Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Письма из прошлого » Письмо №75.


Письмо №75.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Григорий Филин, Андрей Стаматин
Время и место: примерно за пять лет до Второй и незадолго до Первой Вспышки.
События: открытие твиринового притона не может обойтись без местных криминальных авторитетов.

Отредактировано Андрей Стаматин (2013-07-18 23:42:22)

0

2

Вообще-то  «Голгой-Хэн»  Андрей купил по пьяни.  Петр, который, как обычно, выпил в тот вечер гораздо меньше и помнил события лучше, спросил с утра:
- Зачем тебе кабак, брат?
- Какой кабак?
- Ты вчера купил «Голгой-Хэн»
- Охренеть, - ответил Андрей,  -  я даже не знаю, что это значит - «голгой-хэн»…
Но когда тем же днем Андрей отправился осмотреть вновь приобретенную собственность, идея ему внезапно понравилась. Даже увлекла.
Делать все равно было нечего, несмотря на расплывчатые слова Симона, что работа над Многогранником на самом деле вовсе не завершена, а лишь начинается. А тайны твириновых экстрактов держали их с братом в Городе крепко, местные умельцы делиться не спешили, Степь траву чужакам не отдавала. 
Так что Андрей, под презрительные смешки брата, энергично взялся за обустройство кабака. В несколько недель все отремонтировал, отделал внутри пестрой пародией на местный народный стиль,  накупив у степняков ярких  тряпок,  ковров, кованых безделушек и прочей этнической лабуды.   После строительства Многогранника некоторая часть столичной богемы вспыхнула к Городу-на-Горхоне и братьям Стаматиным интересом и «Голгой Хэн»  буквально за пару недель стал центром местной светской жизни, хотя, конечно, не без любимого Андреем разгульного кабацкого духа.
---
Время было еще раннее, едва за полдень. Кабак пустовал, если не считать столичного художника Ивана Загорского, который, со вчера не проспавшийся, лежал, уткнувшись носом в стол.
Андрей  сидел за дальним угловым столом и завтракал – жевал бутерброд с копченым мясом и запивал щедро сдобренным твирином горячим чаем.
Новая игрушка ему еще не прискучила, так что за едой он усиленно размышлял о том, как бы обустроить кабак еще лучше.  Например, хотелось правильной музыки. Пела здесь по вечерам певичка Анна Ангел, но столичным гостям такое быстро надоедало, да и местным уже приелось.  Учитывая заданный стиль, хорошо было бы заполучить какую-нибудь местную экзотику.  Исполнителей  заунывных степных песен, игроков на зурне и варгане… Или на чем они тут играют?
Но куда более насущной проблемой оставалась выпивка.  Точнее твирин.  За рецептами они с Петром безуспешно охотились с самого прибытия в город.  Изредка в руки попадались настойки совершенно изумительных свойств, стоило бы покупать такие или даже самим готовить. Вот только рецептов Андрею раздобыть никак не удавалось.
Черви были пугливы, степняки-люди - молчаливы, а то и агрессивны.  Андрей пытался подкатывать к травнику Исидору Бураху, тот из всех местных имел вид наиболее цивилизованный. Даже заручился рекомендациями от Каиных. Но  старый шаман сделал вид, что кроме степняцкого наречия иных языков не разумеет (даром, что на столе у него лежала целая стопка столичных журналов по медицине) и с Андреем разговаривать не стал.   Так что приходилось брать самое простецкое пойло у местных перекупщиков.
Кстати,  главу их, Григория  Филина, по прозвищу Гриф, Андрею уже не раз советовали посетить. Уважительно представиться и даже попросить благословения на ведение дела.  Да Андрей все откладывал, да отговаривался.  Не такой человек Андрей Стаматин, чтобы мелкому провинциальному ворью  кланяться. К тому же, дело известное, раз придешь на поклон, всю жизнь потом ходить придется…

