Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Многогранник » Многогранник изнутри


Многогранник изнутри

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Переход во внутреннюю часть Многогранника происходит непонятно как, через Агатовую Яму. Взрослые не могут понять всей прелести Башни, им никогда не понять ее тайны, а вот дети там чувствуют себя прекрасно.

0

2

Едва ли в этой степи можно было отыскать твирь, савьюр, или белую плеть. Вряд ли когда-нибудь на нее ступала нога одонга, или Травяной Невесты. И уж наверняка, сколько не скачи по ней в любую сторону – никогда на горизонте не покажется мрачная громада Боен. Все здесь было незнакомым – высокие травы, почти стелящиеся по земле под сильным ветром, низкое небо, без солнца и туч, равномерно-серое, то и дело озаряемое багровыми всполохами.
Небо, которое плавно, почти незаметно переходило в пергаментный потолок Многогранника, исписанный непонятными формулами.
- И много их там? – пятки ботинок Хана стояли на степной траве, носки – на полу приемного покоя башни, прямо на краю замысловатого чертежа.
- Десятка два, - сообщил один из стоявших перед ним навытяжку песиглавцев. Традиционно собачьи маски надевались только при выходе в город, «на дело», однако эти только что вернулись из Агатовой Ямы, где встречали беженцев, и расставаться с песьими головами не спешили. – Некоторые мелкие совсем. Передали вот…
Каспар взял и неторопливо изучил два протянутых ему конверта. С одной стороны – писем от этих людей он не ждал. С другой – от кого же еще они могли быть, в такой-то момент. Странно только, что делами Многогранника озаботился дядя, а не отец. Пробежав глазами его письмо, Хан спрятал его в карман куртки. Письмо Капеллы, бывшее, казалось бы, более коротким, он изучал куда дольше и убирать не стал, продолжил разговор, держа исписанный листок в руках.
- Внутрь пока не пускать. Маски при разговоре не снимать. Среди них могут быть зараженные, рисковать нельзя. Ждем до вечера, тогда скажу, что делать. Пока залезьте в закрома, вынесите им чего-нибудь поесть, согреться. Пусть сидят в Яме. Мы ж не звери все-таки.
Сказанное с равным успехом могло быть шуткой, или серьезным утверждением. Хан не улыбнулся. Никто из мальчишек не засмеялся. Как и всегда в подобных случаях.
- Что по порошочкам? – поинтересовался лидер песиглавцев, посчитав тему беженцев временно исчерпанной.
- Без толку, - ответил один из мальчишек в масках – не тот, что докладывал о беженцах. – Проверили все схроны до единого. Пусто везде. Растащили.
- Поиск ведете? Товаром для обмена запаслись?
- Запаслись. Ведем. Пока ничего.
- Продолжать. Мелкота ими только потравится, а нам запасы очень пригодятся. В Кожевенный, - Хан помахал в воздухе письмом, - не лезть. Там уже ловить нечего, кроме Песчанки.
- А Вербы? – поинтересовался третий песиглавец. – Они ведь на краешке Кожевенного стоят-то.
- Вербы, - младший Каин на секунду задумался и продолжил. – Наблюдение за Вербами тоже продолжать. Но – издалека. И не со стороны Кожевенного, это, надеюсь, понятно?
- Понятно…
- Вот и хорошо, - Хан в последний раз обвел взглядом разведчиков, на секунду прикрыл глаза и чему-то кивнул. – Свободны.
Песиглавцы разошлись. Хан снова поднес к глазам письмо Капеллы и еще раз перечитал его – медленно, вдумчиво, словно надеялся, что написанные строки сложатся иначе и сообщат ему что-нибудь новое. Разумеется, ничего нового они не сообщили.
Он еще раз прикрыл глаза и сделал медленный выдох. Степь за спиной погасла, исчезла без следа, сменившись картонно-серой стеной. Шаг вперед – чертеж под ногами обрел объем, рухнул вниз пропастью, развернулся винтовой лестницей. В один мин Хан уже стоял у ее подножия. Еще шаг вперед…
Лестница снова обернулась плоским рисунком на полу. Но помещение уже было другим. Больше всего оно напоминало довольно аскетично обставленный рабочий кабинет. Сев за массивный письменный стол, Каспар придвинул к себе стопку бумаг и взял в руки химический карандаш. Предстояло написать немало писем, отдать немало распоряжений. День обещал быть очень длинным…

Отредактировано Хан (2013-12-13 03:25:35)

+5

3

Песиглавец вернулся быстро. Впрочем, разнообразием одежды разведчики Башни не отличались, так что это вполне мог быть и другой. Не сказав ни слова, он жестом пригласил Капеллу следовать за ним.

