Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Реклама » Друг. "Тургор: Начало"


Друг. "Тургор: Начало"

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://turgor.mybb.ru/uploads/000b/7f/8e/11491-1-f.png

0

2

Срочно необходимый Цвет!
"Я научу тебя оживлять мёртвое..."

http://s015.radikal.ru/i330/1107/42/b4896e38fb77.jpg
Сирень чистая, плоть загадки, тайной играющая, прибежище странного, отзовись на мой зов, помоги покарать непокорного.
В битве с противником неизвестным, лукавым, неведомым — помоги мне.
Обманом и хитростью тщившийся правду мою одолеть — погибнет.
Наблюдавший за мной, желавший найти мою слабость — ослепнет.
Цвет его пропадет, молот его упадет, голос его — смолкнет.

Сирень - цвет тайны, тревожной очарованности, беспокойства. Пытливый, недобрый и недоверчивый. Чувство "иного" сближает его с Серебром.
Его дар - Вдохновение. Чем больше Сирени внутри тебя, тем меньше Цвета понадобится для оживления мертвой природы.

0

3

Ролевая игра "Тургор: начало". Необходимые персонажи.

http://graphing.ru/data/jpeg/pwx52779384.jpeg

http://graphing.ru/data/jpeg/nfk15698682.jpeg

http://graphing.ru/data/jpeg/nxv57186768.jpeg

Надзиратель
Язвительный и подозрительный, он внимательно будет наблюдать за вами, пока вы не оступитесь. Но если вы все же оступитесь, он с радостью спляшет на вашей могиле.

Тиран
Жестокий и недоверчивый. С ним сложно прийти к компромису, он имеет слишком большое влияние на остальных Братьев, с легкостью переманивая их на свою сторону.

Монгольфьер
Самый молодой из братьев. Его ум гибок, вполне возможно, он даже сможет принять правду о Верхнем пределе. К сожалению, он совершенно не имеет влияния во Фратрии, от чего делается легкой мишенью.

Отредактировано Бакалавр (2011-08-27 20:12:45)

0

4

http://s002.radikal.ru/i198/1108/1a/ebb8ac065cae.jpg

С того момента, как тело младшего Братца скрылось во тьме коридора за захлопнувшейся решёткой, прошло уже достаточно много времени. Кажется, вот-вот должен был подойти к концу очередной цикл. Жнец не имел никаких часов и ориентировался на колебания Цвета наверху, изменения в поведении живности и удары молота, оповещающие о начале нового дня.
Разумеется, остаться до следующего пришествия какого-нибудь странника или визита Брата в полном одиночестве Риперу не грозило: надо было быть полным идиотом, чтобы не выбраться живым из тюрьмы. Она ведь была не так уж опасна. Какой там катарсис, какие приключения? Разве что недосмотреть и провалиться сквозь обветшалый пол пещеры, упасть в озеро или протиснуться сквозь прутья клеток к какому-нибудь психопату есть опасность. Луни скорее всего занимался изучением: согласно наблюдениям Жнеца, парень отличался любознательностью. Наверное, он просто решил остаться у воды - чарующей, но смертоносной, - или любовался каменными сводами, в которых вполне мог находить Крылатый необъяснимую прелесть.
Скучно не было. Ему скучно вообще не бывало. Жнец убирал с глаз долой безжизненные туши шатунов, неожиданно взволновавшихся и метнувшихся в сторону тюрьмы - они чувствовали Цвет на подошвах её обитателей. Недородки сразу же были методично нанизаны на копьё и выброшены в поле неподалёку. Тюремщик привык к набегам мелких зверюшек, и их истребление было уже скорее рутинной работой. Сюда не заглядывали разве что скорпионы: им здесь искать было нечего, а вот остальные иногда появлялись на свою беду.
Упокоив без почестей последнюю партию жирных непонятно отчего существ, Рипер услышал, когда возвращался к дверям, звуки шагов. Медленные, размеренные, затем - резко ускорившиеся на несколько мгновений. Глухие удары ладоней о заржавевшие прутья. Полный измождения, но не надломленный голос:
-Жнец, открой решётку!
Вернулся парень... Долго же он странствовал.
-Да не кричи ты,- тюремщик показался перед дверью, зайдя к ней сбоку,- Я рядом большую часть времени.
Рипер взялся рукой за один из прутьев и потянул дверь на себя. Удивительно, но ни замков, ни засовов видно не было - они попросту отсутствовали. Но открыть дверь не под силу было ни одной живой душе. Про себя все называли странную особенность тюрьмы магией, заговором, по которому доступ к клеткам мог иметь только тюремщик. Жнец легко, даже с некоторым промедлением отворил решётку и отступил в сторону, позволяя Брату выйти наружу.
Интересно, что же расскажет?..