0

3

Бурлил Город. Кипел прямо-таки, слухами полнился. Говорили: "Приезжий архитектор кабак открыл, весь высший свет у него пьет да гуляет". Говорили: "Местных сманить пытается, сволочь приблудная". Говорили: "Оберегов навешал, а сам и не знает, откуда они и чего значат".
Приходил к Грифу Пострел - из его ворья не самый последний. Часть выручки приносил, в руки ссыпал, улыбался: "Покупает твирин заезжий гастролер, я ему как раз всё дерьмо лежалое сбываю". Приходил парень, что с травниками дружбу водил, хмурился: "Волнуются, говорят, человек из Города рецепты ищет и клинья подбивает". Пара мужиков из надежных в сам кабак заглядывали, ночи гуляли - даже Бритва вниманием удостоил, на столе заполночь плясал...
Смотрел на все это Гриф. Долго смотрел. Подсыла своего отправил, чтоб шепнул Стаматину на ушко - местных хозяев уважать надо, зашел бы, гость столичный. Да тот увлекся. Не зашел.
А это было - нехорошо.
Потому как кабак - дело вольницы, и твирин через их руки, и развлечения тоже их ответственность. Курировал Гриф такие вещи, землю своей считал, и неуважение такое ему не по сердцу пришлось.
"Осторожнее бы тебе быть, друг заезжий. Не ровен час, красного петуха пустят..."
Долго терпел Гриф. Несколко недель, почитай, терпел, всё ждал - а вдруг образумится, вдруг да выкроит минутку?
Наконец, не выдержал. Сам разбираться пошел.
Сапоги кованые, шарф щегольской, жилетка - отмычки по карманам, бритва в рукаве. За спиной - свита попредставительнее, так, чтоб видно было, воровской король идет, не шушера мелкая...
Парням, чтоб в дверь зайти, аж пригнуться пришлось, таких Гриф выбрал.
Знал, что сам на их фоне хрупким да щуплым выглядит, но ему этот эффект и нужен был. Контрасты, везде контрасты, что есть в тебе - подчеркивай, не забивай...
По полупустому кабаку взглядом зашарил.
Дело раннее, хозяину где-то тут можно и быть.

0

4

Дверь тихо заскрипела. Что-то рано сегодня у народа жажда проснулась, лениво подумал Андрей.  Да, судя по шагам, не один кто-то, целая компания.  Тут он увидел побелевшее от ужаса лицо мужичка за стойкой и сам приподнялся, чтобы посмотреть уж не шабнак-адыр ли к нему пожаловала из степи, слышал уже сказки про местное страшилище.
Нет, вполне земные существа. 
Театральность появления Андрей оценил, сам такие вещи любил. Сразу видно все продумано и костюм и «декорации». Декорациями служили несколько громадных, свирепого вида мужиков. Судя по габаритам, местные горожанки  их от немытых степняков прижили. 
А сам Папа Григорий и правда, на птицу оказался похож. Только не на грифа.  Помельче что-нибудь – малиновка, что ли.
Впрочем, недооценивать его не стоит.  Тем более с такой компанией. Как бы ни был Андрей хорош, против шести мордоворотов, да и Грифа со счетов не сбрасывая, шансов мало.  Разве что с огнестрелом.  А огнестрела нет. Нож на столе, нож за голенищем, да лезвия в подметках, сюрприз неприятный, но в данном случае не решающий.
Впрочем, насчет драки  Андрей не слишком волновался. Решили бы убрать, покалечить или еще как навредить, подкараулили бы пьяного в темном переулке. Или кабак  подожгли. А раз Гриф так явился, значит, говорить сперва хочет. 
- Ну, утро доброе, Григорий Филин. Рад визиту. Садись, угощайся. Чем, как говорится, богаты…
Андрей указывает на скамью напротив себя и кивает на разложенный завтрак и исходящий паром чайник. А неплохо получилось,  и поговорить надо было, и на поклон идти  не пришлось. Сам пришел.