***

Письмо Каспар больше не перечитывал. Вместо этого он снова вернулся в степь и, бродя под серо-багровым небом, пытался разобраться в мотивах – Виктории и своих. В каком качестве она собирается прийти? Как Ольгимская к Каину? Как будущая Белая Хозяйка к брату будущей Алой? Или… просто как Капелла к Хану?
В войну между детьми Города она не лезла никогда. Дети просто ее слушались, доверяли ей. Даже двудушники. Даже – что было особенно страшно – некоторые песиглавцы. Младшая Ольгимская могла стать как сильным союзником, так и опасным врагом. Кем она предпочтет быть в грядущие неспокойные времена – неясно.
Несмотря на это, когда за спиной возник мальчишка-песиглавец и негромко сообщил, что Капелла уже здесь, Хан спокойно повернулся к нему и велел немедленно пропускать.
Уже через несколько секунд он выходил из чертежа в приемном покое Башни.
- Рад тебя видеть, - он честно попытался добавить в голос и во взгляд все тепло, на которое в данный момент был способен. - С чем пожаловала?
Прямо сказать, тепла в нем сейчас было немного.

Отредактировано Хан (2013-12-14 00:44:36)

+1

4

------> Агатовая Яма

Ждать долго не пришлось - один из псиглавцев исчез, ступив в затейливую вязь узора - и не прошло и пяти минут, как вывалился обратно, поманил за собой, важный и торжественный - настоящий страж порога.
В груди похолодело, как всегда бывало в момент перехода.
Не самое неприятное ощущение, скорее просто чуждо-странное. Привет из чужого царства, осязаемая граница.
Капелла успела мимолетно удивиться тому, что Хан допускает её в своё святая святых.
Она была в Многограннике всего несколько раз, каждый раз - по особому случаю - и ждала скорее, что он выйдет к ней сам, не желая допускать потенциально враждебную силу внутрь.
Демонстрация расположения?
Демонстрация силы?
Нежелание видеть заполнивших Яму детей?
Разгадать мотивы и чувства младшего Каина всегда было весьма непростой задачей. Возможен и вероятен был любой из вариантов. Он мог слишком закружиться в делах своего государства и не пожелать тратить время на входы-выходы...
Приемный покой отдавал прохладой и сумраком. А Хан вовсе не изменился с последней их встречи - разве что лицо чуть отвердело, намекая на того мужчину, которым предстояло стать мальчику, да в росте он прибавил пару сантиметров.
Сколько же они не виделись? С весны? С зимы?
Капелла не смогла бы точно сказать. Обычно у неё не было дел к Каспару, а те, что появлялись, они решали перепиской, заставляя гоняться по Городу шустрых мальчишек, благо и ей, и ему было кого послать.
Почему-то сейчас она очень сомневалась в его радости.
- С детьми, - ответила Капелла просто, и расслабленно опустила руки - пальцы норовили уцепиться за шарф, затеребить его, задергать, что явно было недопустимо. - Я бы просила тебя принять вообще всех, кто согласится уйти, если бы ты принял для начала хотя бы этих.
Откуда-то издалека пахло травами - не степными, без душной горечи - откуда-то тянуло морским бризом. Многогранник ненавязчиво демонстрировал себя - вот долетел гитарный перебор, фламенко, правда, фламенко? - и Капелла зябко передернула плечами.
Здесь она была полностью на чужой территории. В целом чужом мире.

