скорее. Он уже и слушал вполуха, мысленно перебирая варианты и прикидывая, куда отправится первым делом.   Стаканы снова опустели.  Андрей взялся за бутылку, что бы подлить еще, но резкий стук торопливо распахнутой и вновь захлопнувшейся двери его прервал.
В зал вбежала молодая девушка и остановилась, вцепившись  пальцами в юбку. Рута, служаночка из Горнов.  Она растерянно озиралась, покусывая пухлую нижнюю губу, явно напуганная, что пришлось сунуться  в такое «страшное место».
- Ты кого ищешь? – окликнул ее Андрей, довольно громко. Она  от неожиданности подпрыгнула как испуганный воробушек.
- Вот, - Рута торопливо вытащила из кармана узкий белый конверт и, подбежав к столу, сунула его Андрею в руки. – Велено вам передать.
Почерк он узнал сразу же, еще более летящий и острый чем всегда.
«Если знаешь что-нибудь о местонахождении Станислава Рубина, приходи немедленно. Это больше, чем дело жизни и смерти.  Если не знаешь – тем более приходи.»
Что ж, значит это не Каины задержали Рубина. Или даже так, им не удалось его задержать. 
Рута все еще стояла подле столика, опустив взгляд.
- Ответ передать? - тихо пролепетала она.
- Не надо. Сам приду.
Что-то согласно пискнув в ответ, девушка подхватила юбку и заторопилась к выходу.
Андрей еще раз перечитал записку. Можно представить, какой хаос творится сейчас в усадьбе Каиных, если Мария решила сама заняться поисками Рубина. Что же тот такое натворил? Что разузнал? 
Он собрался было попрощаться со Шкилем, но обнаружил, что ни в каких прощаниях лекарь не нуждается, потому что крепко спит, уронив голову на руки.
- Быстро же тебя разобрало, - хмыкнул Андрей, накинул плащ и вышел.

"Горны". Мария Каина

Отредактировано Андрей Стаматин (2013-12-05 20:34:24)

0

55

Усталость и неизменная апатия делали свое дело - Шкиля быстро сморило. Сначала он даже не успел понять, отчего так резко потемнело перед глазами - и вот снова яркий свет заставил его сощурить веки и протереть глаза. Сонливость отступала перед натиском тревоги и жгучей внутренней боли, такой, что молодому знахарю показалось, что во сне он проглотил огромный огненный шар.
Михаил вытер краем рукава мокрый от пота лоб. Андрея Стаматина и след простыл, зато перед лекарем стояла еще не полностью опустошенная чарка с твирином, что, впрочем, было лишь вопросом времени: мужчина мигом махнул напиток и отставил сосуд подальше от себя.
Михаила бил озноб, его все еще колотило, руки тряслись.
"Скоро ли вернется Бурах? Успею ли я протянуть ноги до того, как он придет в кабак?"
Михаил прокашлялся в рукав. Сгустки крови, обнаруженные после на ткани пальто, не так уж сильно его и удивили - особенно после "песочной" рвотной массы, которую он выплеснул давеча на пороге своего дома.
И все же необходимость дождаться Бураха была слишком велика, иначе Михаил бы встал и отправился дальше. На день было запланировано много дел, например, пойти против местных законов и проделать отверстие в брюхе столичного гостя.

0

56

"Сгусток". Владислав Ольгимский

Вопреки ожиданиям, его никто не убил по дороге.
Вопреки ожиданиям, кабак не был набит под завязку. Толпы не было, никто не буянил.
Вопреки ожиданиям, Шкиль не свалил куда подальше, не нарвался на нож и даже не умер от болезни.
Словом, все пошло не так.
Единственная часть ситуации, которая соответствовала ожиданиям: Михаил был то ли мертвецки пьян, то ли без сознания. То есть, все еще могло повернуться так, как ожидалось.
Артемий сел напротив бессознательного тела Шкиля, дотянулся и потряс его за плечо.
Жаром через одежду не пробивало, мертвецкого холода не было - и то хорошо.