0

5

Усмехнулся Гриф. Парням махнул рукой на стойку - выпейте, мол, чего-нибудь, пока мы рядить станем - сам за стол присел, по-хозяйски, расслабленно, мягко. Ногу на ногу закинул, на спинку стула слегка откинулся. Пальцы сплел. Неуважение, это верно, но кто первый эту игру начал, напоминать не нужно было.
Ты меня уважить не захотел - так и я тебе кланяться да вежливичать не буду...
А архитектор был не такой уж особенный. Штаны полосатые. Волосы в хвост стянуты. Взгляд оценивающий, знакомый не-по-хорошему - так его парни смотрели всегда, когда прикидывали не придется ли драться - и ни страха в глазах нет, ни опасения.
Сильный зверь, наглый, никого не боится, ни перед кем кланяться не собирается.
Разглядывал его Филин, не спешил. Голову к плечу склонил слегка, усмешку с губ стирать не собирался, и начинать разговор медлил - что ему, в самом деле, торопиться было куда? Раз уж пришел, так хоть до вечера здесь сидеть...
Наконец, разомкнул губы:
- И тебе поздорову, гость столичный. Хорошо ли обустроился? Нет ли обиды тебе от кого?
Парни тем временем к стойке отошли, зашумели, загомонили. Твирина брать не стали, так, кто кофе, кто слабенькой настойки - а ну, как придется всё-таки драться, а не только декорации безмолвные изображать? С пьяных мало толку...
Не отрывал Гриф взгляда от лица архитектора. Будто дырку хотел прожечь.

0

6

Странно это было.  Вроде бы из приличной семьи Андрей происходил. И образование получил хорошее.  Профессия у него была достойная и чистая, талант был.  А не мог он оставаться просто архитектором.  Вечно его тянуло окунуться в грязь, то с уголовниками якшался, то с политическими. 
Правда, свои приключения по ту сторону закона Андрей  всегда воспринимал немного не всерьез, как опасную увлекательную игру. Шальные деньги, припрятанные в рукавах ножи, особый жаргон и манеры, тайные воровские знаки - все казалось театральным,  вычурным и даже чужая  кровь на собственных пальцах – клюквенным соком.  Может потому Андрей и выходил целым там, где другие пропадали, и легко создавал себе репутацию лихого и удачливого. Чего только не перевидал, во что только не ввязывался.
С такими персонами знался, что Гриф его, конечно, впечатлил по своему, но не то чтобы поразил или напугал. 
Чаи распивать Гриф не спешил. Сидел,  разглядывал Андрея, пялился прямо. Кто  другой за такие разглядывания получил бы в зубы, но тут уж ладно. В конце от концов от Андрея не убудет, смотри, коли охота, стесняться нечего. А дела  с Папой Григорием надо было налаживать.
Грифовы бандиты расселись за столиком неподалеку, разговаривали вполголоса, глаз с вожака и с Андрея не спускали.  А бледный мужичок, наконец, собрался духом и выбрался из-за стойки, принес поднос с чашкой для Грифа, а еще (надо ж! сообразительный какой!) бутылку твирина и пару стопок. 
- Обустроился, как видишь, - ухмыльнулся  Андрей, когда мужичок отошел. – Не жалуюсь. Хотя, предприятие у меня молодое, много еще обустраивать надо.  Вот думаю, чем бы таким народ развлекать, чтобы и глазу приятно и не приедалось.  Поет у меня сейчас тут певичка Анна. Да надоела уже. Каждый вечер одно и тоже, романсы эти чертовы, «побудь со мной, я вся горю…». Чепуха!
Андрей посмотрел на принесенную бутылку. Из особых запасов, не поганое пойло, что у него по большей части в погребе храниться. Только пока что выпивать за знакомство было рано. Пожалуй, Гриф и отказаться мог, так что он налил во вторую чашку горячего чая и гостеприимно пододвинул ее своему визитеру.

