Мор. Утопия

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Письма из прошлого » Письмо №67. На кончике пера


Письмо №67. На кончике пера

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

1. Имена участников эпизода: М. Шкиль и Д. Данковский
2. Место и время: от Столицы до Города и обратно со скоростью почтового вагона; три года со дня отъезда Михаила из Столицы. Соответственно - десять лет со времён ставшей уже легендой Второй вспышки.
3. События: Последняя попытка Бакалавра выйти на связь со знахарем. Стоит ли?

0

2

Письмо на белоснежной гладкой бумаге, исписанной нервным почерком Бакалавра Данковского. Вложено в обычный конверт со множеством марок и штемпелей: оно проделало долгий путь и только чудом почти не измялось.


Дорогой Михаил.

Если ты читаешь эти строки, значит, письмо избежало печки, и ты не стал уничтожать его не вскрывая. Поэтому прошу тебя, дочитай его.
Я знаю, ты долгое время избегал встречи со мной. Быть может, ты уже решил, что наши пути разойдутся раз и навсегда, но со всей ответственностью заявляю тебе: нет, этого не будет. Буду откровенен с тобой до конца, Михаил. Я не терял тебя из виду ни на день после того, как ты собрал вещи и ушёл, не простившись со мной. Друг мой, я следил за тем, как складывалась твоя судьба. До определённого момента: не мог же я жить лишь знанием того, что у тебя всё относительно неплохо. Естественно, мне захотелось быть в курсе, куда же ты подашься по окончании обучения.
Однако ты не был распределён ни в одну больницу. В ординатуру тоже не пошёл. Я искал тщательно, ты меня знаешь. Этого стоило ожидать, но я боялся, что ты так поступишь. Понимаю, домом Столица для тебя так и не стала - да и не могла стать. Ты ненавидел её всем своим сердцем, я это замечал. Но молчал. Как оказалось - зря.
Если ты вернулся в Город, письмо тебя найдёт. Где ты можешь быть, как не в Городе? С первого дня в Столице ты мечтал вернуться, только мысль о доме хоть как-то придавала тебе сил.
Не спрашивай меня, почему я пишу сейчас, спустя столько времени, и отчего вообще волнуюсь о твоей судьбе. Я ничего просто так не забываю и тем более не снимаю с себя ответственности за многое с тобой происшедшее. Можешь изорвать это письмо в клочья, но ответь на него. Прошу тебя как друга. Если ты ещё жив и если ты по-прежнему в Городе, пошли мне ответ. Я не прошу рассказывать о твоих делах и выкладывать всё как на духу. Мне просто нужно знать, что ты жив и ты дома.
Мне очень нужно это сейчас.

Твой Д.

Отредактировано Бакалавр (2013-01-30 20:36:05)

+1

3

Всё та же белая бумага. Всё те же тёмно-синие чернила и тот же почерк. Три месяца спустя.


Дорогой Михаил.

Знаешь ты об этом или нет, я уже писал тебе. В самом начале лета. Не желая верить в то, что ты просто не захотел послать ответ, я повторю своё письмо.
Сетую на нашу почтовую службу. Бывает ведь так, что не всё добросовестно вытряхивают из ящика или мешка. Порой попросту рассеянно забывают в отделении. В конце концов, на скольких пунктах суждено побывать этому листку прежде, чем он долетит до тебя! Давеча вовсе прочёл в сводке, что у нас, в Столице, головорезы убили почтальона, а сумку его со всем содержимым украли. Как знать, может, моё письмо как раз и было у того бедолаги. Нашли его в парке. В том самом, куда я тебя таскал смотреть черёмуховый цвет.
Я пишу затем, чтобы справиться о твоём здоровье и благополучии. Я почти уверен, что ты в Городе. Поэтому, если ты жив, будь любезен и напиши мне пару строк. Чтобы я просто не терзался еженощно о том, что нисколько не поучаствовал в твоей судьбе. Ведь мне, поверь, иной раз плохо спится, когда я понимаю, что не сделал для тебя всего, что мог бы. Но не вини меня: ты сам не хотел заботы и чрезмерной опеки, и навязывать их тебе было бы с моей стороны самым настоящим преступлением против свободы личности.
Я к величайшему сожалению не могу писать Каиным, Бураху или кому-либо ещё, хотя это бы всё упростило. Личные дела меня ни с кем в Городе давно не связывают, а интересоваться тобой лучше у тебя самого... как страшно в очередной раз делать эту крошечную и будто ничего не значащую приписку - "если только ты жив".
Жду твоего ответа. Не сомневайся, я действительно жду, что ты не оставишь послание без внимания и не забудешь о нём, что, впрочем, очень и очень в твоём духе.

