Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Письма из прошлого » Письмо №98. На что похожа судьба?


Письмо №98. На что похожа судьба?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Имена участников эпизода: Герман Орф, Аглая Лилич
2. Место и время: 16 лет до начала Второй Вспышки, школа Инквизиции в Столице.
3. События: старшие Инквизиторы всегда присматриваются к подрастающему поколению, выбирая себе учеников.

0

2

Работы студентов группы Д третьего года обучения выглядели душераздирающе, как и ожидалось. Из пятнадцати человек уже девять получили баллы ниже удовлетворительных, что практически обеспечивало им перевод на облегченные - и менее перспективные - программы обучения. Еще двое пока держались, но грядущий через неделю устный зачет сведет их шансы на нет: то, что с трудом получилось натянуть за два часа письменной работы, при личной беседе в глазу на глаз вылезет огромными дырами в знаниях. Останутся четверо. Неплохой результат, в прошлом году из группы Д пятую зачетную сессию прошли только двое.
Курс логики был одной из главных ловушек для молодежи, пытающейся сделать из себя Инквизиторов. Начинаясь на первой же неделе обучения, два года и три месяца он представлял из себя однообразное, монотонное, нудное, утомительное и бесконечно оторванное от реальной жизни времяпрепровождение. Герман вел его с глубоким внутренним вдохновением: серо, однообразно, незаинтересованно. Он позволял спать на первых рядах. Он не вел списков посещения. Первые четыре зачетные работы были составлены так, чтобы их сдал даже второгодник из дошкольного учреждения. Входя в аудиторию, студенты точно знали, что здесь в них никто не заинтересован, здесь их не ждет ничего интересного, можно не прилагать усилий. Они привыкали. Когда в середине пятого семестра тот же незаинтересованный и скучный Орф начинал так же невыразительно и серо диктовать под запись принципиально новые детали курса, наконец-то отходя от класической логики в пользу всего многообразия этой уникально структурирующей разум науки, абсолютное большинство студентов воспринимали перемену как и следовало ожидать - никак.
Инквизитор должен быть наготове всегда. Инквизитор должен держать свой разум бодрствующим, не позволять себе утонуть в пучине информации, как бы скучно она ни была подана. Инквизитор не должен привыкать к естественному ходу вещей. Инквизитор должен подвергать сомнению очевидное.
И конечно, если на доске пишут формулу, будущий Инквизитор должен знать её значение не "приблизительно", а с абсолютной точностью.
Герман с немалым удовольствием отложил в отдельную стопку работы обреченных. Оставалось четверо. Возможно, они смогли удержать свой разум дисциплинированным, несмотря на всю психологическую обработку за предыдущие два года и три месяца. Возможно, они осваивали курс самостоятельно - и справились с заданием за счет собственной информированности. Возможно, речь шла о чудовищном везении. Возможно, даже везение могло бы длиться дальше.
Для госпожи Лилич - единственной женщины среди "выживших" - везение могло продлиться, а могло закончиться прямо сейчас. Точнее, через три минуты и примерно двадцать секунд, ровно в шесть часов вечера, когда она должна была постучать в дверь этого кабинета для обсуждения своей курсовой работы.

0

3

Ступени... Как ни изощряйся, а жизнь всё равно предстаёт именно в виде ступеней. Основываясь на этом, можно даже сформулировать собственную теорию - теорию Лестницы. Название звучало красиво и загадочно, не нарушая при этом одной из главных традиций большинства прочитанных Аглаей философских трактатов: возьми понравившуюся идею предшественника и перепиши её на современный лад, добавив ещё несколько "доказательств", как правило, настолько неоднозначных и дискуссионных, насколько позволяет фантазия. В конце концов, потомкам-философам тоже рано или поздно придётся зарабатывать себе на хлеб.
Студентка Лилич могла позволить себе думать об отвлечённых вещах лишь потому, что весь вчерашний день и половину ночи пыталась понять, в какое русло повернёт предстоящий разговор. И, самое главное, каким образом можно будет пройти это испытание с минимальными потерями. Не то, чтобы будущий инквизитор не была уверена в своей подготовке, но она побаивалась знаменитого Германа Орфа, и слишком стремилась к осуществлению своей цели, чтобы сдаться без боя. Естественно, эти две противоречивые эмоции, последнюю неделю бушевавшие в груди Аглаи не должны были помешать трезво оценить ситуацию, но разве можно угадать, что случится через три минуты?
Девушка усмехнулась: недоказуемые теории и "кофейную гущу" лучше оставить философам, тогда как она предпочтёт руководствоваться логикой и анализом. В конце концов, Лилич была первой, кого Филин пригласил к себе в кабинет для "обсуждения", хотя курсовые работы ему сдала вся группа Д. Это могло означать как успех, так и провал. Да уж, гениальное предположение, никто иной бы до этого не додумался, госпожа будущий Инквизитор. Сразу видны нужные задатки.
Вот и дверь. Туманные размышления и язвительность свою задачу выполнили, не дав разнервничаться раньше времени. В следующий раз Аглая будет вспоминать классификацию покрытосеменных растений. Тонкая рука сжалась в кулак.
В кабинете Германа Орфа раздался стук.

