Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Письма из прошлого » Письмо №64. Расскажи мне сказку, ночь.


Письмо №64. Расскажи мне сказку, ночь.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Имена участников эпизода: Оспина, Гриф.
2. Место и время: Ночлежка Оспины, чуть больше, чем за три года до Вспышки.
3. События: "Не боись, я не грабить пришел. Так. За советом"

Отредактировано Григорий Филин (2012-12-28 00:25:13)

0

2

Бунт - дело веселое, только ежели со стороны смотреть и почти не знать ничего.
Тогда всё просто кажется - подбил народ, вожака убил, от присных его отмахался - и готово, дело в шляпе, всё твоё - бери, не хочу.
На деле всё гораздо интересней выходило, потому как кодла бандитская - не только пятьдесят человек разбойного люда. Это ещё и связи, и торговля, и пацаны-информаторы, из тех, кто всё видит. Это твирин черный, это столичные поставки, это те из горрожан мирных, кто контрабандой не брезгует...
И всех нужно знать. И со всеми неплохо бы договориться заранее, в обход вожака, чтобы когда тот в землю лег, ничего не сломалось и не пошатнулось. Чтобы заведенный порядок в силе остался.
Смуты и так достанет. Не стоит лишних забот себе добавлять.
И потому бунт - дело долгое и кропотливое. Нужно к народу в доверие войти, другом стать, нужно слова аккуратные, недовольные, в нужные уши шептать, нужно вызнавать, кто, куда, почем да зачем и как работает вся складская нелегальная жизнь изнутри...
Несколько месяцев Филин мучился, подготавливая почву. Договаривался с друзьями столичными, чтоб к нужному сроку нужным товаром разжились да нашли, как переправить, присматривался да приглядывался, думая, кого из авторитетов на свою сторону можно перетянуть, а кого убрать лучше, и только с одним у него проблема была настоящая, почти нерешаемая - Степь.
Если с обычными торговцами договориться легко было, а если не договориться, так замену найти, то Червей не заменить было. Слишком мало их было, травников, слишком немногие вообще соглашались торговать с городскими, и Гриф совсем не уверен был, что если он скинет атамана, Черви его признают и договор не расторгнут. С них станется предателя недостойным посчитать.
А ежели учесть, что со степными традициями и нормами поведния у него наредкость отвратно было и знать, чем можно задобрить и на что купить было неоткуда...
Миссия начинала казаться невыполнимой.

Про Оспину-степнячку, которую мнительные горожанки сразу духом злым окрестили, Гриф узнал нечаянно.
Просто кто-то из парней новости обсуждал, а он очень вовремя рядом оказался...
Идея в основе своей безумна была, но это была идея, и Гриф со всем своим упрямством уцепился за неё. За несколько дней узнал всё, что мог узнать - то есть, ничего почти, потому как никто толком сказать не мог, откуда пришла, куда уйти собирается, какого роду-племени и о чем думает - собрал в шмотник заплечный хлеба с молоком да и пошел знакомиться, потому как кто лучше степнячки, а тем паче, духа злого, может знать, чем Степь живет и Черви волнуются?
Была ему тогда двадцать три всего, и склонность к авантюрам цвела как никогда буйно.

Замок на вдери пустяковый был, грошовый. Такой не то что скрепкой - ногтем расковырять можно было. Усмехнулся Гриф, глядя на него, но расковыривать, конечно, не стал. Он, в конце концов, не как вор сюда шел, и потому вполне законопослушно постучал. Заранее улыбкой расцвел, зная, что так выглядит неопасным и вполне милым человеком.
Предчувствие у него до странного хорошее было.

0

3

Раннее утро в Городе - тишь, гладь да Божья благодать. Улицы пустуют. Все кругом спят, а Оспине отчего-то не спится. И с одного на другой бок перевернется, и самодельную подушку поправит,  и укутается получше в свое рваное одеяло – ничего не помогает. Не идет сон, и все тут. Странно это: снилась ей степь вся поросшая твирью… черной. Тонкие стебли тянулись друг к другу и переплетались так крепко, что разъединить их, казалось, невозможно. Сильный ветер гулял по степи, заставляя гордые травы склонить свои головы к земле, но он поутих, и своенравная твирь начала еле заметное глазу движение. Ветер снова поднялся, казалось, он стал еще свирепее, но темные стебли клонились уже совсем в другую сторону…
Толковать сны женщина не умела, ей они, к слову, снились не слишком часто, а этот оставил чувство тревоги, которое не давало уснуть. Поворочавшись еще с полчаса, женщина поняла: пора найти себе более полезное занятие. Саба скрыла голову под капюшоном и, кое-как заперев свою ночлежку, отправилась к матери-степи. Там она бродила долго-долго, но признаться, бесцельно, самое интересное ее ждало по возвращении домой…