Твой Д.

P.S.: Если это письмо попадёт в руки соседа Михаила Шкиля или иного горожанина, осведомлённого о кончине адресата, прошу уведомить отправителя по указанному на конверте обратному адресу.

+1

4

Конверт с огромным количеством отметин: письмо из-за неправильно написанного сначала индекса вернулось отправителю.
Написано на аккуратно обрезанном тетрадном листе. Карандашом.
Спустя ещё полгода.


Здравствуй, Михаил.

Ты не мог придумать мне худшего наказания, чем это. Если только ты жив и никак не желаешь мне ответить, ты избрал самую изощрённую пытку из всех, что мог придумать для меня.
И ведь ты об этом знаешь сам: что может быть хуже для учёного, чем неведение?
Хотя какой я учёный, к чёрту.
Мне кажется, даже если я слал все эти письма в никуда, ты и с того света понимаешь, что я в них тебе пишу. Ты меня достаёшь даже из могилы. Ты ведь не хуже меня все эти прописные истины знаешь: те, в чью жизнь мы однажды вмешались, накрепко привязывают нас к себе, и эту связь не разорвёт ничто и никогда больше. Ты веришь вообще, что этакую ересь пишет тебе тот Бакалавр Данковский, которого ты знал? Я сам не верю. Только нет-нет, а вспомню о тебе, и никак не могу ни с виной справиться, ни со злобой, изнутри меня сжирающей, на самого себя.
Не буду тебе угрожать, что приеду и лично посмотрю в твои глаза. Не буду.

...на случай, если будет доставлено нескоро - сейчас весна. Я даже не заметил, как она наступила. Я понемногу теряю ощущение времени - не из-за тебя, не надейся. Других забот тоже хватает. Интересно, ответил бы ты сразу, знай, отчего по-настоящему я всё же решился сесть за перо тем летом, с которого уже минуло, кажется, сто лет?
Нет, неинтересно. Интересно лишь, сколько я вытерплю, прежде чем лично постучаться в двери твоего старого дома.

Твой Д.

+2

5

Ответ написан на обратной стороне предыдущего письма Даниила Данковского и возвращено в том же конверте. Неаккуратно заштрихованы имена и отправитель. Почерк дрожащий, неуверенный. Буквы не соединены и "прыгают" по условной строке. Никакой связи с прежним почерком эти письмена не имеют.

Жив. Не приезжай.

М.

+2

6

Чистый тетрадный лист. Чистый конверт. Уверенный почерк. Но по-прежнему - карандашом.

Верю, что это ты. Только ты на этой планете мог поставить меня под угрозу сердечного приступа всего тремя словами.
Счастлив получить от тебя весточку, Михаил. Но вынужден тебя огорчить: приеду. Нескоро, но всё же. Я ушёл с работы (представляю, как бы обрадовало это тебя немного раньше) и намерен вернуться в Город. К осени.
Надеюсь, дверь мне откроешь быстрее, чем через полгода.

Д.

+1

7

Буквы обведены несколько раз, отчего читать письмо стало труднее. Похоже, это знак либо ярости, либо полнейшего отчаяния от осознания собственной беспомощности.
На этот раз послание написано на чистом листе.

Не приезжай!
Я не откр Это будет самым мерзким поступком, если ты не послушаешь меня. Тебя здесь не ждут. Многогранника нет, тебе здесь больше нечего делать.
М.