+1

4

Шесть часов одна минута, тридцать две секунды. Хорошо. Большая точность была бы скорее вызывающей.
Орф отдает команду войти, наблюдает от своего стола за тем, как студентка впервые попадает в незнакомое помещение, насколько проявляет заинтересованность в окружении, показывает ли, что тратит время на оценку ситуации... Для юных Инквизиторов не бывает мелочей в поведении, особенно если их шансы таковыми стать пока что под вопросом.
Аглая Лилич, безусловно, не является фаворитом на этом году обучения. Единственная женщина из числа относительно успешных студентов, высший эшелон успеваемости, но в нем - отнюдь не высшие из возможных результаты, в нагрузку - наличие весьма сомнительных семейный связей и отсутствие ярко выраженных склонностей, привлекающих внимание руководителей. Серединка на половинку. Тем и интересно.
Герман терпеть не может работать со "звездами" курса, поражающими, бросающимися в глаза и с первых лет точно знающими о своей одаренности. Яркий Инквизитор - это оксюморон, но увы, понимают это не все, совсем не все.
Тем лучше. На фоне звезд куда как легче просто работать.
- Проходите, - Орф кивает барышне на стул напротив своего. - Садитесь. И скажите мне, какова на ваш взгляд моя оценка вашей работы.

+1

5

Услышав властный голос Германа Орфа, Аглая открывает дверь и оказывается в одном из тех мест, про которые её однокурсники говорили шёпотом и с оглядкой - нет, конечно, все уже взрослые люди, почти все мнят без пяти минут членами Трибунала и готовы с презрительной усмешкой обосновать невозможность и неуместность этих слухов постороннему собеседнику, но между собой многозначительно кивали друг другу: "Это же Филин..."
Но ни орудий пыток, ни костей предшественников в кабинете не оказалось (это следовало бы поискать у Карминского). Лёгкий кивок - голова Лилич с достоинством опустилась и поднялась. Эта маленькая хитрость позволила достичь сразу двух целей: исполнить ритуал вежливости и незаметно (как она надеялась) оглядеть помещение. Развитым монокулярным зрением пренебрегать не стоило - не вертеть же головой во все стороны.
Впрочем, Филин тут же оправдал свою репутацию всего одним простым вопросом - Аглая не считала свою курсовую работу провальной, но и ничего уникального и отличающего от большинства других в ней не видела. Она скорее бы согласилась оспаривать поставленную оценку, используя при этом весь свой интеллект и все известные приёмы ораторского искусства, но никак не оценивать себя самой. Тем более в глазах Германа Орфа.
- Благодарю, - девушка опустилась на стул, выпрямив спину и чинно сложив руки на коленях, - не думаю, что моя работа показалась Вам блестящей, однако некоторый потенциал в ней имеется.
Иначе я бы здесь не сидела...

Отредактировано Аглая Лилич (2014-11-25 15:29:35)