0

57

Вот мировая гармония: не повезло.
Михаил был жив, но понять это получилось не сразу. В самом деле, бессознательное тело. Осмотревшись, Бурах распознал минимум одну причину: на полу рядом со Шкилем строем стояли и нестройно валялись пустые бутылки. Возможно, сувенир от соседей, не дождашихся уборки, потому что если он правда вылакал в одно горло три бутылки твирина, то на собственном опыте сможет проверить, как Песчанка распространяется в чистом спирте. Твирин на хрупкие и бессознательные организмы, ослабленные тяжелой раной, кровопотерей и ночевкой в тяжелом помещении...
Бурах отдернул руку, чувствуя тяжелую, клокочущую ярость. Шкиль должен был умереть вчера на Складах, должен был умереть сегодня в Кожевенном, но он обладал нужной информацией, а потому должен был быть спасен любыми средствами. И вот, он здесь. Валяется в бессознательном состоянии, не шевелится, и нужно снова вмешиваться, приводить в сознание, чтобы... Что?
Возможно, будь Михаил в сознании, они нашли бы решение, но нет так нет. Лучше оставить его спать. Во сне страдания, причиняемые Песчанкой, должны быть меньше. Возможно, Шкиль доживет до того момента, когда будет найдено отя бы средство облегчить их.
Стоило бы сообщить, что он болен, чтобы не разносить заразу, но, говоря по совести - Артемий осматривается, хмуро качая головой - возможно, уже поздно. Кроме того, если он скажет хоть слово, вряд ли Михаил выживет.
Бурах поднимается, придвигает обратно стул и идет к дверям.

0

58

--> "Горны". Мария Каина

Город сложно было назвать вымершим. Встревоженным – да, затаившимся – пожалуй. Но хозяйки все так же спешили по своим делам, а дети все так же сновали по подворотням. Чуть больше тревоги на лицах, чуть больше страха в воздухе. Два дня назад было хуже.
Мария не отказала себе в сомнительном удовольствии полюбоваться на Кожевенный издалека, прошла через Ребро и с набережной бросила тоскливый взгляд на угол стаматинского дома, затянутый неопрятной дымкой. Что, если болезнь уже пробралась сквозь стены и тянет к Петру свои тошнотворные лапы?.. Что, если она проникнет с хлебом, с мясом, с водой?.. Он не сумеет, не сообразит, как уберечься… Может быть, стоит предложить Андрею переместить его хотя бы в Фактус? И есть ли в этом смысл, или песчанка завтра доберется и туда?
Стоило признать, что пока некоторые вопросы остаются вне пределов ее компетенции, и заняться тем, что в ее силах.
Влад окажется гораздо сговорчивее, если за Марией будет прочно и несомненно стоять Андрей.
Не факт, что он сейчас в кабаке, но Мария на это и не рассчитывала. Может быть, даже лучше будет действовать через других, да вот хоть через эту его танцорку. Время для визита самое подходящее, наверняка затишье, до вечера далеко…
Оценить заполненность Фактуса возможность представилась не сразу. Сбежав по ступенькам и толкнув дверь, Мария едва не влетела в широкую грудь дюжего степняка, заслонившего собой зал и словно бы даже заполнившего все пространство. Она насилу сдержала порыв посоветовать ему держать глаза разутыми: очень хотелось, но слишком много чести. Поскольку степняк, вместо того, чтобы шарахнуться с извинениями в сторону, через целых три секунды все еще загораживал ей проход, она гневно подняла глаза.
Теперь понятно.
- Олгой, - поздоровалась она отстраненно, окидывая его быстрым взглядом. Что-то изменилось в нем с их первой встречи. Тогда знакомство явно не задалось, но сейчас перед ней стоял  будто бы другой человек. Возможно, с пренебрежительным прозвищем она поторопилась. – Удивлена. Не ожидала встретить здесь.