+2

8

Листок в линейку, подрезан. Несколько клякс - похоже, кто-то отвык писать чернилами.

Михаил, прекрати истерику и не спрашивай, как я узнал.
Ты снова думаешь только о себе. Я не дурак, понимаю, ты не хочешь меня видеть. Но разве я сказал, что отправляюсь к тебе? Я еду не к тебе, а то, что счёл нужным тебе сообщить о своём решении - знак только доверия. Лучше бы не говорил тебе вообще. Никогда ещё моё доверие не втаптывали в грязь таким образом. Хотя вру, было один ра
Даже если я никому в Городе не нужен, в Столице меня более ничто не держит. Всё решено уже давно! Я не сижу на месте и заканчиваю все дела, чтобы ничего после себя не оставлять. Я сжигаю мосты, понимаешь ты это или нет?

P.S.: Спасибо, что лишний раз мне напомнил о разрушении Многогранника. Я как раз начал забывать.

+1

9

Доставлено через месяц. Письмо написано ровным и красивым почерком. Женская рука.

Дядя Дан Даниил Даниилович!

По просьбе дяди Миши Михаила Александровича пишу вам ответ под его диктовку.
Не ко мне? Я так и думал. Что ж, это заметно облегчает мне жизнь. Наверное, тогда мы и не увидимся.

Михаил.

Ниже приписка:

И девочка из вагончика.

+1

10

По прошествии ещё одного месяца. Конец лета.


Здравствуй, Михаил. Надеюсь, зачитывать с выражением Михайла тебе не будет. Читать-то ты сам в состоянии, или как?
Это очень на тебя похоже. Мы пять лет ходили с тобой по Столице одними дорогами, и ни дня не нашли, чтобы свидеться. Я даже не удивлюсь, если, проведя остаток жизни в Городе, не увижу тебя даже на минуту. Даю тебе слово: если не увидимся этой осенью, не увидимся никогда. Ты думаешь, я пытаюсь тебя напугать? Нисколько. Ты просто не можешь себе представить, насколько я серьёзен сейчас.
Можешь не ждать. Всё равно ты давным-давно разорвал то немногое, что нас ещё связывало.

Даниил.

Клякса вместо точки.

+2

11

Снова тот же ломанный почерк.

Ты как всегда прекрасен, Данковский! Я ушел тогда, чтобы не видеть этого взгляда. А теперь я наяву вижу его в этих строках.
Презрение.
М.

+1

12

Белый лист бумаги. Синие чернила, аккуратный почерк - настолько, насколько, кажется, был способен писавший.


Михаил.

Ты снова переводишь стрелки. Нет, не спеши думать, что я опять тебя виню. Я никогда и ни в чём тебя не винил. Никогда и ни в чём.
Помнишь, что я тебе сказал тогда, после операции, когда ещё тайком принёс тебе сигареты, которые тебе было совсем-совсем нельзя? Я сказал, что жалею о встрече с тобой. Это правда. Я жалею, что встретил тебя. Потому что принёс тебе много горя.
Когда ты спас мне жизнь, я не сделал ничего, чтобы вытащить тебя с грязного склада. Я не хочу вспоминать тот ужас, потому что вёл себя недостойно - вот та память, которая осталась мне от тебя. Вот то, что я увёз из Города, оставив тебя за спиной. Собственная низость, за которую я несу теперь наказание.

За окном сентябрь. До конца года я могу не дожить. Сколько детской мешанины я проглотил, страшась Песчаной Язвы, как чёрт святой воды? Тот порошочек, который ты для меня достал, стал только началом. Я действительно умираю, и у меня нет другого выхода, кроме как вернуться в Город. Увидеть его в последний раз и, если я только смогу, сделать что-нибудь хотя бы для тебя.
Я хочу искупить свои грехи. Если ты покажешь кому-нибудь это письмо, клянусь, я убью тебя.
Но сейчас мне страшно. Я боюсь не успеть.

Твой Д.

+2

13

Слишком мало клякс на бумаге и всего лишь одно исправление. Михаил явно не жалел бумаги, из раза в раз переписывая письмо с черновика на чистовик. Под конец послания становится заметно, что рука устала выводить буквы.