+1

5

Он сцепил руки за спиной и чуть наклонил голову к правому плечу. Несмотря на принадлежность к правящей семье, за свою жизнь Хан редко сталкивался с Катериной Сабуровой и не мог ничего сказать о том, какие чувства Хозяйка Земли вызывает у собеседников. Опыта общения с матерью и сестрой было предостаточно, сейчас, беседуя с Капеллой, он невольно сравнивал ее с ними.
Получалось совершенно не похоже.
Не было той дикой, осязаемой, угрожающей силы, давящей на любого, кто находился в компании Алой Хозяйки хотя бы минуту. Не было ощущения пропасти, разделяющей собеседников. Напротив, уже после нескольких мгновений общения с Капеллой, становилось спокойно, даже как-то странно уютно. При этом, сила по-прежнему чувствовалась – но не грозная, не рвущаяся наружу, а спокойная, словно немного сонная. То ли дело было в том, что младшая Ольгимская еще не раскрылась до конца как Хозяйка, то ли она просто была другой по своей сути.
- Башня должна оставаться чистой, - ответил Каспар спокойно. Не оправдываясь, не споря, просто поясняя свое решение той, кому считал нужным его пояснить. – Если я смогу как-нибудь убедиться, что не впускаю к нам Песчанку в чьем-нибудь теле, я приму всех, кто захочет остаться. И этих,  и тех кто придет за ними.

Отредактировано Хан (2013-12-14 03:23:54)

0

6

Он был прав.
А она не подумала.
Дети Кожевенного могли нести в себе зеленую гниль, и кто мог точно сказать, да или нет, есть или нет, больны или здоровы?
Возможно, Бакалавр Данковский. Возможно, Бурах. Возможно, могла бы сказать Алая Нина, если бы была жива.
А Капелле даже мысли такой в голову не пришло. И сейчас она больше удивилась этой своей непонятливости, чем тому, что Каспар затребовал именно этого.
Ведь если подумать, требование было справедливо целиком и полностью.
Может ли Башня лечить чуму, или спасут только закрытые границы?
Сможет ли она почувствовать, если ладони её лягут на человека, в чьих жилах бьется беда?
Почему-то Капелла была уверена - сможет. Песчанка откликнется, даст знать себя...
- Есть два варианта, - сказала она тихо, и мелодия гитары всё длилась, длилась, звенела неизвестно откуда. - Можно подождать, не проявятся ли симптомы. Или я могу пройти среди них, ища больных.
Она виновато повела плечом, отвела взгляд:
- Я даже не подумала об этом, если честно. Прости.
За этим крылось несказанное "Я предложила на ходу и, возможно, это не лучшие варианты".
Была ли она уверена в своих способностях?
Верила ли, что точно сумеет не ошибиться?
Чтобы ответить точно, нужно было выйти наружу.

+1

7

- Пройдешься среди них, - Каин неторопливо кивнул. – Надо полагать, будешь разговаривать. Смотреть. Прикасаться. И надо полагать, если кто-нибудь из них все-таки болен – подхватишь Песчанку. Так?
Во взгляде – ни намека на смех. В голосе – ни намека на издевку. Не было и покровительственного тона, каким пытаются навести на верную мысль того, кого считают круглым идиотом. Лишь едва заметно в голосе Хана сквозило ожидание. Он словно намекал: «Ты сама понимаешь, что предложила не лучший выход. Но у тебя на уме что-то еще. Давай вместе найдем вариант получше».
- В крайнем случае – дождемся вечера, - продолжил он. – Я уже начал поиски приезжего ученого, он может что-нибудь знать о симптомах болезни, и как ее распознать, самому не подвергнувшись опасности. Я получил его памятку – все в городе получили - но в ней сказано слишком мало. Подозреваю, что он знает больше. Если не удастся… возможно, к вечеру симптомы станут очевидны. Тогда можно будет решить что-нибудь.