+2

59

Поглощенный собственными злыми мыслями, он сперва не заметил девицу, что пыталась прошмыгнуть в кабак. Когда заметил - не одобрил. Нечего одной таскаться по злачным местам, когда рядом разгорается эпидемия. Девица, вопреки ожиданиям, от незнакомого мужика не посторонилась, к здравому смыслу прислушаться и не подумала. Застыла на секунду, раздумывая, а потом еще и взгляд гневный на него вскинула.
Понятно.
За десять лет из девочки, владевшей мыслями всех мальчишек Каменного Двора, она выросла в уменьшенное подобие Темной Нины. Как помнилось по давешней встрече на кладбище, склонна к прямолинейным нападениям. Как только что показала первой же фразой, может пытаться оскорбить.
Пытаться - это плохо. Надо оскорблять. Или не оскорблять. Называешь червем - так не заговаривай, дальше проходи, себя не позорь.
- А ожидала бы - изменилось бы что-то? - он смотрит на нее сверху вниз с большим сомнением. - Не пошла бы, сидела бы дома и по улицам не шаталась?
Он чуть отступает в сторону, пропуская. Что могла забыть в этом притоне наследница Темной Нины? Не то время, чтобы силу свою проверять: люди вокруг и без того раздражены, обидеть кто решит - чем ей, кроме имени, защищаться?

0

60

А, нет. Показалось.
Все то же угрюмое хамло.
Хамло, однако же, местное. Теперь-то, раз до сих пор в городе, точно никуда не денется. А значит, придется уживаться. А вражда пользу редко приносит, тем более в такое время.
- Пытаешься намекнуть, что мне стоит тебя опасаться? Это интересно. Отчего же?
Мария с вежливым интересом похлопала ресницами, подпустив в тон легкого ироничного расположения. Вот так, обычная светская беседа. В Столице он, вероятно, к другим темам привык, да чтоб дамочки в рот смотрели, благоговея, а они тут  в провинции люди прямые. Взгляд, однако, Мария смягчила. Для мясников бессловесных он был  в самый раз, а ученый – как говорят – человек и отношения другого может заслуживать.
А может и не заслуживать.
Посмотрим.
Но пусть только попробует опять назвать ее «женщиной». С примитивными животными иметь дело она брезговала.

+3

61

Чего-чего? На улицах - Песчанка, толпы напуганных и отчаявшихся людей, еще недавно женщину могли насмерть забить за не понравившийся взгляд, а эта... умница на него тут глазами хлопает. С нотками кокетливого идиотизма в голосе.
Кто это дитятко на улицу вообще пустил? Домой, под замок, чтобы носу не высовывала, и под охраной!
Интересно ей... Ух, ну просто слов нет.
- Не меня. Но бояться надо. Целее будешь.
Ведь не идет. Стоит, чего-то от него ждет, смотрит вопросительно. Чего ждет? Червяком он оборачиваться не собирается, из-под себя выпрыгивать, лишь бы её заинтересовать и впечатлить, не намерен. Скучный он, если одним словом.
Живот от голода подводит. Пока он здесь, может, хоть бутерброд какой перехватить? А лучше, конечно, мяска, жареного, с картошкой и стаканом твирина. Можно и двойную порцию. Интуиция, правда, говорит, что вот как раз на понюхать ему сейчас денег и хватит. Ну а вдруг повезло?
Другое дело, что при вот этой ... даме он позориться не намерен. И идти спрашивать, а сколько стоит, а, понятно, не сегодня - не собирается. И вроде бы, недалеко был магазин. Не приготовленное и не поданное всегда дешевле. Ему бы туда.
А здесь эта. Стоит. Глазами хлопает. Наверное, думает, что загадочна.
- Могу я быть тебе полезен? - Он чуть склоняет голову, уверенный, что вот сейчас она недовольно отвергнет его помощь - и можно будет уже пойти и пожрать.