Даниил.

Я слышал эти слова столько раз, что удивляюсь твоему желанию отвечать на мои письма.
Я говорил, всегда говорил, что лучше умереть от отравления порошком, чем медленно загинаться под натиском Болезни. Я знаю, потому что сам отправлял людей на тот свет, чтобы прекратить их страдания. Да ты и сам это делал, разве что после на тебя не косились, как на убийцу. В твоем случае могу посоветовать единственное средство. Проверенное. Пуля способна излечить все.
Я не хочу, чтобы ты приезжал – и не только потому что боюсь трясусь от ярости, вспоминая тебя. Если ты хочешь умереть в тоске и разочаровании – тебе самое место в Городе. Ты не здешний, и жизнь без Холодной Башни тебе не по зубам. Ты же будешь волком выть, глядя на счастливые лица горожан!
Мне очень жаль.
Оставайся там, где ты есть.
И попроси кого-нибудь написать мне, когда тебя не станет. Я попрошу Михайлу замолвить за тебя словечко перед Землей.
М.

+1

14

Чистое аккуратно письмо, но почерк не такой твёрдый, как прежде.


Михаил.

Из раза в раз надежда угасает во мне, когда я читаю эти строки.
Ты меня, кажется, уже мысленно похоронил. Я не виню тебя, вещи надо называть своими именами. Только я пока жив, и, как мне кажется, жив лишь памятью о Городе. И о Башне. Как бы ты ни хотел, я никогда не перестану её любить.
Просто пойми: ты снова ставишь меня в такое положение, из которого нет выхода. Ты всегда так делал - и нет, я не злюсь и не в упрёк тебе говорю. Сил на злость и обвинения у меня больше не осталось.
Я всё распродал и только жду подходящего момента в голой квартире. Мою дорогую Танатику возьмут в свои руки друзья, которым небезразлична судьба нашего общего дела. А ты не устаёшь твердить мне, что меня не ждут. Выходит, всё было напрасно? Я имею в виду, всё, что было в моей жизни до сих пор. Кажется, теперь я точно не усну сегодня, зная, что подвешен в воздухе и, куда бы ни подался - ничего хорошего не выйдет. Ты действительно поселил во мне сомнения. Бежать мне больше некуда. Я схожу с ума.
В жизни не писал более бессмысленного письма, Михаил. Можешь не отвечать. Всё равно я знаю, что ты мне посоветуешь. Револьвер Сабурова я не продал, но вряд ли воспользуюсь им.

Даниил.

+1

15

Как символично.
Ты знал, что комендант пустил себе пулю в лоб из твоего револьвера? Из того, что забрал у тебя, когда ты пообещал уничтожить Клару всеми возможными способами.
Очень символично. Пусть Земля будет ему пухом. Но сейчас не об этом.
Я не знаю, что заставляет меня тебе писать. Это не только упрямая Михайла, хотя она, похоже, считает, что после этой переписки я стал меньше ворчать. Возможно. Она бывает невыносимой.
Без тебя Танатика рухнет. Как и в прошлый раз, десять лет назад. Она никому, кроме тебя, не нужна. Я не знаю более фанатичного и преданного делу человека, чем ты. Если ты приедешь, твои исследования будут обречены.
Я не хочу делать тебе больно. Я просто должен предупредить тебя прежде, чем эта неприятная новость сможет застать тебя в Городе и добить.
Не считай меня бессердечным.
М.