0

8

Капелла невесело усмехнулась - пальцы дрогнули, норовя всё-таки вцепиться в шарф, но она удержалась, надеясь, что сумела не побледнеть
Легкомыслие наказуемо, а она этим утром была потрясающе легкомысленна, словно не веря до конца в пришествии Язвы. Конечно, ведь разве можно что-то случится с ней, пока она чувствует себя такой живой, такой нужной, такой до отвращения материальной и здоровой?
Детская уверенность в собственном бессмертии.
Ей давно пора было от неё отучиться.
- Если кто-то из них всё-таки болен, - сказала она - усмешку никак не получалось стереть с губ, она словно прилипла. - То я уже подхватила Песчанку. Я всё утро с ними, говорила и касалась всех. Поздно меня не пускать.
Она была почти уверена, что зараженных среди детей нет. Но "почти", это чертово "почти" могло стоить жизни и ей, и всем обитателям Башни. Первый испуг проходил, его место занимала злость на собственную глупость и какое-то веселое безразличие - умирать, так с музыкой, всё равно уже ничего не изменить.
Тем более, что мысли, как можно умереть наиболее красиво и продуктивно, у неё были.
- Давай совместим варианты. Я всё же пройдусь, поищу заболевших. По крайней мере, буду знать, стоит ли доверять предчувствиям в этом вопросе.
Если она пройдет, не почуяв ничего, и никто из детей не умрет - это не будет стопроцентным доказательством того, что зараженного Язвой она точно узнает, встретив. Но если пройдет, не почуяв, а вечером у кого-то проявятся симптомы, или доктор выявит больных, если найдет больного, и к вечеру Грязь в нем проявит себя...
Почему-то она совершенно не боялась. Страх за себя вспыхнул и прогорел, оставив испытующий интерес.

0

9

Взгляд Хана становился все тяжелее, однако не от неприязни к гостье – всего лишь от тяжелых размышлений. Капелла и вправду говорила дело. Либо контакт с зараженными на ранней стадии не опасен, и тогда никто из них ничем не рискует. Либо хваленая защита башни уже пробита и говорить больше не о чем. И именно он проглядел эту брешь. Впрочем, даже на последний вариант еще было чем ответить.
- Хорошо, - произнес он, наконец. – Пойдем наверх. Если ты, как Хозяйка, поручишься, что больных там нет, я их впущу. Если не будешь уверена… тогда буду ждать вечера. Или Бакалавра – что раньше случится.
Девочка, которую он когда-то знал, не стала бы лгать, пытаясь обелить себя, показаться более сильной и знающей, чем она есть. Белой Хозяйке тем более не пристало опускаться до подобного.
Либо так, либо верить нельзя ни во что и Многогранник пора готовить к осаде, шансов пережить которую у них немного.

0

10

Вряд ли это можно было назвать победой, в конце концов, сейчас все они были на одной стороне.
На одной стороне - люди, на другой - Песочная Грязь.
И Капелла только кивнула, соглашаясь - она не почувствовала ни удовольствия от того, что здесь в неё верят, ни особенной радости, только тихое облегчение. Так или иначе, эти дети будут жить, договор, хотя бы на словах, заключен, и, если у неё получится, если уверенность будет полной, завтрашних беженцев - а Грязь будет распространяться точно - можно будет отправлять в Башню сразу, не призывая Бакалавра.
- Завтра Язва будет уже в других кварталах, - сказала Капелла задумчиво, не спеша разворачиваться к затейливому рисунку на полу за своей спиной. - И там тоже дети. Могу я рассчитывать, что после необходимых предосторожностей ты примешь и их?
Всплыло вдруг в голове - вчерашняя записка Ноткина, прыгающий почерк и злое желание оторвать придурку голову. Возможно, ей просто не стоило в это лезть... Но она и так была в этом по уши.
- Я, если честно, задумывалась об этом ещё вчера. Думала просить тебя принять малышей из Двудушников - тех, кому нет ещё семи. Их ваша война не касается, и они ничем не заслужили смерть. Ноткин даже согласился поначалу. А потом написал, что твои напали на его ребят, и уперся намертво.
Она не добавила "Это была правда?", но взгляд её говорил красноречивей любых слов. А ещё в нем ясно читалось - где-то под вопросом о правдивости Ноткина - "Вы что, правда, такие дураки?"
Она не была до конца уверена в том, что поверит в ответ.

0

11

- Пусть приходят, - Хан снова кивнул. – В Башне хватит места для всех… по крайней мере, для тех, кто еще может видеть. Кстати, если Язва и правда захватит весь город, возможно имеет смысл не ждать, когда она выйдет из Кожевенного, а эвакуировать детей уже сейчас? И риск принять зараженного будет меньше. Я не собираюсь захлопывать ворота перед теми, кто просит помощи.
Даже перед двоедушниками. Это не было сказано, но совершенно отчетливо повисло в воздухе между собеседниками. Неспешным шагом, Каспар двинулся к чертежу за спиной Капеллы – к проходу в Агатовую Яму. Поравнявшись с гостьей, повернул к ней голову и негромко сказал:
- Я посылаю своих в город. С приказом действовать по обстоятельствам при возникновении затруднений. Если они сталкиваются с угрозой, они ее устраняют. Если бы двудушники не путались под ногами – были бы живы.
На этих словах от хозяина Башни повеяло ощутимым холодком. К счастью – ненадолго.
- Проблем не будет у того, кто не будет их создавать.