+1

6

- Потенциал, - Орф недовольно кривится, словно ему под нос сунули что-то вонючее. - Потенциал можно найти даже в переписанной из учебника формуле с тремя ошибками. нужно только нать, куда смотреть и применять. Вот вам, кстати, первая теоретическая задача: как можно применить того, у кого вместо самостоятельной работы растянутые страниц на сорок переписанные из учебных пособий банальности?
Что ж, небезнадежно. В последние годы приходится довольствоваться тем, что есть. Эта работа похуже работы золотоискателя, от нее даже прибылей не получаешь, только глубокое моральное удовлетворение. Или - чаще всего - вовсе не глубокое. Герману везет не каждый год, но он и не соглашается работать абы с кем. Его ученики уже имеют определенную репутацию, и найти нового - того, кто не испортит общее впечатление, будет выглядеть достойно и работать как подобает - становится все труднее. Молодежь категорически не любит учиться... А ведь и он сам еще даже близко не шагнул к старости, чтобы просто брюзжать на всю новое. И это ведь самое начало пути.
- Я, конечно, признателен вам за то, что вы не стали автором шестой подряд работы о терминологии и истории развития логической науки, мне хватило первых пяти. Однако, я бы предположил, что мой предмет не входит в сферу ваших интересов, а показанное качество работы является результатом привычки работать на определенном уровне. Сомневаюсь в том, что вы в самом деле углублялись в осваиваемую тему. Я прав?
Он почти уверен, что высказанное предположение истинным не будет, но важен не только факт истинно-ложно. Важны реакции. Важны аргументы.
Как вы взаимодействуете с миром, барышня? Как пропускаете его через себя? Что отдаете?

+1

7

Это был экзамен поважнее тех, что она держала при поступлении. Тогда можно было испугаться, засомневаться, дать волю переполнявшим эмоциям и... оказаться одной из сотен ничем не примечательных девушек, неспособных ни на что иное, кроме замужества. Оказаться такой, как Нина.
Гордость, тщательно похороненная за показной бесстрастностью, вновь выломала отсыревшие доски своего гроба. Не для того она во всём отказывала себе на протяжении этих лет, чтобы сейчас провалиться.
- Подобный человек будет незаменим при подготовке речей, отчётов и заключений. Но только тех, что предназначены для широкой публики. Утопить несколько банальностей в метафорах и иносказаниях так, чтоб в итоге получилась "неоспоримая истина", - последние слова она произнесла с еле заметным сарказмом, - талант, данный не каждому. Я, например, так написать не смогу.
Аглая как могла открыто посмотрела в глаза собеседнику. Студентка воспользовалась простеньким трюком, к которому нередко прибегала и в других беседах: из двух вопросов отвечай на тот, что более выгоден и представляет тебя в лучшем свете.

Отредактировано Аглая Лилич (2015-07-22 13:04:23)

+1

8

- Барышня верит в то, что подобные вещи определяются талантом? - Герман качает головой, не вкладывая в голос никакого выражения. - И не сочла нужным до сих пор освоить навык в той сфере, в которой у неё таланта, по её мнению, нет, до приемлемого уровня? Отчего так?
Он не утруждается тем, чтобы иметь выражение лица. Барышня Лилич, в силу юности, еще не понимает, что люди всегда говорят о себе - даже когда выбирают максимально далекие от своей персоны темы. Особенно когда выбирают максимально далекие от своей персоны темы. Ей даже не приходится расставлять ловушки. Она сама все сделает, сама загонит себя в угол и не поймет, как это сделала.
Все они такие, когда еще совсем юные. Герман смотрит на барышню Лилич и внезапно чувствует себя стариком. А ведь не так много лет прошло с того дня, как его ровно так же допрашивали, изучали, препарировали. Он сейчас её, можно сказать, жалеет. Пока.
Копать себе яму, чтобы потом в нее же и свалиться - не стыдно. Иногда такие раскопки приносят настоящие сокровища. Пусть продолжает.

+1

9

Герман уже позволяет себе явные провокации. И в ответе студентки Лилич зазвенели серебристые колокольчики сарказма:
- Я всегда считала, что цель и задача Инквизитора - находить факты, а не прятать их, пусть и за изысканной мишурой. Жаль, что мой разум так долго пребывал в заблуждении, и требуемые качества не развивались должным образом, - Аглая на миг прикрыла глаза и продолжила уже спокойнее, - но, тем не менее, Вы правы. Причём дважды: во-первых, мне действительно ещё очень многому предстоит научиться, во-вторых, умение сознательно и упорно не покидать рамок "посредственности" я считаю талантом. Жизнь есть движение, а человек, топчущийся на месте, противостоит законам собственной природы, даже не осознавая этого. Хочу ли я изменить предопределённый ход вещей? Дерзну ли, застыв на месте, бросить вызов Закону?
Вот ответы на твои вопросы, Филин Орф. Если ты посмотришь в мои глаза, то прочтёшь самое сильное желание, запертое под серой формой курсистки. Желание не просто служить Закону - желание быть олицетворением Закона.