+4

62

Это было лучше. И угроза-то была так себе, но хорошо, что они это прояснили. Не его, значит, бояться. Что ж, не его так не его. Очень хорошо. Просто замечательно.
Не очень, правда, было понятно, что именно ей делать, если не бояться. С дороги он слегка отодвинулся, но по своим делам так и не ушел, хоть и демонстрировал скуку. Чего-то нужно от нее? Или – внезапно – решил проявить вежливость? Мария воспользовалась заминкой, чтобы рассмотреть его, не особенно таясь.
Не так он оказался огромен, как бросилось ей в глаза в первый момент.
Это само по себе было интересное наблюдение. Пожалуй, что-то от старого Бураха. Тот тоже… Входил в дом – так, казалось, богатырь настоящий, а если привыкнуть, да еще когда чай начинал пить – ну, человек не хрупкий, но как для степняка ничего особенного.
И это сходство лучше бы ей не игнорировать, к сыну пренебрежения не проявлять. А может быть и не испытывать.
И кстати, раз уж выяснили, что конкретно его она не боится… Вежливость или нет, а вопрос есть вопрос. И кто ее осудит, если ответ она даст тот, который ей удобен, а не тот, которого он наверняка ждет?
- Вообще-то действительно можешь … - Мария и хотела бы найти более нейтральное обращение – не дразнить же «олгоем» человека, которому хочешь предложить выгодную сделку – но, честно говоря, слабо себе представляла, какое именно. Не «ойнон» же… - Быть полезен. И не исключено, что взаимно.
Быть может, именно с ним стоило разыграть эту карту. Очень уже красиво складывался пасьянс.
- Ты сюда зашел к Андрею, или просто в кабак? – На случай, если степняк действительно заходил исключительно выпить, пришлось разъяснить: - Андрей Стаматин, хозяин. Ты его знаешь?

+1

63

- Не довелось быть представленным. Я искал здесь другого человека. Безуспешно.
Не доверяйте деве юной, и далее по тексту. Особенно когда дева явно уверена с ранней юности, что пасть к её ногам и сделать все, что она только пожелает - поведение естественное и подразумевающееся для любого воспитанного человека. И ведь не откажешь - то есть, конечно, откажешь, но последствия могут и не порадовать. На сегодня ему, пожалуй, хватит одной высокопоставленной дамы, скалящей зубы. Пока из защитников у него только Виктория, лучше побыть воспитанным и по возможности, дружелюбным. И не отступать от своих слов.
- Что я могу сделать для тебя?
Он оглядывается, как раз осознав, что они все еще стоят на проходе, и нужно отодвинуться куда-нибудь - желательно, туда, где рядом не будет ушей местных работников, если уж речь пойдет о местном же хозяине. С лестницы доносится нестройное пение, потом топот, и Бурах - на всякий случай - встает между дверью и дамой, чтобы нетрезвые посетители не смели будущую Хозяйку прежде, чем разглядят.