Отредактировано Хан (2014-07-28 00:23:25)

0

12

Капелла чуть за голову не схватилась, уже который раз за этот безумный день.
Все дни эпидемии были безумны - она боялась представлять, что будет дальше, с таким-то началом.
...Хан оказался не хуже Ноткина. А она-то надеялась, что он будет хоть немного благоразумнее. Всё-таки не босоногий беспризорник, а воспитанник знатной семьи...
Все мальчишки одинаковы, даже если их воспитывали по-разному, даже если им по сорок лет.
- Мне кажется, - сказала она в спину младшему Каину, не особенно беспокоясь о том, что он на полушаге и какая-то часть её реплики просто отрежется переходом. - Язва создаст всем нам достаточно проблем, вне зависимости от того, создаем мы их сами или нет. Я бы просила вас о перемирии на дни эпидемии... Но кто же меня послушает.
Прозвучало почти горько, и Капелла, недовольная собой, прикусила губу. Ей стоило говорить это Ноткину...
Но выходил забавный парадокс - в то, что её послушает Ноткин, она не верила ни на грош. Хотя он был на её стороне, а Хан, по сути, конкурентом и едва ли не врагом.

0

13

Уже почти дошедший до чертежа Хан остановился. Медленно и глубоко вздохнул. И снова повернулся к гостье. Когда он заговорил, в его голосе больше не было ни холода, ни каменного спокойствия правителя, лишь… усталость?
- Виктория, ты как думаешь, мне вот это все до зарезу нужно? Там мои люди умирают. Кто не от чумы, тот от стычек с головорезами и бандой Ноткина. И запереть всех в Многограннике и не выпускать я тоже не могу, потому что тогда умрет еще больше народу. Поверь мне, война с двоедушниками – последнее, в чем я сейчас нуждаюсь.
На крик Каспар так и не перешел. Но все равно, эмоций в последнем предложении оказалось больше, чем во всем предыдущем разговоре. Он прикрыл глаза, сжал в тонкую полоску губы. Помолчал несколько секунд, давая себе остановиться. И добавил, прежним холодным тоном.
- Он своих не остановит. У меня нет выбора.

0

14

"Не кричи на меня".
Капелла проглотила эту фразу - крика не было, только напряжение, но на эмоциональном уровне крик был, так, что захотелось отшатнуться на шаг... Но всё равно, фраза прозвучала бы странно.
Она шагнула вперед - чисто наперекор желанию отступить - теперь они стояли всего в трех шагах друг от друга и на таком расстоянии видно было, как осунулся Хан с их последней встречи.
Всего три дня эпидемии, а они уже напоминали живых мертвецов.
- А он говорит то же самое, - сказала она тихо - не было нужды говорить громко, сейчас было бы слышно и самый острожный шепот. - Что у него нет выбора. Что ты не остановишься. Вы оба словно оправдываетесь друг другом, не желая видеть своего сходства. Если никому не нужна эта война - почему она до сих пор длится?
Она спрашивала опасное и говорила в опасном тоне.
Но Ноткин не слышал её вопросов, когда ей случалось их задать.

Отредактировано Виктория Ольгимская мл. (2013-12-17 23:33:11)

0

15

В ответ Хан дернул уголком рта. Нужна была поистине нечеловеческая фантазия, чтобы увидеть в этом попытку улыбнуться.
- Может быть, именно из-за нашего сходства, - предположил он. – Двум котам на одной помойке не ужиться. Неизменно будут шипеть, драть друг друга когтями. Даже если помойка уже в огне. Природа такая у них.
Он медленно развел руками. Словно извинялся за случившуюся вспышку. Голос вернулся к прежнему спокойно-холодному тону. Как правило, от такого тона собеседникам младшего Каина становилось неуютно. Сейчас такой вариант беседы казался куда менее страшным, чем внезапный прорыв эмоций.
- Если это что-то изменит, можешь при встрече ему передать, что я согласен отложить боевые действия, пока эта напасть не кончится. Кроме шуток – у меня и так хватает головной боли, чтобы тащить еще и это.