Преграда, в которую изо всех сил упирался руками Луни, исчезла, и Брат чуть было не потерял равновесие и слегка покачнулся, опьянённый свежим воздухом. Голова немного кружилась, хотя этого быть не должно. Это же была простая прогулка, так? С чего я себя чувствую так, будто наглотался Пурпура? Что за чертовщина? Крылатый мотнул головой, стараясь привести мысли в порядок и понять, почему он, собственно, до сих пор стоит в пещере, хотя Жнец уже открыл решётку?
Щурясь от непривычного света, Луни хотел было прыгнуть в сторону выхода, но передумал - ноги были ватными, и в ближайшие часы об акробатических номерах можно было забыть. Вместо этого он медленно, не в своей обычной манере, вышел из тюрьмы.
- Я рядом большую часть времени... - звоном отдалось в ушах, Луни слегка поморщился и перевёл взгляд на Рипера. Тот, похоже, был чем-то очень доволен и даже с некоторым любопытством смотрел на вернувшегося искателя приключений.
Наверно, надо поблагодарить, за то, что он позволил мне исследовать тюрьму. Да... надо... - мысли давались тяжело, как и шаги по направлению к ближайшему плоскому и достаточно низкому камню, на который можно просто сесть и ни о чём не думать, по крайней мере, в ближайшее время.
- Спасибо, Жнец, - вяло поблагодарил Луни тюремщика. Тянуло в сон. - Было... интересно.
Проблема заключалась в том, что Крылатый не очень помнил, что случилось в подземелье. Он, вроде, потерялся, а дальше всё словно покрыто туманом. И самое странное заключалось в том, что вечно любопытному Брату не хотелось думать и попытаться хоть что-то вспомнить.
Крылатый поднял голову, выражение его лица было пугающе спокойным и отрешённым. Брат сейчас явственно напоминал свою Сестру.

0

5

Немного о Цвете.

Представьте себе, что всё, к чему мы привыкли в повседневной жизни, внезапно исчезло и возродилось в абстрактной форме: сильно обобщённой, метафорической, настолько же эфемерной, насколько материальной. Все ценности, всё богатство, все наши чувства, желания, страхи и мечты воплотились в странной субстанции - Цвете.
Вслушайтесь в это слово - Цвет. Не думайте о нём как об оптическом явлении, вспомните о том, что так же именуют что-то лучшее: "цвет нации". "Цвет человечества".
В мире Промежутка всё рождается и умирает, повинуясь колебаниям семи Цветов. А ещё кроме Цвета в нём ничего нет - ни вещей, ни денег, ни даже мыслей и решений. И это заставляет думать о том, что Цвет, возможно... разумен?

http://s49.radikal.ru/i125/1108/18/7a32024fdacb.jpg

Лазурь грозная, выступающая как медь, приносящая смерть, рассекающий бич, карающий меч — откройся жаждущему твоего покровительства!
Выступающему как медь, проникающему, как меч, несущему смерть — мне, внимающему тебе — внемли.
Моего врага в глубины боли, в пучину страдания — ввергни.
Причиняя ему мучения, раскрывая его изнутри — медли.
Когда воззовет к тебе, пожелает найти тебя — смолкни.

