Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Письма из прошлого » Письмо №101. Чад кутежа.


Письмо №101. Чад кутежа.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Григорий Филин, Артемий Бурах.
Место и время действия: Столица, Университет, за n-ное количество лет до Второй Вспышки.
События: Кушать надо всем.

0

2

Студенческие попойки Гришка любил за то, что на них кормили. Ну, как то есть, кормили. На них закусывали. И если правильно вертеться, можно было вывернуться так, чтобы успеть накушаться еды, но не успеть нажраться водки. А кроме того, если попойка случалась у кого-нибудь из народа популярного, из тех, кто всем брат, сват, друг и корм, на неё набегала уйма людей со всех курсов и потоков, которых можно было "обувать" без зазрения совести и не опасаясь мести.
На первокурсничках особенно хорошо шло, особенно когда вокруг все были уже такие пьяные, что под стол на бровях дойти - уже подвиг, а до родной комнаты - как до луны на карачках.
Сегодня праздновали сдачу экзамена особо каверзного у хозяев тридцатой комнаты - Васьки да Женьки. Парни они были щедрые, преподавателя, которому сдали, боялись, как огня или неучтенного минуса в уравнении, потому гулянка шла с размахом, чуть не на весь этаж. Васька, к примеру, уже уединился в углу с каким-то смутным знакомым и фикусом, и, слегка заплетаясь, рассказывал в тридцатый раз триумфальную историю сдачи.
На одной из кроватей тусовали шахматисты, которые пока ещё кое-как приходили к согласию о том, как ходит конь, на другой Женька потрясал конспектами и выкрикивал петушиным звонким кличем: "А я! Ему! Промеж глаз!". на полу, на разложенной карте, Ипполит, необычайно серьезный юноша в очках, показывал остальным на карте, как он устроил себе летом турне по глубинке и освещал особенно интересные обычаи малых народностей. От него потихоньку расползались- знали, что слегка макнувшись в стакан, Ипполит станет совсем неотвязен и не заткнется, пока не упадет.
Гришка сидел на подоконнике, точил бутерброд с колбасой - неслыхана роскошь! - и выглядывал кого-нибудь, к кому прицепиться с картами. С лицом, значит, попроще, чтоб точно мухлежа не заметил.

+1

3

Непьющий студент - это как хирург, боящийся крови, или как ветеринар, что прячется под стол от хомячков. Явление бессмысленное, смешное и предназначения своего не оправдывающее. На трезвую голову знакомств здесь не заведешь - на совсем пьяную, впрочем, тоже.
Ему еще много чего прощается. Провинциал, что взять. Можно отмазываться подготовкой к экзаменам, необходимостью сохранить стипендию, отсутствием связей и покровителей. Хирургический факультет столичного университета - место весьма престижное, не для слабых духом и кошельком, но к двум провинциальным стипендиатам на курсе относятся с покровительственным снисхождением. Люди же не виноваты, что от рождения принадлежат к низшему подвиду, в самом деле.
Артемий на них даже не сердится. Ну а смысл, у местных крокодилов своя жизнь и свои нормы, они с ними останутся, а он уедет с полученными знаниями - и знакомствами. Управленцы, историки, геологи и географы, товароведы - особенно будущие светила пищевой промышленности. Больше знаешь - легче будет лет через десять пробивать для отправляемых с берегов Горхона грузов льготы и послабления.
Примерно поэтому он и не отсиживался, когда позвали к инженерам пить за сданный экзамен. Ну и потому, что выпить тоже хотелось, но это уже второй вопрос. Сессия стемилась к концу, стипендия еще не была до конца растрачена, а с собой еще и вышло принести пару бутылок крепкоалкогольного из запасов.
По негласной традиции, закусь хирурги не приносили. Так, на всякий случай.