0

7

"Смелый ты, гость столичный. От дурости али от силы своей? Или, напротив, от ума великого?"
Не спешил Гриф чашку принимать - он вообще не спешил, ему сегодня и некуда особенно было. Поезд совсем недавно был, сход только вчера, с Владом всё тихо, да и Сабуров не так давно облаву устраивал, так что и без вожака должны были в логовище обойтись. Так и сидел, разглядывая, оценивая, прикидывая, да улыбаясь, и, кажется, это тоже своеобразная проверка была - насколько вспыльчив ты, Стаматин? Долго ли выдержишь, что тебе отвечают медленно да взглядом прожечь пытаются? Рассмеешься, али за бритву схватишься, если только есть у тебя бритва?
Провоцировал Гриф, и не знал, чему больше рад будет - если на него кинутся с ножом, или если всё рассудить удастся миром.
- Ты нашел кого взять, однако, - протянул он насмешливо. - Да любой из моих молодчиков лучше поет, чем она. Лучше местного колориту набери, али просто с улицы человека - всё лучше, чем так.
Ему как-то раз двоелось слышать, как поет Ангел, и теперь он по-своему даже сочувствовал тем несчастным, кто по вечерам находил успокоение в этом заведеньице. Нужно ж совсем без мозгов быть, чтоб такое взять...
Ну, или с мозгами, но без слуха.
Или с мозгами, но без понимания местной ситуации, а потому и без выбора особенного.
В случае Стаматина, пожалуй, был последний вариант.

0

8

Игра в гляделки продолжалась. Ладно, черт с ним, Гриф не заломался сам идти, надо и к нему уважение проявить. А то что-то с больно зверской рожей сидит. Андрей заговорил, невольно подхватывая грифову манеру:
- Местный колорит это было бы самое то. Только, приди я в Термитник плясунов нанимать, так комендант Тычик со своими мясниками мне ноги-то и повыдергивают.  Больно крут он, ваш местный колорит. На хромой козе не подъедешь.  Я уж, признаться, собирался как раз к тебе идти – знакомится, да и совета просить, как раз насчет… местного колорита. Да не успел, ты уж на меня сердца не держи.  К чему нам с тобой ссориться? Знаю, без твоего  благословения кабак мой долго не простоит, но и во мне, глядишь, для тебя интерес найдется.
Андрей  продолжал смотреть на Грифа, прикидывая можно ли уже предложить выпить или рановато.  Игра велась тонкая. И уважить надо было бандитского вожака, но и дать понять, что Андрей сам по себе. Дела вести будет, но подчиняться, да кланяться – увольте.

0

9

Глянул Гриф испытующе - словно в зеркало глядел. Странно ему было - прорезалось в речи у столичного архитектора что-то из его живой речи, из того напевно-насмешливого наговора, которым людей стращал-приваживал, и непонятно было - то ли нарочно подлаживается, то ли само собой выходит, без участия разума.
- И что ж мне за интерес в тебе? - осведомился и правда заинтересованно. Даже голову склонил, чтоб яснее показать - заинтересовал ты меня, гость столичный, такою глупостью, говори теперь, что мне в тебе толка. Или денег мне не хватает? Или ещё чего?
Чашка на столе постепенно остывала, и он всё-таки взял её. Не глядя отхлебнул глоток.
Чай здешний был, и это позабавило. Местный колорит, всё в местном колорите, да только некоторые вещи лучше не трогать, если обращаться не умеешь. Чай - ладно, чай любой заварить может. А вот амулеты - убранство зала - значили порой проклятия, а не что-то нейтральное. Например, кованная козья голова из некрасивой неровной меди значила глупость и пожелание болезни. А затейливый знак на шнурке, подвешенный на стене - скорейшую смерть в страшных муках. Гриф не то чтобы сильно во всем этом разбирался, но кое-что себе представлял - и Невесты ему рассказывали, и по младости слышал. И подумал, что если дело сладится, стоит сказать Стаматину, чтоб снял, не пугал знающий народ. А то ведь к нему правильный степняк и не зайдет, побоится...
Подумав, он сделал ещё глоток.

Отредактировано Григорий Филин (2013-08-22 18:19:36)