Лазурь - Цвет пронзительный, отчаянный, горький, по-своему величественный, с сильным влиянием на понятие времени. Лазурь печально-надрывна, как игра скрипки, требовательна, надменна, но снисходительна к умеющим ценить её редкие дары. Принятая душой - придаёт скорость. В Промежутке - делает время непредсказуемым, лишая возможности тратить его рационально.
И именно её нам сейчас так не хватает.

Лазурь найдена.

Отредактировано Бакалавр (2011-08-27 20:12:06)

+1

6

http://s44.radikal.ru/i105/1108/af/9430e11bc50d.jpg

- Разрешено лишь хранить, запрещено действовать. Лимфа Цвета — не для преступной траты, лишь для преумножения, ибо она — основа жизни и радости. Отдавать свою Лимфу ради суетных действий — табу.
- Лимфа любого Цвета бесценна, потому надлежит слушать волю каждого Цвета. Каждая капля каждого цвета помнит о тебе, берегись их гнева. Цвета не любят друг друга, сочетать их неосторожно — табу.
- Поглощать больше положенного тебе — табу.
- Принадлежащей тебе Сестре не смей отдавать больше, чем надо, чтобы поддерживать в ней жизнь. Развращать принадлежащую тебе Сестру подарками, тем толкая ее к смертельной ереси — табу.
- Называть это место Смертью, Адом и Промежутком — табу. Слушать еретическую ложь Сестер, умоляющих проводить их наверх — табу.
- Верить в то, что есть мир лучший, чем этот — табу.

0

7

http://i057.radikal.ru/1108/9d/5e80392e5225.jpg

Вы не поверите. Свободна роль Надзирателя, секс-символа Промежутка, подлеца, стервеца, острого на язык циника и просто красавца. По популярности эта няшка легко оставляет за собой всех Сестёр вместе взятых.
Он ещё и принимается по упрощённой анкете, обратитесь - и вам всё-всё объяснят и за ручку проведут. Вы всё ещё здесь? ; )

Тургор: начало

http://s52.radikal.ru/i135/1108/0a/b1b476af8263.jpg

Отредактировано Бакалавр (2011-08-27 20:10:16)

0

8

http://s55.radikal.ru/i149/1108/cf/fcfd9dbd13e3.jpg

На нашей игре стартует квест, призванный ознаменовать начало фактически первой крупной сюжетной арки, а заодно - и конец мёда и патоки для героев. Интриги, козни и заговоры в наличии.

0

9

Корни назревшего конфликта. Наглядно.
http://s57.radikal.ru/i158/1108/96/44b1f9dcff60.jpg
Тургор: начало. Что курил автор?!