0

4

Бутерброд закончился, и Гришка с подоконника спрыгнул, нацелившись на притулившуюся в углу одинокую тарелку, аки хищная птица филин на безвинную мышь. Пришлось перешагнуть через чьи-то ноги, ужом проскользнуть мимо карты - Ипполит, к стакану приложившийся, уже цеплял кого-то за пуговицу, горя адским огнем в очках - а дальше оставался один рывок и заветная цель оказалась у Гришки в руках.
На тарелке ютились ещё бутерброды - все ж больше народ выпивкой интересовался, чем закусью - и Гришка все их нагло прихватизировал себе на подоконник. Заодно по дороге обратно взгляд его выцепил вполне подходящую рожу - простую, значится, как валенок, с которой только коров доить или там косой махать.
Плечи, правда, у обладателя рожи были такие, что на трех Гришек хватило бы, а ростом он на две головы повыше был, но таких медведей Гришка вовсе никогда не боялся.
Что нужно-то? Снуй вокруг, коли резкими быстрыми ударами, вымотаешь так, что сам ляжет да пощады попросит. Опять же - пойди найди его, Гришку, по всему потоку-то.
Инженеры, например, и сами не знают, кто у них гостевал, а другие гости скоро так напьются, что и мать родную не вспомнят, если ей тут вдруг побывать приспичит.
Гришка снова влез на подоконник - ему это приходилось делать слегка подпрыгивая -  принялся, жуя бутерброд, краем глаза следить за намеченной жертвой. Когда там момент удачный выпадет.

+1

5

После первой пары стаканов опьянеть еще не получилось, а вот возвыситься духом и повеселеть настроем - очень даже вполне. Здесь пили, там спали, чуть дальше кто-то пытался ехать к ледям, но был пойман злосчастным Иппо... ага.
Здесь надо обойти по широкой дуге, потому как выслушивать тот бред, который Поленька считает научными изысканиями, слушать на трезвую голову еще можно, а вот на пьяную - ну обидно же, ну в самом деле! Однажды даже стукнуть его пришлось, чтобы поутих малек. Не поутих, но хотя бы переключился на личности, что было тоже хлеб.
Кстати, о хлебе. Если так пить, надо бы и закусью озаботиться, а то наутро придет тоска лютая, а ему сейчас ни-ни. Вот и бутерброды... прошли... мимо...
Незнакомый рыжий хмырь занял стратегически выгодную позицию в окне и начал шустрить и без того немногочисленую закусь так, что только успевай следить. Справа-слева его не видно, тарелка подальше задвинута, посто можно сказать, гений маскировки! Но зажевать все ж таки надо.
- Без обид, - говорит он, утаскивая с тарелки два бутерброда сразу. - Но братия студенческая велит делиться

0

6

А вот и момент подвернулся - лучше не придумаешь, пальчики просто оближешь, как все естественно да просто вышло. Однако бутерброды жадно было, и Гришка один из оставшихся тут же в рот сунул, чтоб и его, не дай бог, не отобрали. Жрал он не то чтоб много, веса в нем явный недостаток имелся, в драке только жилистостью да злостью брал, а тут ещё колбаса, явство неслыханное на стол поставить не побрезговали. Грех не отвоевать да не угоститься.
- Что-то лицо твое мне незнакомо, - фыркнул, прожевав. Жертву подманивать надо, вываживать, подсекать, чтоб не сбежала, да ещё и вести себя так, чтоб бегать и не хотелось. - Первокурсник, небось? И все законы студенческие на зубок уже знаешь?
Он не то чтобы агрессивным или недовольным казался. Скорее слегка раздосадованным да решившим со скуки разговор завести, палочкой потыкать, знакомство приятное заиметь.
- Вот молодежь пошла, - вздохнул старчески, разулыбался, ещё один бутерброд под шумок откусывая. - Умная-разумная, на кривой кобыле не объедешь. А что, молодежь, не желаешь ли в картишки перекинуться?
Достать колоду да махнуть так, чтоб дуга яркая вышла, вовсе несложно было.
Эффектно зато.

+1

7

Опа. Физиономия новая, говорок не местный, еду закидывает как хомяк - про запас. Опытный, значит. Не первый год на вечеринках перекусывает.
- Незнакомо? Так не проблема, познакомимся, раз раньше случая не было. Я вот тоже что-то за три года тебя припомнить не могу. Давно грызешь гранит науки?
Нет, ну определенно хомяк. Заглатывает, не жуя, да еще трещать в процессе успевает. Талантище, ничего не скажешь. А потом начинается - микротравмы желудка, повышенное газообразование, перистальтика к чертям, рожа бледная, жрать все время хочется, в животе тяжесть. Студенческий желудок, как говорят, переварит гвозди и подошвы башмаков - аукаться такие вещи начинают годиков этак через пять, если от дурной привычки не избавиться. А избаляется от нее из столичных студентов ноль целый ноль десятых, потому как времени нет.
Ну и сами себе злобные крокодилы. Все ведь очень просто - сидишь себе, кушаешь неторопливо... Когда стипендия еще есть, денег из дома присылают, а что-то у тебя отбирать может захотеть только очень юморной самоубийца.
- Дожую - и сыграем, - кивает он, уважительно поглядывая на фокусы и прочее руками махание. Красиво выходит, не прибавить, не убавить.
- Раздавай пока.