0

64

Сперва Марии показалось, что, несмотря на декларацию намерений, Бурах собрался ретироваться, но помедлил в дверях. Это оказался какой-то обманный маневр, приведший к небольшому столпотоворению на лестнице: скатывающаяся вниз шумная компания стихла и без малого уперлась степняку в спину.
Не слишком это мудро – преграждать подобной публике дорогу к выпивке. По крайней мере, дольше нескольких секунд. Еще кабацкой драки не хватало для полного счастья, то-то папенька обрадуется, когда узнает, на каких представлениях присутствует наследница.
В дальнем углу навалилась на стол какая-то уже готовая к выносу личность, еще кто-то вился у барной стойки, в остальном же кабак был практически пуст. Мария поманила степняка к свободному столику возле двери и первая присела на край стула. Коллективный мозг компании, заторможенный алкогольными парами, бережно пронес гуляк внутрь в недоуменном молчании, но мысли явно не задерживались в нем надолго: жаждущие узрели вожделенную цель, набежали волной на стойку и громко затребовали бармена.
- Послушай, - обратилась Каина к Бураху, взглядом приглашая последовать своему примеру. – Ты мог бы оказать мне услугу. А я хочу оказать услугу тебе.
Не хотелось бы ошибиться, раскрывая карты преждевременно и в неподходящей обстановке. У бармена, она знала, под прилавком была припасена крепкая дубинка на случай инцидентов, но тот был занят сейчас клиентами и не смог бы, в случае чего, повлиять на расстановку сил. Впрочем, на силу физическую, даже чужую, Мария полагалась далеко не в первую очередь. Гораздо больше она доверяла своим предчувствиям. И сейчас можно было рискнуть.
- Тебе ведь известно, что это? – она быстрым движением извлекла из кармана сверток и явила на свет пыльный и потрепанный пучок слабо пахнущих трав. Оставалось только надеяться, что ему и правда известно. Не потому, что иначе она будет выглядеть дурой – не будет, пусть не надеется – но тогда степняк становится совершенно бесполезен для ее замысла. – Это оставил нам твой отец. И я готова отдать его тебе на некоторых необременительных условиях, которые, быть может, и тебе самому пойдут на пользу.

+2

65

Ну, хотя бы прекратились реверансы.
Я-то знаю, что это. А ты, будущая Хозяйка, знаешь?
Это, возможно, чья-то жизнь. Это, если потребуется, шанс войти в зараженный квартал и покинуть его живым. Это еще одна драгоценная возможность защитить от заражения хотя бы нескольких человек, используя из немногих имеющихся в наличии трав те, что сочетаются наилучшим образом. Это защита от страха. Возможно и что-то большее.
Но сейчас это просто пучок сушеных трав в неопытных руках. Обрести силу и принести пользу он может только если ты его отдашь, а ты этого делать не хочешь, не получив взамен услуги. Вроде как, продаешь мне мою же возможность завтра прийти на помощь - не исключено, что тебе же.
Это хорошо, что продаешь. Такой подарок подразумевал бы обязательства. А мне вот совершенно не нужны сейчас обязательства перед правящими семьями в дополнение к имеющимся.
- Хорошо, - он кивает, не утруждая себя долгими объяснениями. - Какие у тебя условия?
Идея сесть оказалась редкостно удачной. Его начинает догонять усталость - еще не та, которая валит с ног и заставляет кружиться голову, но уже та, что селится в висках и плечах, зудит надоедливо, отвлекает от дел. Кофейку бы.
С твирином.
И картошечкой.

+1

66

Известно, значит.
По глазам было видно, что узнал он вещицу, и куда применять ее – тоже в курсе. Аж подобрался весь.
Ай да тряпочка, ай да стебельки…
- Я отдам это тебе, - Мария положила пучок трав на стол и придвинула к степняку, не убирая, однако, с него тонких пальцев. – А ты покажешь его Андрею Стаматину. Сегодня. Вот и все мое условие, оно не слишком обременительное.
Это было очень выгодное предложение, на взгляд Каиной. Даже нечего раздумывать. Мало того, что делать почти ничего не надо, так может еще и наварить на этом удастся суровому сыну Бураха. Вот бы договорились они с Андреем, к обоюдной выгоде и к ее, Марии, спокойствию… Дополнительно простимулировать, правда, не мешало бы.
Дилемма была налицо. С одной стороны – выдавать совсем чужому человеку тайные планы человека близкого, хоть и капризного, было некрасиво. Но с другой… чем он мог навредить Стаматиным? Сорвать те планы злополучные? Так ей того и надо. А себя и Петра Андрей защитить сумеет, не успел еще этот Бурах покровителей себе заиметь. Пожалуй, стоила игра свеч.
- А если тебе еще удастся убедить Андрея остаться в городе, моя благодарность будет выражаться в денежном эквиваленте, - сказала Мария как будто между прочим, без особого напора. – Тебе это будет нетрудно, а может оказаться еще и выгодно. Твои отношения с травами его должны заинтересовать.
Сложно было что-то понять по его выражению. Интересно, он и женщин целует с такой же кислой миной? Странная эта мысль пронеслась по дальним коридорам сознания, не успев отразиться на лице даже румянцем. На всякий случай Мария крепче прижала связку стеблей к столу.
- Мы договорились?