0

10

http://s59.radikal.ru/i164/1109/2b/02e68b70d410.jpg

Цвет упал в сердце Сестры живительной каплей, став надежным плечом и спасательным кругом в круговороте смеха и веселья. Има прикрыла глаза, вознося тихую благодарность своему покровителю и внимая его словам. Хотя для Имы было очень странным проявления такой заботы от грозного и непримиримого Цвета, но в то же время она всегда чувствовала его заботу и в её сердцах просыпалась надежда. Для страдалицы никогда не было важно, что будет завтра или что было вчера, её жизнь наполненная лишь созерцанием и тяжкими раздумьями, не менялась и лишь обещала, что в один прекрасный день все закончится. Оборвется трос или закончатся силы. Она никому не говорила о своих мыслях – жизнелюбивые Сестры не поймут, а лишний раз видеть снисходительные усмешки было невмоготу. Чувствуя, как Цвет дает её силы жить, она задумчиво покосилась на сестру, любуясь ярким рыжим оттенком её длинных волос и открытой улыбкой. Янтарь и Сирень…
Такие же цвета любил её брат и они отвечали ему взаимностью. Самое дикое и неконтролируемое сочетание цветов, губительное для несчастной сестры и в тоже время такое притягательное. Жизнь на грани между жизнью и смертью никогда не была для Имы чем-то особенным. Лежать под лезвием, когда так легко найти момент, когда ты была еще жива и уже мертва и встречи с теми, кто греет в сердце янтарный яд. И если Жонглеру опасть в жизни, где он в любой момент может перейти грань и нарушить Табу, приносит лишь особую пикантность, позволяя насытить свой интерес, то Има просто не умеет жить иначе. Она слишком много страдает. И медленно сходит от этого с ума…
  - Я рада, что в Промежутке станет меньше печали – уголки губ дрогнули, а тонкие пальцы заученным движением убрали выпавшие пряди за ухо. Кто как не она, любила равновесие и знала, что избыток страданий не приведет ни к чему хорошему.
- Ты знаешь, они не интересы мне, но… - она устремила свой взгляд к куполу цирка, будто вспоминая – Я знаю, что наш хрупкий мир сейчас дрожит от новостей, но мне неведомо правдивы ли они или это все интриги возлюбленных Сестер – она тяжело вздохнула, скрестив пальцы рук, а потом отстранено посмотрела перед собой, продолжая говорить  - Душа явилась в этот мир. Так странно, знаешь. Я не встречалась с ней, но Братья обеспокоены, что может быть нарушен порядок и все мироустройство. Как думаешь, что принесет с собой её приход?

"Душа?.. Что это значит - Душа?.."
Взгляд Ани совершенно не изменился - такой же лукавый и пристальный - но в мыслях появилась легкая неуверенность. Она почувствовала, что пропустила нечто важное и что нужно это срочно исправлять.
"Значит, пока меня не было, в Промежутке пробудилось что-то новое? Не Брат и не Сестра?.. Хорошо же я промедитировала, однако! - легкое рездражение собственным незнанием окончательно вытеснило всю сиреневую задумчивость и мечтательность. Безусловно, время созерцания и раздумий кончилось. Появление чего-то, ранее неведомого, чего-то, способного всполошить Братьев, грозило переменами. Новым знанием, новой печалью, новыми интригами, конечно. - И Цвета молчат, когда так нужны..."
А впрочем, раздражение и растерянность быстро вновь сменились предвкушением и азартом. Теперь Ани точно знала, чем займется сразу же по выходу из Покоя - расспросит Сестер, попытается вытянуть что-нибудь из Братьев, и найти это странное существо, о котором Има сказала с таким тихим уважением. Найти и спросить, откуда оно. Не из Кошмара - ведь оттуда возносятся только Братья. Вряд ли из Промежутка - здесь рождаются только Сестры. Мысли мелькали быстро и лихо, и Ани сама испугалась собственных выкладок. Испугалась, и решила поразмыслить о том, откуда взялась Душа, когда-нибудь потом. Или спросить у неё самой.
-Перемены, Сестра, - в голосе - задумчивость и удовольствие предвкушения. Ад, который творится на всяком стыке времен, ад, который наступает, когда Братья тревожатся за Спящего, нравился Ани больше всего на свете. По крайней мере её янтарной части опасность, суета и неуверенность были самым желанным фоном для проявлений характера и вечного "я никого не боюсь!" - Прежде всего - перемены.
Предвкушение и волнение новостями не давали ей сидеть на месте, и Ани поднялась, сделала резкое сальто через голову. Тело застоялось за время, проведенное в раздумьях, и подчинилось с удовольствием. Сладость действия, сладость движения... Колесо, ещё одно сальто. Остановилась, встряхнула головой, укладывая растрепавшиеся волосы более-менее прилично. Спросила - в голосе не было и следа одышки, словно она и позы не меняла:
-Что говорят об этой Душе Сестры? Расскажи, пожалуйста.
"Слухи. У кого она была, кто и что говорит. Встречала ли её та же Ава?"