0

10

Слава Суок, или кому они тут молятся эти местные, лед тронулся. Конечно, пока что Гриф был Андрею нужнее, чем он Грифу, но в том, что сотрудничество может быть взаимно полезным, сомнений не было.  И хоть Гриф и намекал, что денег ему не надо и дела процветают, никакое предпринимательское начинание не живет без развития, да и договоренности воровской братии с местными властями  в весьма шатком положении. 
Андрей подался немного вперед, навстречу собеседнику и опершись руками о стол заговорил:
- Ну что ж. О конкретике  говорить рано, пожалуй, а пока скажу вот что. Во-первых,  у меня есть в городе положение, которого тебе, как бы тебя тут не уважали, не иметь никогда. С Сабуровым у нас с братом конечно отношения не ахти, но ни Каины, ни Ольгимские, ни тем более их люди от дома мне не откажут, чтобы я себе не позволял.  Ты даже не представляешь, сколь многое люди готовы списать на богемные причуды.  Пользу из этого можно извлечь самую разную,  сам должен понимать. Во-вторых, скоро начнется война. Конечно, спрос на твирин от этого не понизиться, а вот по схемам сбыта за пределами Города это ударит серьезно. А у меня в Столице есть надежные покупатели.  И, в-третьих,  уж не знаю оценишь ли ты это или напротив испугаешься, но я человек начисто лишенный предрассудков, которыми столь ограничена жизнь местных жителей. Я не боюсь всех этих ваших шабнаков, суок, чудищ степных и кто тут у вас еще шастает. Учитывать их существование, хотя бы как воображаемых персонажей разыгрываемых здесь пьес, конечно, стоит, но я их не боюсь и потому могу многое из того, о чем местные даже помыслить бояться.
Андрей изучал лицо Грифа, чуть сощурив глаза, пытаясь уловить тронуло ли того хоть что-то из сказанного и куда вести дальнейший разговор. Не ясно пока.
- Может чего покрепче чая? - он кивнул в сторону бутылки с твирином. –  Не самое лучшее, что можно здесь найти, но не так уж плох. Получше того, что ты обычно отправляешь в Столицу.

Отредактировано Андрей Стаматин (2013-08-22 23:19:23)

0

11

- Ты, архитхтур, - откликнулся Гриф почти и не думая, на спинку стула откинувшись - очень уж не понравилась ему попытка расстояние сократить, покоробило, не та стадия ещё, чтоб голова к голове о судьбах будущих рядить, - Лучше б поостерегся первому встречному-поперечному про отсутствие предрассудков своих рассказывать. Не то спалят тебя, и не мои молодчики то будут. Здешний народ за традиции крепко держится, как бы ни крепче, чем за жизнь собственную, и если хочешь торговать - аккуратней надо быть, тоньше. Что до остального...
Сделал паузу. Чашку к губам поднес. Вспоминалось отчего-то хорошо, явственно, как к Червям на поклон ходил, когда только-только в вожаки выбился. Они народ своенравный, дикий, и долго гордость свою смирял, гостинцы Земле носил, о выгод обоюдной говорил, о том, что есть вещи, которые может дать только Город, которые в Степи и не найдешь толком... Долго рядить пришлось, долго сказки степные на веру без раздумий принимать и по ритуалам жить - а ить выгорело, получилось. Да только и теперь знал, едва ли чем собственное имя не крепче - когда в юрту входишь, порог левой ногой не переступай, когда разговор начинаешь, без приветствия да подношения Земле - Земле, не Червю, важно это - о деле и говорить не думай, когда передают тебе горькое зелье, быстрее в сумку прячь, да так, чтоб горлышком от тебя легло...
Стаматин явно не из тех был, кто в такие тонкости внимать способен и чем-то кроме бреда их почитать.
А потому  выгоду из него можно было извлечь немалую. Потому как кто ж ему, болезному, ещё твирин продаст?
- что до остального - польза то не слишком великая. Контакты и у меня временем проверенные, огонь да медные трубы прошедшие, а положение... Вот разве что положение. Но на одном положении каши не сваришь.
Глянул Гриф на бутылку задумчиво. Головой качнул, словно в раздумьи. Понимал - как тут было не понять - вряд ли уважать его будет Стаматин, если сейчас отказываться. Ещё, чего доброго, за неуважение сочтет. Однако ж и соглашаться не слишком хотелось. Переговоры на трезвую голову вести надо, опять же, ещё в Столице Гриф прелестей алкоголя накушался, да так, что не все и дни вспомнить мог...
- Как уговоримся - так и выпьем, - сказал, наконец. - Отметим, так сказать. А сейчас нечего, только разум зря мутить.
Взгляд у него испытующий был. Придвигаться ближе он не думал - разве что руки на стол положил, в пальцах карту заиграл.
- Дело моё маленькое, если вдуматься. Ты мне платишь - а за то ты живешь себе, никого не боишься. Ни моих молодчиков, ни народца законопослушного. Всё, что сверх того - отдельно оговаривать надо, но это - основное, я и пришел за тем.
"Ну, как? Согласишься ли, архитехтур? Деньги за безопасность - неплохая сделка, а?"