0

8

Бутерброды как-то совсем быстро кончились, и Гришка походя, лениво перемешивая карты, успел возмечтать о борще. На мозговой кости, сходный с жерлом вулкана, и сметанки туда, и чтобы чуть кисловато на языке. Мамка такой варивала, когда в доме деньжишки случались, но где та мамка да где тот дом. Теперь только мечтать и оставалось, закусывая чем придется когда придется. Тут же вспомнилось, как однажды в трамвае у особо разинистого пассажира кошелек срезал и потом с ворохом продуктов ворвался к девчонкам - варите, пока я щедрый, кто варит тот и ест! Живот потом ещё до самого вечера не ямой казался, а нормальным животом, человеческим.
Однако воровская удача редкая, осторожная, как приманил, так и отпугнул. И деньги закончились не то чтоб быстро, но и не то чтоб очень уж нескоро...
Мелькали карты в пальцах ловких. Рубашки атласные, затертые показывали.
- Я уж тут четвертый год, почитай, - осклабился, мягко тасуя бумажки. Пальцы уж на ощупь знали, на какой трещинка, на какой изъян неявный. Зачем крапить, когда в университетских гулянках никто и не поймет, что  у туза краешек с выемкой. - Так грызу, что все зубы сточил. Всем друг, всем сват, на любой попойке гость желанный. Ты сам из комнаты первый раз выполз что ль, или с далеких окраинных курсов к нам прибился, вроде того, у медиков, где трупорезом делают?
Мудреное слово "патологоанатом" он и знал, и выговаривал, да только так куда веселее было.
Замелькали карты, раскладываясь. Чего мудрить? Попервам в "дурака", да проиграть, да выиграть, чтоб противник в азарт вошел, а там уж можно и на интерес предлагать.

0

9

- Трупы резать - дело нехитрое. Живых-то всяко поинтереснее будет, - ухмыльнулся, подмигнул. - Угадал, почти. Я с хирургии. И выбираюсь редко. Потому как за гулянки денег мне не дают, а за учебу пока еще хоть немного, но приплачивают.
Стул подтянул поближе, сел так, чтобы карты противника не подсматривать даже ненароком. А то бывают остолопы, что чуть не в глаза все тычут. Неинтересно.
В картишки перекинуться - одно удовольствие, голову разгружает хорошо. Правда, в дурачка душу не тянет, лучше бы в гусарика - ну да всему свое время. На карты народ легко подтягивается. А вот как подтянутся, как разогреются - тут и место уступить следующему желающему можно.
Тёмку куда только не носило за годы до Столицы. К разным развлечениям привыкнуть довелось. Ночь за картами скоротать - самое благое дело, когда книги в голову уже не лезут.
Ну, дурачок - так дурачок. В удовольствие играть, не думать особенно, не планировать ничего. Знай кидай карту, и идет легко, и на душе светлеет. Выигрывать-то кому не понравится...

0

10

Козырями пики вышли, так на сей раз Гришка не подгадывал. Мог бы себя туза занычить, а потом вывести нужного козыря, но зачем первые-то пару конов. Их можно и так просто сыграть, щедрость душевную да глупость свою несусветную проявить. Опять же, сорвется, надоест раньше срока - так карточных игр считать-не пересчитать, а на крайний случай три наперстка в кармане, да у свитера рукава длинные. Кручу-верчу-обмануть-хочу-смотри люд честный, вот шарик стеклянный, крученый, верченый, в трех водах кипяченый, по трем домикам гулял, да в одном остался, у кого глаз-алмаз, тот мне и скажет враз - куда наш шарик закатился, где затерялся?
В этом деле у него ловко получалось, только в университете нечасто светил. Зачем людям глаза мозолить? Пойдет слава - не отмоешься. Наперсточки они развлечение редкое, наперсточника и с пьяных глаз запомнить можно. А вот с кем в карты играл - с этим уже похуже.
- Душегубец, значит, - заключил, как так и надо. - Живую плоть ножичком, значит, полосовать учишься. Ну, оно дело полезное, ежели в неправильные места не заезжать...
Первый кон как-то незаметно начался, незаметно и пошел. Гришка и не следил даже. что мечет, голову да руки разминал расслабленно. Настоящая работа попозжа начнется.