0

11

Обращение пожелавшего остаться неназванным задорного Цвета во сне к своей не менее задорной подопечной.

Шутить над Братьями? Так-так...
Ты высоко берешь.
Но Братья все же не пустяк,
Узнают - и умрешь.
Да и забавою назвать
Я б не спешил сей фарс.
Для них ведь Спящий не игра...
Но кто они для нас?

Не знают многое они,
Себя ж короновали.
Им наши стоны не слышны -
Они обузой стали
Предела между миром
Полей плодоносящих.
Нам нужен Гость, всего один,
Чтоб пробудился Спящий!

Сумеет он их победить
И выпустить на волю
Меня и бретиев моих,
Томящихся в неволе.
Там душно и темней, чем здесь,
Их плоть нас умерщвляет.
Редеет наш цветастый полк,
Что делать мы не знаем!

Нам нужен Гость! Всего один!
Он победит злодеев,
А дальше - больше. Нас спасет
Из Промежутка. К небу
С тобой мы вместе улетим,
Чтоб мир наполнить Цветом,
Но для начала помолчим
О планах дальних этих.

Тургор: начало

0

12

Тургор: начало

Без каждой из дочерей своих Спящий теряет часть своей души. Может быть, и не слышно его плача по тем, кого с ним разлучают, но рано или поздно станет ясно, что любая Сестра нужна ему, как воздух. Любая! Умершая, нерождённая или та, которой вовсе не суждено появиться. Он одинаково любит всех, всех ждёт, по всем тоскует. И эта - не исключение...
Где ты, милая, добрая Оле?

http://s42.radikal.ru/i096/1109/ff/4f95827ddb54.jpg

Ава написал(а):

Такие Сёстры в Промежутке ещё не рождались. Все наши стервы в полном изумлении... Говорят, что она волшебная. Добрая, верная, мудрая. Рождение такой Сестры - явный знак скорого счастья... для всех нас.

0

13


http://turgor.mybb.ru/uploads/000b/7f/8e/10883-2-f.jpg

Тургор: начало
Разыскивается Патриарх - самый старший и мудрый Брат во Фратрии, её бывший глава, пользующийся неприкасаемым авторитетом. Он суров, но справедлив. Он чтит и соблюдает Табу, но способен на милосердие. Порученная ему Сестра - безумная еретичка Юна, но вотчина Патриарха - не только её Соцветие, но весь Промежуток.

Бывает, что ты оклеветан.
Бывает, что на тебя наговаривают.
Бывает, что все складывается против тебя и
никто не желает верить в твою невиновность.
Говори — я выслушаю твое оправдание.
Молчишь?

0

14

http://s60.radikal.ru/i168/1109/07/b278225d5635.jpg

Маленькие ручки серебряной девочки любопытно вытянулись к его руке, и он улыбнулся. Здесь, в Промежутке он улыбнулся впервые. Вытянувшаяся в тоненькую серебряную струнку сестра выглядело так трогательно и тепло, что Штиль не удержался и протянул ей свою левую ладонь, чтобы помочь, подсадить ее. Чтобы она смогла прикоснуться к его серой, изъеденной оспами коже и ржавчине его оков. Но, не заметив протянутую к ней руку, девушка оставила свои попытки дотянуться до него.
Штиль хотел вздохнуть, но вспомнил, что тут не дышат. И, уронив руку на землю, он произнес:
-  Называй меня Штиль. А цепи мои – наказание за мои прошлые грехи, но… - он замолчал, вспоминая то, что говорил ему Китобой, - скажи мне, Сестра Юмэ, кому принадлежишь ты?
Штиль уже хотел подняться чтобы, услышав имя, уйти.  Но передумал. Вдруг она захочет еще раз прикоснутся к нему, а он не оставит ей возможности.
Запретные мысли роились у него в голове, но поделать он ничего не мог с собой. Табу понятны только Братьям, и только они могут их соблюдать во всей строгости. А Штиль не видел Кошмара. И потому держать себя в руках было сложно. А без Изумруда – почти не возможно.
Плавным движением он выпрямился и больше не нависал над Серебряной Сестрой. И огромные сиреневые очи больше не смогут вглядываться в его блеклые  и пустые глаза.