0

12

Андрей едва не рассмеялся.  Зачем же ему скрывать свое отношение к предрассудкам, когда зримое подтверждение того, что они с братом не только законы человеческие, но и природные заставляют отступиться, возвышалось над Городом сияющим хрустальным венцом? Но да не тот момент, чтобы говорить об этом и компания не та. 
Что же касалось остального… Андрей проследил, как мелькает пестрая карта в грифовых пальцах. 
Сам он всегда шагал вперед далеко и быстро, едва уловив верное направление,  и рядом всегда  был Петр, который и смотрел так же далеко и доверял безоговорочно. Так что они оба, случалось, забывали, что обычные  люди примериваются, приглядываются, топчутся на одном месте годами. Гриф верно был не самый худший случай, рано или поздно поймет, о чем Андрей говорил, увидит перспективы, да и сам Андрей при случае напомнит.  А сейчас  и в самом деле стоило разобраться с самым насущным.
- Ах!  - он выпрямился и театрально всплеснул руками. – Ну, это само собой разумеется. И сколько же ты хочешь иметь с этого весьма многообещающего, но покамест не слишком доходного предприятия?
Хорошо было бы сейчас сговорится с Грифом.  Потому что, без этого сговора, кое-что Андрей  предпринимать все же не мог. А так он, например, разберется по свойски с горе-поставщиками из раза в раз приносившими ему дрянную сивуху гордо именуя ее твириновой смолой. А теперь-то Андрей уж с ними поговорит.  А если плохо поймут, привяжет к стульям и будет вливать в глотки их собственное  пойло пока не дойдет.

0

13

Задумался Гриф демонстративно, глаза к потолку возвел, ровно подсчитывая. На самом-то деле всё он знал, и доля братии бандитской с любого предприятия в Городе всегда одинаковой была, ещё со времен первых вожаков не менялась - десятая часть, десятина, как в местах цивилизованных церкви в старину платили.
Никто и не помнил уже, отчего именно такую, потаенно-богохульную, цену с народца законопослушного брать повелось.
Брали - и всё, не спрашивали, отчего так.
.- Десять процентов с доходов, - сказал, наконец, взгляд опуская. Нравилось ему вот так медлить, терпение чужое пытать, себя тугодумом выставлять. Неправда, конечно - и неправда нарочитая, но если кто велся, выгода прямая выходила, особенно когда после долгого сотрудничества спор о чем заходил, и как-то оказывалось, что считает Гриф прекрасно, и в глотки вцепляться умеет - дай бог каждому. - Твирин продавать тоже стану, там цена договорная, смотря по тому, из каких трав делали... И сними ты, бога ради, эту дрянь со стен, - он махнул рукой на стилизованную козью голову и затейливые завитушки. - Там такие пожелания любому посмотревшему, что сдохнуть проще, чем на себя принять.

0

14

Вот и славно. Цену-то  Андрей заранее знал, хоть и грабительская, даже в Столице не всякие воровские князьки себе такое позволяли,  да торговаться смысла особого не было.  Не Сабурову же жаловаться. Смешно.  А там еще надо  было поглядеть, как дальше у них с Грифом пойдет.
Андрей расслабленно откинулся на спинку скамьи.
- Ну что ж, условия принимаю. Будешь получать свою десятину.  Увидишь, я сосед может и беспокойный временами, но честный.  И к делам у меня подход… творческий, ха-ха.
Рогатая башка, увешанная бубенчиками как будто пялилась на него со стены. И вправду, дрянь редкостная.
- А козла сниму, спасибо за совет. Бабу голую повешу, - ухмыльнулся Андрей, и уточнил после небольшой паузы. – Картину.  Хотя и живая бы не помешала, вот тогда, небось, народ валом пойдет. 
И выпрямившись, он взял бутылку и налил себе и Грифу по стопке.

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Письма из прошлого » Письмо №75.