0

16

У Капеллы дернулся уголок губ - словно гротескной пародией на выражение лица Хана. Но если для него это значило попытку выразить расположение, как-то разрядить обстановку - или так казалось Капелле - у неё это было болезненное тоскливое удивление.
Мгновенно встала перед глазами картина того, как она в очередной раз приходит к Ноткину уговаривать, на сей раз мотивируя прямым предложением Хана устроить перемирие - и как в очередной раз напарывается на "Как ты можешь быть такой наивной? Будем стоять до последней капли крови, против псиглавцев, против бандитов, против всего мира..."
Иногда она всерьез задавалась вопросом - а было ли кому-то кроме Ноткина нужно это "стоять", или всё держалось только на его уверенности в собственной правоте и необходимости боя. И не ошиблась ли она в своих видениях, сможет ли влиять на него, когда придет время, станет ли он тем, кем должен стать.
"Безнадежно".
Устало она потерла лицо ладонью. На мгновение очень захотелось привалиться к чему-нибудь плечом и закрыть глаза, а то и вовсе, сесть на пол и тихо заплакать...
Но Хозяйки - пусть и сонные - ведут себя иначе.
А к Ноткину всё же следует сходить. И таки оторвать ему голову, если встанет в позу.

0

17

Каспар подождал. Потом подождал еще немного. Ольгимская молчала, то ли собираясь с мыслями, то ли осознавая, что ее, вроде как, идеологический враг говорит о перемирии. Правда, не с ней. Но с другой стороны – с ней они только что вполне успешно договаривались о совместном решении проблемы беженцев. Вражда идеологий незаметно, пятясь, отходила на задний план.
Что и говорить, хоть кого-то Язва заставила действовать сообща.
- Ну так… гостей проверять пойдем? – поинтересовался он еще минуту спустя, когда молчать было уже как-то глупо. – Или ты уже решила передумать?
Подавая пример, он двинулся дальше к чертежу, искренне надеясь, что Виктория все же выйдет из ступора и последует за ним. Иначе могло получиться неловко.

--> Внешняя сторона.

Отредактировано Хан (2014-01-15 20:51:15)

0

18

Капелла ещё некоторое время постояла в тишине и одиночестве, подняв ладони к лицу и устало прикрыв глаза - совсем немножко покоя, всего пару минут на то, чтобы хоть как-то сложить в голове предполагаемый разговор с Ноткиным, который обещал выйти весьма и весьма непростым - и улыбнулась.
Просто через силу натянула улыбку, подняла подбородок так, как "это пристало девочке из нашей семьи" (цитата, разумеется, была отцовская), и, оправив юбку, шагнула в затейливый чертеж на полу.
Немножко отдохнули - и ладно, и хорошо, теперь можно проверять себя на прочность и испытывать силы.

------>Агатовая Яма

Отредактировано Виктория Ольгимская мл. (2014-01-17 20:34:16)

0

19

-----> Агатовая яма

От перехода закружилась голова и к горлу подкатила тошнота. Капелла тупо приняла кружку, тупо уставилась в белые молочные глубины, и не сделала даже попытки отпить. Вата в ушах никуда деваться не собиралась и Хана она слышала весьма смутно. Мысли плясали канкан и становились всё менее отчетливыми. Теряли очертания. Размывались. Казались совершенно неважными и бесполезными.
Охотнее всего она сейчас, пожалуй, откинулась бы на спинку стула и задремала, прикрыв глаза, наблюдая за свивающимися под веками яркими узорами. Но об этом оставалось только мечтать.
С заметным усилием она всё-таки поднесла кружку к губам, сделала несколько глотков. Неуверенным каким-то жестом отвела с лица упавшую прядь. Встать она, пожалуй, смогла бы, смогла бы и идти, но посидеть хотя бы минут десять стоило. Немного отдыха. Немного покоя.
- Хорошо поужинаю, - сказала она тихо и отпила ещё - от молока слегка мутило, но это скорее всего было эффектом перехода из Агатовой Ямы внутрь. - Плотно позавтракаю. Не буду сегодня больше делать ничего, что могло бы потребовать напряжения Дара. И справлюсь.
Искать каждый раз врачей, и так занятых своими делами, они не могли.
Время поджимало. Уже к утру следовало бы собрать следующую партию. Ребята Ноткина могли бы в этом помочь, а дальше своими руками, своим предчувствием...
Если бы Капелла верила в каких-нибудь богов - она бы помолилась.