+1

16

Нет. Этого я не знал. Даже не догадывался, откровенно говоря, и должен сказать - без этого знания мне спалось бы значительно крепче. Ты почти разубедил меня ехать. Кажется, впервые после смерти Евы я в полной мере ощущаю себя убийцей, хотя не толкал её с балюстрады и не нажимал на спусковой крючок.
Ты в самом деле печёшься о Танатике? Не надо. Не делай вид, что тебя она хоть сколько-нибудь заботит. А обо мне не стоит беспокоиться: она уже давно не моё дитя, и я перестал чувствовать себя её отцом. Мне не всё равно, что с ней станет, но не могу любить её как прежде - после всего, что было со мной. Я изменился, и должна была измениться Танатика, но этого не случилось. Поэтому больше не могу жить ею - так каждый родитель должен рано или поздно отпустить своё дитя. Как ты считаешь, не это ли сгубило в конечном итоге Петра?
Какой стала Мишка? Прости, звать её Михайлой стараюсь - и не могу. Она помогает тебе? Рад, если она рядом и заботится о тебе. Я думаю о ней иногда, и мне кажется, что она выросла очень красивой женщиной. Только не могу представить воочию. Я вообще многое стал забывать. Не узнаю лиц, не помню имён, постепенно дела минувших дней вспоминаются как сны из другой жизни. В Столице рано или поздно стираются из памяти запахи, звуки, ощущения. Столица поглощает не хуже, чем поглощает Город. И вот - я уже не помню запаха твоих целебных трав и вкуса твирина. Забыл, каким болезненным может быть укус крысы и как красиво поют свои песни невесты одонгов. А что, если я однажды не узнаю и твоего лица?
Знаешь, Михаил, ты всё же жди меня. Не теряй надежды, что я постучусь к тебе в дом. Знаю, уже совсем скоро наступит зима. Но даже если я ступлю на твой порог тридцатого ноября - это будет ведь ещё осень, правда?

Твой Д.

P.S.: Почерк у тебя стал заметно твёрже. Кажется, я могу собой гордиться: переучил-таки.

+2

17

Даниил.

Не придавай этому значения. Просто к слову пришлось.
Ты прав, мне до Танатики как Суок до Бодхо. Но все же я знаю, что ты к ней испытываешь, потому и предостерегаю. Потери на словах гораздо менее значимы, чем есть в действительности. Так было и с твоей Евой, я думаю. К сожалению, я ее никогда не знал.
Ты снова прав. Михайла стала настоящей красавицей, но характер у нее сквернее прежнего. Ты скажешь, это из-за плотного общения со мной - возможно. Но я ее насильно не заставляю, так что сама виновата. И нет, она не заботится обо мне. Мне не нужен уход, я сам могу со всем справиться.
Я вообще не представляю, как ее муж терпел все эти годы.
Ты не поверишь ни в жизнь. Я стал ее учителем. Как когда-то я учился у Исидора, теперь это бремя легло на мои плечи. Хотя этот подарок мог прилететь и Артемию - но он занят городом - и Станиславу, но у того проблем не меньше. Я знаю не так много, как они, и я очень сомневаюсь, что она наберется от меня чего-то большего, чем сквернословия и агрессии.
И да, я уже смирился с тем, что ты стал таким же упрямцем, как я. Я знал, что нам ни дня нельзя находиться под одной крышей - а эти полгода стали катастрофой для твоего здравомыслия.
Еще раз попрошу тебя не приезжать.

Шкиль М.

+1

18

Михаил.

Жизнь не стоит на месте - когда я это пойму? Пора бы сейчас это осознать. Подумать только - девочка, которая, кажется, ещё вчера не доставала мне до пояса, уже замужем. Скажи мне, чьей женой она стала? Если ты назовёшь имя кого-то из знакомых мне мальчишек...
Она, может, и научится у тебя плохому, но тебе общение с нею точно пойдёт на пользу. Ты не думал взять учеников? Это лучшее, что ты можешь сделать для Города и для себя. Вас ведь немного осталось, тех, кто помнит знания Исидора. Ты ведь тоже как-никак учёный, в тебе должно быть стремление передавать молодому поколению знания! Я бы и сам с удоволь
Подумай об этом. Только слишком ко мне не прислушивайся, а то ведь я до того договорюсь, что предложу открыть в Городе школу.
И - не могу не спросить, рука не слушается и сама тянется вывести этот вопрос. Скажи... Мишка, она стала по-настоящему похожей на Хозяйку? На такую, о каких мне рассказывали. [много-много раз перечёркнуто, но различить можно] Которая сможет зачерпывать одной горстью звезды, а другой — магму из сердца земли. Знаю, что это глупо, но я хотел бы хоть однажды увидеть такую женщину. Мне ведь самой малости не хватало, чтоб поверить во всё, что со мною случилось. А Мария, ты знаешь, не зажглась. Истлела тихо, и никто не смог узнать, какой она была на самом деле.
Какая она сейчас, наша Мишка? Расскажи, чтоб я знал, к чему готовиться.