0

11

- С козыря ходи! - Игорь с хохотом приземлился ему на плечо, заглянул в карты, потыкал пальчиком, заявил: "хреновы твои дела, братец", зачем-то поменял местами семерку с дамой, удовлетворенно кивнул и объявил, что покидает сию юдоль разврата. Запах алкоголя следовал за ним с такой интенсивностью, что в принципе, можно было уже не пить, все доставили через дыхательные пути.
Удивительное существо. В комнату уходит на своих ногах, хотя за полчаса вылакал - даже оценивать не стоит, сколько. Главное проследить, чтобы он будильник не забыл завести, а то так и проспит до зимней сессии.
- Так, на чем мы остановились, - Тёмка отряхнулся, сбрасывая с себя благоухающее облако алкогольных паров. - На том, что людей резать - дело интересное, так? Не могу не согласиться. А ты откуда взялся, языкастый такой? Инженер?
Вряд ли. Ну да какая разница, если вдуматься.
Карта идет уютно. Одну партию выиграл, потом проиграл, снова выиграл. Лениво, дуушевно, не напрягаясь. Вот просто как надо.

0

12

Карта в руку шла легко, легко и уходила. Три партии влет ушли, Игорь им и не помешал никак, хоть и несло от него, что от твоей бочки с вином. Зато его Гришка хоть знал, хоть и не особо любил. Характер шумный, как пойдет всех водкой угощать, так портками не отмашешься и в кустах не спрячешься. Разве что сказками его отвлекать про все да ни про что...
- Куда нам с нашим-то рылом! - хохотнул коротко, нахохливаясь по-птичьи. В Столице не то чтоб холодно было, промозгло скорее - ветер с реки, сырой, вечный, да не травами пахнет, как в Городе, а дымом да пакостью всякой - но Гришка все одно мерзнуть ухитрялся. Оно дело нехитрое, когда все ребра на просвет пересчитать можно. - Строители мы. Архитехтуры, то бишь.
Он и не лукавил, так, коверкал словцо, да рожу скорчил постную. Специальность ему не особо нравилась - что там, совсем не нравилась - но раз уж запихали, доучивался себе помаленько с тройки на тройку с плюсом. Домов ему не проектировать было, разве что строить, а там знание, где какой раствор шлепать, да где какой кирпич класть могло и пригодиться. За чертежами засыпалось, опять же, хорошо.
На деле он бы лучше куда в армию пошел, стрелять учиться, но для этого дисциплины не хватало.
Так что знакомства полезные, продажа самогонки подпольно, а на что учиться - какая разница? Хоть на танцора кабаре, если матушке в голову стукнет.
- Вроде разогрелись, - взвесил карты на руке, улыбнулся шально. - Сменим пластинку на что поинтереснее?
Не покер, конечно, но хоть двадцать одно могли изобразить, например.

0

13

Вокруг гудели и смеялись, Поленьке уже кто-то бил лицо, из-под кровати собирались ехать к дамам. Все было как всегда.
- Архитектор. Строишь, значит, невесть что? - усмехнулся одобрительно. - Тоже дело. Кому кости ломать, кому дома строить, все в ход пойдет.
Надоедать и правда начинает. Дурачок - игра на пару раз, вдвоем азарта никакого. Бридж бы, или хоть преферанс. Но пульку расписывать, даже на двоих, в таком шуме - то еще удовольствие, а по пьяни договариваться с незнакомой мордой, как торги вести - это вообще черт знает что. Жалко, что Игорь ушел, с ним хорошо идет.
Знал бы отец - не одобрил бы. Уклад сильно против азартных игр, особенно когда по пьяни, особенно когда не просто так... чего пока нет, но скоро будет. Не бывает такого, чтобы на просто так играть дольше получаса, душа не выдерживает.
Ну и что. Дома все по одним правилам, а здесь - по другим. Как гласит старая негритянская поговорка, "в деревне, где живут одноногие, надо скакать на одной ноге".
И сейчас ему очень хорошо скачется.
- Бура? Штосс? Очко? Только чтобы не записывать, собьемся в шуме.