0

20

Агатовая яма -->

Хан слушал и кивал. В какой-то момент мелькнула нехорошая мысль, что когда всё станет совсем плохо - когда, не если - именно это ему и останется делать. Слушать и кивать. Когда он поймёт, что больше не может сделать ничего - всё кончено, он проиграл.
Пока кое-что ещё оставалось.
- А теперь скажи честно, - он помассировал висок. - Сколько ты так продержишься? Мне не нужно объяснять, что перенапрягаться тебе нельзя. Твоя усталость - это не только твои проблемы, это потенциальная ошибка и пропущенный заражённый. То есть, всеобщая хана.
Помолчали. Откуда-то донеслись раскаты грома - Каспар не обратил на них внимания, словно они были чем-то обыденным.
- Я всё еще жду ответа от столичного доктора, или Судьи, - при посторонних язык не поворачивался называть Георгия "дядей". - Может рано или поздно они подскажут признаки. До тех пор выбора не остаётся. Башня - самое безопасное место в городе.

0

21

Капелла пожала плечами.
Она никогда не проверяла Дар в экстремальных условиях - вообще его не проверяла. Он приходил сам - вещими снами, внезапными предчувствиями, картинками чужого прошлого или будущего, головной болью и сухой горечью на языке. Он был её частью - не магией, которая требовала ритуалов и действий, не мастерством волшебника, способного мановением руки низвергнуть на землю пламенный ад, но чем-то естественным, как дыхание. Чем-то, порою куда более незаметным, чем действия в материальном мире.
Эфимерной, тонкой и нежной силой, порой капризной, порой незаметной, чаще скорее предчувствием силы...
Она не могла ни за что ручаться. Быть может, потребуется всего день, чтобы она слегка с дикой мигренью, кровью из носа и слабостью. Быть может, достанет до конца эпидемии и потом ещё хватит.
- Посмотрим, - сказала она, наконец, одним глотком прикончив молоко, и поднялась, слегка шатнувшись. - Я бы попросила у тебя ребят, помочь собрать детей, но в Городе сейчас неспокойно и не все их любят...
Она потерла лицо ладонями. Улыбнулась.
- Спасибо, что согласился их принять.
Пора было уходить. От предчувствия Ноткина и скандалов начинало мутить.

0

22

- К тому же, у них сейчас дел невпроворот, - подтвердил Каспар. - Но я скажу им, чтобы при возможности заворачивали других детей к Башне, или провожали к ней.
Чертёж в углу слегка изменился, став выходом к Яме. Снова донеслось эхо, чей-то звонкий смех, шум прибоя, крик ночной птицы. Налетел порыв тёплого ветра, ласково погладил Викторию по волосам. Хан развернулся к столу и принялся перебирать какие-то бумаги, лежащие на нём. Но прежде чем гостья успела покинуть кабинет, бросил, не оборачиваясь:
- Береги себя. Ты нужна этому городу, детям и взрослым. Нужнее, чем многие другие. Не рискуй понапрасну.
Для приказа - слишком мягко. Для дружеского совета - слишком холодно. Для просьбы - слишком отчуждённо. Получилось что-то среднее.

Отредактировано Хан (2014-12-12 01:12:59)

0

23

Капелла пожала плечами. Она вовсе не собиралась рисковать глупо, но в Городе сейчас не было по-настоящему безопасного места, были только временно или при соблюдении каких-то условий. Впрочем, просьба была ей приятна - она свидетельствовала о беспокойстве, вряд ли порожденном такой уж симпатией, скорее ею пополам с прагматичными мотивами.
Она окинула взглядом кабинет Хана - он выглядел совсем взрослым, со столом, бумагами и прочими атрибутами серьезного работника - и шагнула в чертеж, неосознанно напрягшись, желая смягчить себе вопиющую странность перехода.
Мелькнул краешек шарфа, неведомо почему задержавшийся на лишнюю секунду, и исчез.
Растворился в воздухе.

----->куда-то

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Многогранник » Многогранник изнутри