- Шти-и-иль… - прикрыв глаза, тихо протянула девушка, прочно врезая имя в свою память, - Красиво имя сие… - прошептала она, -Но за какие же грехи, в подарок цепи ты получил? Ах да… всех своих сыновей металлом Кошмар одаривает… Запамятовала, - будто сама с собой говорила Юмэ.
Услышав вопрос, обращённый к ней, Сестра открыла свои большие глаза и удивлённо посмотрела на Брата.
- Кому?.. – Дева приложила палец к губам и возвела взгляд к кронам безжизненных серых деревьев. Долго, не мигая и не шевелясь, даже перестав дышать, смотрела она на появляющиеся из листвы то тут, то там крылья Ушанов. И наконец, коротко произнесла… - Никому.
На мгновение перед глазами всё потеряло очертания и слилось в сплошную серую воду, которая завертелась в бешеном водовороте. Когда всё пришло в норму, Сестра увидела, как последние остатки ростков растворялись в пространстве. Тут же девушка сорвалась с места, закрутилась в причудливом танце, перепрыгивала корни; звонкий смех разрезал тишину Сада.
- Ушёл Яд из Покоев моих! Ушёл! Испарился! – радостно кричала она. Такое проявление радости было ей чуждо. Даже ядовито… но как тут не радоваться, когда твой враг улетучивается из твоего Соцветия?
Но тут Юмэ замерла. Пару мгновений она чего-то ждала, а потом… Улыбка сползла с её уст.
- Цвет… не пришёл он… - тихо пробормотала она.

0

15

Мир Промежутка не то чтобы богат и разнообразен... Но широк.
http://s19.radikal.ru/i192/1110/5a/1ddef4923870.jpg
*кликабельно*

0

16

Trick or Treat!

http://i055.radikal.ru/1110/a6/0c5542841ff1.jpg

Happy Halloween!

0

17

Сёстры - о Братьях

Ава написал(а):

А боимся мы все только одного... Того, что Цвета покинут Спящего. Тогда - Смерть-Навсегда. Мы, Сестры, боимся этого как огромной кровопотери, от которой ты умираешь за несколько секунд. Просто силы мгновенно покинут тебя и последнее, что ты увидишь, - это мир, осыпающийся как пепел. Серый, холодный, безжизненный пепел, уносимый ветром... А вот Братья... Они боятся этого по-другому. Поднятые из Кошмара за какие-то никому не  известные заслуги, они решили, что единственный верный способ удержать Цвет - это накапливать его. Для них он сродни награде, бесценному призу за перенесенные мучения. И все их Табу, каждый их шаг - это лишь средства для того, чтобы скопить, сожрать, поглотить побольше... Ненасытные пасти, огромные животы, изуродованные тела и кучи металла - вот как выглядят Братья. Конечно же, возможны вариации, но никто никогда их не спрашивал, как получается, что на выходе из Врат Кошмара у одного брюхо отвисло, словно переполненный Цветом бурдюк, а у другого проросла клетка из собственных ребер. Да и какой смысл спрашивать - их суть от этого не поменяется.

Эра написал(а):

Но мы здесь не одни. У нас есть наши Хранители, ты ещё увидишь их. Каждая из нас принадлежит своему Брату. Они суровы, но не зли их - и не получишь жестокости в ответ. Когда-то давно они заслужили своими подвигами себе рай - это место. И мы были... даны им в награду, что ли. Теперь они хранят Спящего и владеют им. И нами. Мы - их сокровище, их собственность и их головная боль. Ты, главное, их не бойся понапрасну, но и не из себя не выводи. Когда у тебя свой Хранитель появится, слушайся и не перечь ему. Тут уж партия один на один, никто не подскажет и не поможет.