+1

10

Барышня - идеалистка.
Герман любит этих юных, невинных созданий, которые обнажают свою душу без колебаний и нравственных терзаний. Чаще всего внутри не оказывается ничего интересного, но он не теряет надежды. Когда видишь часть своего жизненного долга в том, чтобы наставлять молодежь, очень важно не опускать руки, не сдаваться и верить, что за тремя сотнями идиотов явится триста первый гений. Хотя какой гений - сгодится и просто студент с базовой способностью к анализу.
Барышня Лилич выглядит небезнадежной. Сарказм - это, конечно, чудно, в самом деле. Сарказм сразу указывает на темы, которые говорящий считает очевидными и на темы, которые говорящий считает недостойными.
Конечно, здесь есть, над чем поработать. Но хотя бы не с нуля.
- Законам природы человека? Интересно. Этим законом вы полагаете движение, но что вы вкладываете в это слово?
Герман откидывается в кресле, смеряет студентку взглядом.
- В рамках биологической нормы, суть и цель человеческого существа - последовательное движение, имеющее конечную цель. Добыть пищу. Избежать опасности. Найти партнера. Размножиться. Найти пищу для потомства. И так далее, пока рано или поздно человек не замедляется настолько, чтобы умереть. Вы, подозреваю, имели в виду отнюдь не это. Может быть, вам близок панлогизм? Это бы объяснило неплохие результаты по моему предмету - но насколько я знаю, в курсе философии вы не проявляли особенно заинтересованности. Вы принадлежите к какому-то определенному направлению - или формировали свои убеждения сами по сумме нескольких? Что в ваших глазах это самое "движение"?

+1

11

- Движение, упомянутое Вами, есть движение тела, управляемого инстинктами. Оно присуще всему, что можно назвать живым - от амёб и до людей. Я не стану отрицать ту часть, что роднит нас с животными (это было бы равносильно отрицанию собственной плоти и крови), но позволю себе напомнить о том, что ставит нас выше самого высокоорганизованного зверя. Кто-то зовёт это духом, кто-то анимой, а кто-то разумом. Это явление, возникшее в результате особенного строения мозга или божественного дыхания побуждает человека искать новые знания и накапливать их в недрах своего я. С самого раннего детства он лепечет новые слова и желает узнать их смысл. Зачем? Ведь это никак не поможет его выживанию с точки зрения биологов: рядом с ним находится мать, готовая дать пищу и защиту, а по прошествии пары лет тело окрепнет настолько, что ребёнок сможет сам дойти до стола и запустить пальцы в блюдце с варением. Но рано или поздно в юной голове возникнут вопросы, ответы на которые будут лежат за периферией бессознательного, и никто не будет властен предотвратить этот момент.
Аглая на миг замолкла, набирая в грудь воздуха после столь долгой речи.
- Мне ближе трактаты человека, вдохновившего родоначальников панлогизма. Я говорю об учении Платона. Помнится, меня долго занимал вопрос: идея человека универсальна и всё человечество - отображение одной общей идеи, или же каждый из нас воплощает идею уникальную?
Девушка ускользающе улыбнулась, перекинув словесный мяч старому инквизитору.

Отредактировано Аглая Лилич (2015-08-10 09:43:41)

+1

12

- По крайней мере, вы понимаете, о чем говорите. Среди ваших ровесников это не так часто встречается, увы.
Глаза у барышни горели. Назвать Аглаю Лилич истинно красивой женщиной было бы сложно - в отличие от её поражающей воображение сестры, что не могло не сказаться на отношении к миру у них обеих. Нина Лилич, сколь Герману помнилось, была неподражаемо прекрасна, и те месяцы, когда она выезжала в свет, были воистину мучительными для всех прочих юных дам.
А младшая сестра роковой красавицы мечтает надеть серое, представлять из себя закон - справедливый, беспристрастный, жетокий. Что это? Сколько в этом решении природной предрасположенности, а сколько - желания доказать свою ценность на фоне старшей?
Герман давно был далек от мысли, что хотя бы один человек может действовать свободно от своего прошлого. Изменялась только мера воздействия: насколько сильным оказывалось влияние прошлых потребностей, насколько громко звучали в памяти каждого конкретного субьекта голоса, требующие проявлять те или иные качества,следовать тем или иным путем.
Потому что когда голоса замолкали, все призодилось начинать заново.
- В таком случае, расскажите мне, как вы видите для себя ваш долг как инквизитора. Во всем многообразии нашего служения этой стране, какой вы видите свою роль?

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Письма из прошлого » Письмо №98. На что похожа судьба?