+2

67

- Я не знаю Андрея. Что ему в травах? Твирин и дурман? И, к слову, как он выглядит-то?
Едва ли от владельца этого места можно было ждать чего-то еще. Приятно было бы узнать, что на самом деле неведомый Андрей имеет исключительно культурный, а то и научный интерес, но бутылки звякали, толпа шумела, а запах твирина мешался с запахом дешевого спирта, пережаренной еды и потных нечистых тел. Интересно, это дама хорошо держит лицо, нечувствительна к вони, или он просто с голодухи чует то, чего на самом деле и нет?
- То, о чем ты просишь, сделаю. Что же до убеждений, слова не даю, но и о твоем не забуду.
Деньги. Все упиралось в деньги. В Столице, имея при себе полторы тысячи, он считал бы себя богачом: даже если не готовить самому, недели на две хватило бы. Сейчас монеты карман не грели: вон, у стойки приличный с виду юноша отдавал за бутылку твирина позвякивающий кошель, и бармен принимал его, не считая, по весу. Вес был немал.
А, черт с ним, если сегодня еще и искать в неведомых далях неведомого Андрея, то он точно никуда не успеет, а живот уже натурально подводит.
- Но ты уж прости, сперва я тебя на пару минут покину. А то думать тяжело.
Ненавязчиво сдвинув плечом алчущего продолжения банкета юнца, он обменялся парой слов с барменом и, отсыпав ему немалую горсть монет в явно для этой цели и валявшийся на стойке мешок, вернулся к столику, на ходу дожевывая кусок хлеба, на который была шлепнута жесткая, как деревяшка, рыбина.

Оргмоменты

Куплено:
Батон хлеба (650 монет)
Вяленая рыба (650 монет)

Съедены сразу же.

+1

68

- Твирин, - согласилась Мария. – Дурман. И деньги, как можно догадаться.
О чем на самом деле мог догадаться степняк, вернувшийся после столь долгого отсутствия и едва ли успевший разобраться, что здесь теперь к чему – Мария предпочла не задумываться. Проще разъяснить.
- За рецепт дурмана Андрей даст хорошую цену. Очень хорошую. Пожалеешь рецепта – заплатит за готовые настои. Наш обмен ни к чему тебя не обязывает: не нужны деньги – держи секреты при себе. Только обещание выполни. – Она решительно придвинула связку трав к Бураху и убрала руку.
Насколько степняку не нужны деньги, Мария наблюдала прямо сейчас вполне отчетливо.  Глаза у Бураха были злыми и голодными, с наследством вышла какая-то заминка, а покровителей найти  не так просто. Особенно таких, кто и накормит, и от недоброжелателей укроет. Как бы не на последние гроши оказался куплен хилый этот бутерброд всухомятку. Так что сделает он то, о чем она просит. Не наверняка, но очень к тому близко.
- Андрея ни с кем не спутаешь. Высокий, стройный, одет по столичной моде – вероятно, не самой последней: в светлый плащ и брюки в полоску.
Оставалось надеяться, что в эту самую минуту Стаматин все-таки хотя бы пытается найти Рубина, а не сколачивает плот из подручных средств.
- Если Андрей решит остаться в городе – ты знаешь, где меня найти.

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Район Дубильщиков » Кабак "Голгой-хэн"