Твой Д.

+2

19

Дорогой Даниил!

Михайла вышла замуж за того светловолосого мальчика, его даже ныне кличут Спичкой, хотя пора бы стать солиднее, как считаешь? В любом случае, я думаю, что новоиспеченному супругу "несказанно повезло" с женой. Она невыносима! Упряма, своенравна и просто кошмарно обожает драить мой дом! Мне иногда кажется, что моя мать вернулась с того света, чтобы учить меня жизни.
Про учеников могу сказать сразу: НЕТ.
Я ненавижу детей, терпеть их не могу. Я на Михайлу согласился скрепя сердце - это была просьба Бураха. Она оказалась не дурой, учится очень даже прилежно. Скажу по правде - она сама меня многому учит, например говорить с травами. Сначала мне казалось, что это бред сумасшедшего, а теперь я даже начинаю понимать это. Голоса я не слышу, конечно, но травам "общение" идет на пользу.
Пусть обучением занимаются Стах с Бурахом. Я буду в стороне. Не таким уж хорошим учеником я был, чтобы передавать знания.
Михайла... она обычная. Я не вижу ее Хозяйкой, для меня она чумазый ребенок, торчащий из мусорного ведра, как в тот день, когда мы в первый раз встретились. Только сейчас она стала девушкой. Красивой, но не Хозяйкой. Катерина была другой. Надеюсь, Михайла уподобляться ей не станет.

Михаил.

+1

20

Михаил.

Я почему-то не мог избавиться от мысли, что именно Спичка стал её мужем. Он ведь правитель теперь, верно? Не могу себе этого представить. Мальчишка, которого я отчитывал за то, что лазает по заражённым домам... Да я своими руками ему коленку бинтовал, когда он расшибся. Смешной такой был, конопатый, всё время замирал, как заворожённый, при виде стетоскопа.
Но знаешь, всё равно ничего не будет как прежде. Наверное, глупо было надеяться, что Мишка станет похожа на настоящих Хозяек. Не знаю, была ли Катерина такой же, как Нина. Мне говорили, что нет. Но я в любом случае не могу сравнивать, я знаю Нину лишь по словам её мужа (можно ли им верить?) и ещё немного - из своего старого сна. Мне однажды столько наговорили о ней, что всю ночь снилась. Хотя это, конечно, глупость.
Не хочется говорить, но я всегда знал, что, если когда-то Хозяйки и существовали на самом деле, больше таких не будет. Впрочем, умолкаю: это вернёт нас к спору, который я продолжать не хочу. Ничего не вернёшь, а в очередной раз убиваться по своему поражению мне как-то не к лицу.
Стах и Бурах... Они в добром здравии? Я не могу не спросить. Скажи, правда ли, что Песчанка стала, как и обещал Артемий, не страшнее ветрянки? И правда ли, что теперь её совсем не боятся? Даже если это так, я никогда не смогу до конца поверить. Так остро чувствуется течение времени: то, от чего прежде не было никакого спасения, теперь не страшит и не убивает.

Даниил.

+1

21

Д.

Спичка и сейчас такой. Он мне в окна камни кидает, когда Михайла слишком долго засиживается у меня. Мы занимаемся чуть ли не до полуночи.
Я не буду продолжать твои рассуждения насчет Хозяек - я всегда был далек от этого, я не помню ни Нину, ни Викторию. Наверное, это потому что мне тогда было совсем немного лет, когда они упивались властью. Это мерзкая тема, я не хочу ее затрагивать. Захочешь поговорить о степняках - пожалуйста, но Хозяйка для меня запретная тема.
Чума. Она отступила не на совсем, я могу уверить тебя в этом, но скажу точно: Бурах уничтожит ее также легко, как это делал учитель. Светлая ему память.
Прости, рука отнимается, сегодня очень много пришлось писать.