0

14

- Ежели построить то, что я на последнем зачете сдавал, так это творение творящему прямиком на голову и рухнет. - фыркнул Гришка, тасуя колоду. В ней было пятьдесят две карты, по всем правилам, и он все же склонялся к очку. В нем думать шибко не нужно, тяни себе и тяни, да подмечай, что там противник вытянул,а что тебе в руку ляжет. Внимания больше, чем ловкости рук. - И правильно, потому что чтобы его строить нужно или извращенцем быть, или головой скорбить...
Это было правдой - на последнем зачете ему тройку натянули за улыбку белозубую да за умение найти подход к любому неприступному. Для кого симпатичным быть, для кого жалостливым, кому смешливым. И так забавляло Гришку, что только одному, чтоб понравится, пришлось по-настоящему учить. Да и то был преподаватель философии, которая будущим архитекторам ну не пришей кобыле хвост.
- Давай в двадцать одно. В нем особо не запутаешься.
И задумался, лицо простецкое, раздумчивое скорчил. Вроде как весь он мыслями поглотился.
- Только без интереса играть что, скука сплошная. Поставим, может, чего?
Пальцы сами уже к картам приглаживались. Разуть-раздеть и без гроша оставить.

0

15

- Ну давай, раз душа просит. Только мне и ставить, считай, нечего. Пить с собой денег не беру, от греха подальше. Ну да понемногу можно, чтобы не скучно было.
Денег жалко. Деньги свои - или своими мозгами заработанные, или отцом присланные. Свои жалко относительно, отцовские - безусловно. Не хочется думать, что он там себя ущемляет, чтобы сынок водку пьянствовал и к ледям катался. Особенной склонности ни к тому, ни к другому Артемий не имеет, так что иногда даже получается немножко сэкономить. Можно даже сказать, что деньги у него есть. Не с собой, конечно, он же не дурак.
Ну как не дурак, с незнакомцем играть в карты - тот еще риск. Но вот к тому, чтобы знакомиться, душу не тянет. Да, уверенно незнакомец обращается с картами. Да, глазищи у него голодные, а морда наглая, но вот имя знать совсем не хочется. Пусть уж будет ради интереса просто и весело, и даже немножко азартно.
- Картинки по десяти? - уточняет он. - Или вразнобой?
В кармане копается, хмурится, деньги достает горстью, купюры убирает обратно. Крупных при себе особенно нет, но и на мелкие пока играть жалко. Монетками обойтись можно.
- Начнем понемногу?

0

16

С мелочью играть, только самолюбие тешить. С другой стороны, мелочь мелочью, а глядишь на сигареты и хватит, или там на тарелку супа в столовой, или ещё на какую приятственную ерундовину. На цветок приглянувшейся девчонке, например.
Так что Гришка и огорчаться не стал. Сколько ни возьмет, все больше, чем сейчас по карманам, так чего расстраиваться. Опять же, карты руки любят, чем больше практики, тем потом проще.
- Чего мудрить, по десятке на нос, - и усмехнулся, сам за мелочью полез. Монетки монетками, а там и на чего покрупнее авось перейдется.
А не перейдется - так бесценный опыт. Не играть с сим жлобом, которому свой суп дороже гришкиного.
Разметались карты по столу, по паре бумажек на брата. Гришке валет с дамой вышли, сладкая парочка, чистая двадцатка. Краем глазом прищурился, прикинул - у противника не то семнадцать, не то девятнадцать было, но уж не двадцать одно явно.
Такая трещинка только на девятке была, а уголок у короля засален.
- Ещё?

+1

17

Девятнадцать.
- Мне хватит, - Темка отмахивается, карты лицом вниз на стол кладет. - Себе, если надо.
Проигрывает.
Добавляет на стол еще пару монет.
Проигрывает снова, потом выигрывает, потом снова проигрывает.
Расслабился. Опьянение доползло, приятным туманом легло к вискам, пальцы разогрело. Для его массы по-настоящему опьянеть - еще пять раз по столько выпить, а вот разогреться, расслабиться - в самый раз.
Сдает карты незнакомец. Хорошо сдает, руки у него ловкие, засмотреться можно. Вот пальцы сбоку по карте прошлись, а вот - большим пальцем по рубашке провел, откладывая. Вот, отогнул чуть перед тем, как на стол положить.
Сдает карты незнакомец. Глаза у него цепкие - не оторваться, так и бегают, все примечают, да все не на своих картах задерживаются: то на колоду, то на стол, то на руки Темки, на карты в руках. Цепкий взгляд, от такого ни одна мелочь не укроется.
Темка оборачивается, уводит чей-то полудопитый стакан, допивает, возвращается к игре.
Выигрывает. Снова проигрывает. Выигрывает дважды.
В новую ставку кладет на стол побольше ставку.
И за руками наблюдает, не за глазами.
Глаза - они врут чаще.