Эни написал(а):

Мне становится не по себе от слова "Хранитель". И вообще... Не хочу я себе Брата. Я слышала, что они обжоры. Наверняка, очень жадные и невоспитанные... Все обжоры жадные. А это значит, что они будут морить меня голодом, а сами хлебать Цвет ведрами, пока не лопнут. Это плохо. В первую очередь для них - не для меня. У них же животы разболятся...

Тургор: начало

0

18

http://s59.radikal.ru/i164/1110/d4/24fb4151619f.jpg

0

19

http://i055.radikal.ru/1111/df/c23dd31276fb.jpg

Око Спящего дрогнуло, пропуская в Сад Странницу. Та огляделась, изучая место, где очутилась.
Серое, мёртвое место – одни камни и малое количество засохших деревьев, которые так и хотелось оживить. Но нельзя было. Иначе будет Братьям ещё один повод потанцевать на костях Пустоглазой.
Падающие с небес листья – всего лишь иллюзия, уже убедилась Нами. Она смотрела на то, как кружатся они в своём танце, проваливаясь, исчезая в камнях. И тут что-то привлекло внимание Ни:
«Больше всего здесь Пурпурных и Лазурных… Значит, именно эти Цвета Покровительствуют Хозяйке этого Соцветия? Интересно… какая же она? Чувствую, что надо будет зайти к ней. Сразу же, как покину её Сад.»
Решив, что так и сделает, Ни не спеша стала прогуливаться по Покою, ощущая, как веер нещадно бьёт по ногам, иногда заставляя их подкашиваться.
С интересом, даже с некоторым трепетом, Намида изучала глазами крейсер. Ей казалось, или там что-то светилось, в том кольце, к которому вел канат? И этот стук… «Сердца? Наверно, это мои так разбушевались.» Беззвучно хохотнула, решив, что больше не будет смотреть в то кольцо.
Подойдя к началу резной лестницы, Душа глянула вниз.
Массивные обломки чего-то, что разбил корабль.
«Сильный убивает слабого…» - пронеслась не очень оптимистичная мысль в голове.
Резко развернувшись, Гостья пошла вдоль борта крейсера, по земле, и больше не смотрела в сторону водного транспорта.
Очередной обрыв.
Нами, подойдя к самому краю, посмотрела вниз и… почувствовала, как под её ногами крошится камень. Синеглазая полетела вниз, но на лету успела раскрыть веер и «подложить» его под себя, дабы мягко спланировать, сидя на нём.
Когда до поверхности воды оставалось меньше метра, Гостья убрала из-под себя веер и приземлилась на воду. Убрав спасшее её оружие за спину, Ни пошла искать способ подняться обратно наверх.
И нашла.
Только это было немного сложно… Пройти между кораблём и скалой было не трудно, а вот пробираться через рухнувший мост было уже труднее. Так и было ощущение того, что какой-нибудь из осколков да придавит. И это чувство тревоги, граничащее со страхом, подгоняло Нами, которая просто «пролетела» эту полосу препятствий и быстрей-быстрей начала взбегать по лестнице. Но тут… Синеглазая резко замерла где-то на середине пройденной лестницы, чуть присев, как зверёк, почувствовавший опасность. Она смотрела вверх, туда, где дрогнуло Око…