М.

+1

22

Михаил.

Вот чему в вашем Городе я удивляться не перестану никогда: у вас какое-то собственное, концентрированное мироздание в пределах всего лишь крошечного клочка земли. От Каменного двора до самых необъятных Боен растянуто такое количество вещей, невозможных больше нигде на всём свете. Нигде в мире больше не слышали о Хозяйках, а у вас их можно любить, а можно ненавидеть... Не понимаю твоего отношения, но умолкаю, раз ты не хочешь ничего об этом слышать.
Меня тревожит, что Язва всё ещё остаётся в Городе спустя столько лет. Сама идея мирного сосуществования с болезнью приводит меня в ужас. Не хуже меня знаешь - Песочная Грязь коварна и неуловима. Даже обыкновенный грипп имеет свойство эволюционировать, потому и вакцину необходимо постоянно совершенствовать. Что говорить об этой степной заразе... Будь осмотрителен. Нас обоих она едва не свела в могилу, и не мне тебя учить осторожности. Хотя ты себя всё равно не будешь беречь, сколько бы я ни просил.
Романы в один присест не пиши. Лучше в течение всего дня понемногу записывай что тебе нужно. Не перенапрягай запястье, главное. И учись не записывать всё подряд. Интересно, в университете ты за преподавателями конспектировал даже слова-паразиты и покашливания?
Тебе бы пошёл на пользу кто-то вроде секретаря, заодно начал бы разбирать свои талмуды. Серьёзно, ты сам помнишь, что и где у тебя записано? Если однажды твой дом загорится, в нём столько бумаги, что я тебе не завидую. К тому же, сомневаюсь, что Мишка берётся разбираться в твоих летописях и архивах. Она наверняка наводит у тебя дома порядок другого толка. Как-никак... женщина всё-таки.

Даниил.

P.S.: Хочешь, пришлю тебе печатную машинку?

0

23

Стопка писем без обратного адреса. Вся стопка пришла спустя год после ответа Даниила Данковского. Как выяснилось, из-за сбоев в работе почтальонов большая часть писем была утеряна, теперь по возможности все послания пытаются доставить по адресату.

Даниил,

ты прекрасно знаешь, что Язва никогда не уйдет из этих земель. Суок - часть Города, как Бодхо или Хозяйки. Без этого божества не имеет смысла вся мифология степняков. Шабнак-адыр - детище Суок - все еще ходит по Степи. И каждый из нас чувствует ее обиду. Но теперь она не опасна. Артемий стал главой Уклада, теперь жителям нечего бояться. Мне даже иногда кажется, что если бы в десять лет назад Исидора не убили, мы справились со Второй Вспышкой гораздо быстрее.
А насчет моих записей можешь не шутить. Если бы я не записывал все, что видел, черта с два ты бы смог выкарабкаться из лап болезни. Секретарь мне не нужен. И да, я помню все, что когда-либо записывал.
Михайла учится по моим записям, пока не жаловалась. Хотя может я ее просто не слуш

М.


Даниил.

Прошло два месяца после моего последнего письма, но ответа от тебя не пришло. Я очень надеюсь, что это опять какие-то проблемы с почтой. Как дойдет письмо, дай знать.

Михаил.


Дорогой Даниил!

Я все еще жду от тебя весточки, хотя догадываюсь, что тебя в живых уже нет. Неужели ты проигнорировал мою просьбу уведомить меня о твоей кончине? Или все еще мои письма до тебя не доходят?
Напиши мне.

Шкиль М.


Данковский!

Я не устану тебе писать даже после полгода абсолютнейшего игнорирования. Нутром чую, что жив, иначе бы кто-нибудь из твоих соседей обнаружил бы забитый почтовый ящик.
Ответь мне. Предупреждаю, нервы у меня не стальные.

Михаил.
P.S. Михайла передает тебе всего наилучшего.