+1

18

Надо было кого потощее брать, но это уж Гришка сильно во время игры сообразил, когда уж поздно было. Лицо лицом, а этакую тушу поди уложи, чтоб назавтра ничего не вспомнилось - разве что по методу того же Игоря со всех сторон обплясать, в уши напеть, лапши на них повесить и под шумок пару бутылок влить. Он так не то чтоб не умел, но слишком уж подозрительно вышло бы, начни он сейчас этим заниматься.
На тарелку супа, правда, наскреблось уже с горем пополам, но одну, да не на великую.
Жлоб, в общем, попался, да ещё глаза у него в какой-то момент слишком внимательные стали, неприятные. Куда человек обычный во время игры смотрит? В карты он смотрит, вот куда. Или на чужие карты, гадает бездумно, что там в них. Или на руки чужие, когда ими раздают.
На руки чужие, да. Но не так же пристально и не только на них.
Не то чтоб жареным пахло - было дело, Гришку как-то раз прижали за шульмовство, да только там противник так пьян был, что Гришка его легко уболтал, заявил, что не было ничего и как-то без мордобоя обошлось и даже тогда не то чтоб пахло жареным - а все одно неприятно.
На руки только смысла не было смотреть. Он сейчас не мухлевал, считал он, чтоб внакладе не остаться.
Вот проиграл, досаду изобразил, половину монеток из кармана выгреб:
- Повысим ставки, а, дохтур?
Пора уже была.

+1

19

А глазищи - голодные. И бутерброды жустрил как не в себя. И в кармане ковырялся долго, неловко. Наверное, денег нет, а жрать хочется. Что на факультетах с математическим уклоном можно стипендию выбить или там, подзаработать пойти - об этом легенды, конечно, ходили, но верилось с трудом. Что ж, каждый выживает как умеет.
Темка оценил стопку монет на столе. И ради этого...
- Можно и повысить, - покопался во внутреннем кармане, извлек на свет полноценную, хотя и порядком измятую купюру. - Поддержишь? Только уж разреши, я сдам.
Злой, темный азарт разгорелся - а Темка его и не гнал. Проиграет - так не жалко, не пожрать разок всегда можно. А выиграет - хотя шансы против шулера и невелики - так проучит одного здесь самого умного, кто не по себе кусок откусил, да прожевать никак не может.
Только хватит ли ему денег, поддержать-то?

0

20

Не того полета птица, чтоб тузы в рукаве держать и джокеров по карманам нычить, а вот поди ж ты, возгорелся так, что отсутствие тузов сразу как холодом Гришку протянуло. Не зря на руки пялился знакомец-незнакомец, теперь уж уверился, что все разглядел, оттого и ставку поднял, оттого и сам сдавать возжелал.
Учить ученого задумал, удаль свою молодецкую показывать, на последнем финте срезая.
Ну так и Гришка тоже не пальцем делан был. Если б они тут в покер резались или ещё во что столь же мудреное - тогда можно бы и испугаться было, там отсутствие тузов критично. Здесь же, сдавай-не сдавай, а трещинки да уголки заломленные все одно памятные.
Не станешь же каждую карту разглаживать, перед тем как протянуть.
- Отчего ж хорошему человеку не позволить сдать-то? - карты по столу толкнул, вторую половину монеток из кармана выгреб. Жалко проиграть, однако ж денег-то найти можно. Выиграть же вдвойне слаще будет - и на пару дней поужинать хватит, и противника проучить, чтоб не заносился зря и шулеров учить больше не пытался.
Учить, да притом мелочными считать.
Видел это Гришка - со своей гордостью обостренной, глупой, забитой - видел, как смотрит на монетки будущий патологоанатом и было там и недоумение, и презрение к мелочности.
Ну, так он, Гришка, и не казино был, чтоб крупные ставки играть. И не нужно ему много и было - так, приличный ужин в столовой...
- И отчего ж ставку не поддержать?
Мелочи хватало, и даже пара монеток в кармане осталась. Некрупных, правда. Один раз на трамвае проехаться.

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Письма из прошлого » Письмо №101. Чад кутежа.