Здесь не было дня в привычном понимании, не было времени, лишь удары отсчитывающие время до кона одной эры и начала новой. Так привычно и необычно, но так приятно и знакомо. Тень знакомилась с Промежутком, вбирала его в себя, запоминая каждую черточку его покоев, каждый изгиб дорожки и каждую ветку дерева. Казалось, вселенная еще не знала творения совершеннее. Все окружающие было полно силы, таинственной, непреодолимой тягуче-приятной, властной. Спящий вел беседу с Душой, где вопросами являлись пути и дорожки, а ответами на них покои, загадками, мечтами и страхами - Братья и Сестры.
"Возможно," - думала Тень. - "Спящий считает меня своим собеседником, существом равным и приближенным к нему. Но я, наверное, рада, что это не так."
Очередной Покой открыл перед девушкой свое нутро, пропуская ее в сад, носивший название Причал. Тень недоверчиво замерла у входа, боясь ступить в это неизведанное место. Оно было еще совсем холодным, но это можно было исправить. Открыть свою душу, излить Цвет из себя преподнося его в дар этому месту, наполнить его цветом до отказа, позволить засиять всеми своими гранями и открыть всю свою суть... Ничего прекраснее быть не могло. Опаснее тоже. Братья ревностно следили за тем, что бы рай их оставался неизменен. Душа прекрасно понимала их опасение, что неопытные натворят в Промежутке то, что потом будет не исправить, как ни старайся. Они хотели что бы этот мир жил и процветал. Того же хотела и Тень, но, в отличии от Братьев, она не боялась наполнить открывшийся ей мир цветом, оживить его. Риск несомненно был, но без него никак.
"Иначе все здесь может погибнуть" - пришла к ней в голову поистине ужасная мыль. Тут откуда-то издалека раздался шорох, словно там кто- то был. Девушке даже показалась что она слышит биение чьего-то сердца.
- Есть здесь кто-нибудь? - Спросила она, готовая в любой момент нырнуть в спасительно близкий омут выхода, как оттуда шагнуло тело, явно не ожидавшее препятствия, а посему просто сбив с ног хрупкую девушку.

0

20

Разыскиваются самые тёплые Цвета...

Янтарь
http://s60.radikal.ru/i168/1201/12/c310f5d23118.jpg

Золото
http://s50.radikal.ru/i130/1201/7a/0c2a825faf63.jpg

Цвет буйства, безумия, веселья. Цвет яркий, жизнерадостный. Цвет изобилия, богатства и удовольствия. Цвет сумасбродный, искромётный, лукавый.

Цвет любви, доверия, сострадания. Цвет добрый, милосердный, заботливый. Цвет нежности, самопожертвования, самоотверженности.

Тургор: начало. Нарисуй себе жизнь!

0

21

Ищем игрока на замену!

http://uploads.ru/t/S/U/T/SUT07.jpg

Има
Сестра несчастная.

Цвета: Изумруд и Лазурь.

Гость... Ты думаешь, что я просто хочу умереть? Нет. Не хочу...
Я отдаю себя для спасения Сестер, а не потому, что отчаялась.
Может быть, ты хочешь избавить меня от страшной смерти в пасти дракона?
И этого тоже нельзя...

Тургор: начало

0

22

http://uploads.ru/t/8/s/3/8s3r2.jpg

Автор стихотворения - Ёни.
Тургор: начало

Что принесут они, страдалицы, наверх?
И смогут ли суть мира изменить?
И ждет ли их, мечтательниц, успех
На той тропе, которую не покорить?

Одна чиста, как ангельское лико,
Наивна, простодушна, как дитя,
Другая смотрит на тебя немного дико
И обещает праздник среди бела дня.

Любовницы, актрисы, поэтессы,
Они глядят туда, наверх, в "потом",
Для них нет хуже этого вот места,
Которое другие называют "дом".

Что бередит их души и их мысли?
Хотят они то, о чем поют?
Иль просто утомились? Иль капризны?
Хотят найти себе другой приют?

Откуда знают так наверняка и прямо,
Что лучше там - в неведомой тиши,
Там, где Цветов избыточная гамма,
Там, где сбываются мечты?

Хотят ролями с Цветом поменяться
И запереть других в свои тела,
Хотят в богатстве и свободе искупаться,
Ни перед кем не отвечая за свои дела.

Красавицы, распутницы, хозяйки
Неведомого места под землей,
Страны, куда бы лучше не спускаться,
Мечты, которая останется с тобой.

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Реклама » Друг. "Тургор: Начало"