Даниил,

Я не представляю, чем мог обидеть тебя в последнем письме, что ты решил довести меня до белого каления. Объясни.

Михаил.

+2

24

Письмо немного помято, поскольку было привязано к пришедшему в почтовом ящике "Ундервуду". В конверт вложена газетная вырезка - заметка об успехах лаборатории "Танатика".


Дорогой Михаил!

Я сам не знаю, почему за всё время, что не получал от тебя писем, не решил осведомиться о том, почему ты не отвечаешь. Сегодня утром извиняющийся почтальон принёс мне огромную пачку грязных, рваных конвертов. Не могу представить, где они всё это время провели. Не иначе, кто-то был очень против нашей переписки!
Так или иначе, я всё ещё жив. Не совсем здоров, но в трезвом рассудке. Недавно выписался из больницы, где меня снова потрошили и выворачивали наизнанку. За минувший год это был не первый случай, но дался он мне тяжело. Впрочем, все мои части тела ещё при мне, а потому перестаю жаловаться. Всё могло быть ещё хуже.
За исключением этого, всё в моей жизни по-прежнему. В углу комнаты - собранные чемоданы, мышь повесилась на кухне. Танатика процветает, я даже не знал, что мои товарищи настолько преуспели в разных областях. За своими амбициями я этого не замечал. Однако после моего ухода они словно получили глоток свежего воздуха. Им дали финансирование, сейчас они активно работают над чем-то серьёзным, вроде как по заказу крупного НИИ. Я приложил статью, можешь почитать об этом. Так что, как ни странно, в этот раз ты оказался не прав: без меня Танатика не развалилась. Очень даже наоборот.
А что же ты, друг мой? Если ты дочитал до этого места, значит, сердечный приступ от письма с того света с тобой не приключился.
На вопрос мой самый последний ты так и не ответил, поэтому принимаю за аксиому утвердительный ответ. Надеюсь, машинку по дороге не раскокают, теперь от этой почти всего можно ждать.

Даниил.

+1

25

Несмотря на наличие пишущей машинки, письмо от руки.

Бакалавр.

Отказ от машинки был на обратной стороне первого письма. Спасибо тебе огромное! Эта груда металлолома - то, чего мне не хватало в доме! От Михайлы тебе отдельное спасибо - она ушибла себе мизинец об эту чертовщину.
Я рад за твою Танатику. Статья ни о чем, писал явно какой-то бездарь. Никакой конкретики, никаких фактов. На твоем месте я бы не гордился, а возмущался. В конце концов, прорыв могли бы осветить лучше.
Скажу честно: хорошо, что ты жив. Мне не хватало от тебя писем.

М.

0

26

Михаил.

Ты бы ещё убористым почерком зеркальным шрифтом где-нибудь в уголочке про машинку написал. В любом случае, штука нужная. Не будешь использовать по назначению - так ею можно бить по голове неугодных.
Значит, Михайла всё ещё рядом? Удивительная верность учителю. Она делает успехи в гербологии? Не буду удивлён, если так. Я, хоть помню её замарашкой, всегда понимал, что ребёнок неглупый и не беспомощный. Выйдет из неё толк, скажи мне? Или уже вышел? Скажи, что ей пора рож
Зря ты вообще вчитывался в эту статейку. Журналистов я считаю низшей ступенью эволюции - бесполезными и хилыми тварями. Даже не пытайся вчитываться, это насилие над здравым смыслом.
Мне тоже всё это время чего-то не хватало. Понимаю теперь - твоих писем. Всё ещё станешь отговаривать меня приезжать? Или обвинишь во лжи? Я уже велел ждать тебе моей смерти. Целый год держусь - кажется, одним ожиданием весточки от тебя. Близится новая зима.

Даниил.

0

27

У меня рука устала писать. Хватай чемоданы и приезжай.
М.

+1

28

Михаил.

Про наличие печатной машинки в доме напоминать не буду: сам догадаешься.
Тридцатое ноября, десять утра. Ждите.

Твой Д.

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Письма из прошлого » Письмо №67. На кончике пера