Усталый замерзший червь кутался в какую-то дырявую тряпицу и судорожно что-то лепетал. Приюта просил – это Оспина и без слов понять могла. К кому еще идти одонгу? Ничего она тому червю не ответила, а только шикнула, огляделась и повела степняка в подвал ночлежки. Это, конечно, не комната в доме Лары Равель, – сыро, холод собачий и крысы без стеснения шныряют – но женщина постаралась обеспечить хоть какой-то уют своему гостю. Горбушка хлеба, что с собой была, тут же была предложена червю. Мало, конечно, мало такого пайка для крупного скотовода, но ничего больше предложить гостю она пока не могла. Одонхе устроился в подвале у самой дальней от входа стены, а Саба, пообещав отвести червя в степь ближе к сумеркам, направилась к выходу. Обходя свою ночлежку, женщина еще не знала, что у двери уже нарисовался второй гость… Новоприбывший был человеком – сюрприз. Просто так, лясы поточить люди к Оспине захаживали редко. А этот вообще был какой-то особенный… Рыжий, –  а бог, как известно, шельму метит – с улыбкой как будто добродушной во все тридцать два зуба. Странно все это, странно. Что ему от матери червей понадобилось? Молодой человек, видимо, ждал, что хозяйка дома появится прямо перед ним, а она зашла сбоку… «Откуда к нам такого красавца занесло?» - вслух она ничего произнести не решилась, встала неподалеку и ждет, что незнакомец скажет. Может, он… домом ошибся.

0

4

Узнать Оспину просто было, даже если учесть, что не видел её никогда и пришла она, откуда не ждал.
А всё-таки - взгляд тяжелый, губы тонкие в нить угрюмую сведены, балахон коричневый, какой и степнячки не носят...
Разом понял Гриф - она, а ещё другое понял - отчего женщину из плоти и крови духом недобрым крестили. Чувствовалось в ней что-то неприятное, давящее, нотка какой-то нечеловечности, инакости. Ощущение, что сама земля, в двух лицах едина, из глаз темных смотрит.
Разом улыбаться перехотелось, да и говорить тоже. Отступить на шаг, гримасу скорчить - не сюда шел, хозяюшка, так, дверью ошибся сослепу...
Цыкнул Гриф сам на себя. Плечом дернул - тем, на котором сидор висел, улыбку ещё шире растянул - мол, рад видеть тебя, красавица, так рад, что в пляс сейчас пущусь. Так легче ему было. Проще непрошеную робость скрыть.
-Мой тебе привет и почтение, - сказал без тени насмешки, как мог серьезно да приятсвенно. - Разговор у меня к тебе, если, конечно, выслушать согласишься...
Представляться он не спешил. Раздумывал, голову на бок склонив. Как назвать-то себя этой чудной женщине? Не Грифом же, вором из воров, верно?

0

5

Внезапное появление степной ведьмы визитера ничуть не встревожило. Похоже, он знал, куда и к кому идет – морально был подготовлен. Улыбаться стал еще шире прежнего, на что Саба ответила лишь недоумевающим взглядом, правда, со стороны его можно было счесть абсолютно пустым. Женщина еще довольно долго щурилась, вглядывалась в непрошенного гостя, и подходить ближе явно не спешила. Но, выслушав приветственные речи, Оспина как будто смягчилась и все-таки сделала несколько шагов навстречу молодому человеку. Шла медленно и ровно, будто плыла по земле, и трава, казалось, не шелестела под ногами - до того она тихо ступала.
Немногие жители решались прийти вот так к Оспине за советом – боялись. Засмотрится Саба на кого-либо - люд думает, что ведьма сглазить хочет, из рук ее брать ничего нельзя – горе на себя призовешь. «Дружба с ней до добра не доведет, Оспина-то сродни шабначке…» - бывало, услышишь от рабочего. А этот пришел и не боится ее, и как будто не волнуется…
- Вот оно что… И тебе тайны степные спокойно спать не дают? – скорее мысли вслух, чем обращение к собеседнику. Поравнявшись с гостем, женщина достала из недр балахона небольшой ключ то ли испачканный чем, то ли просто ржавый и начала борьбу с замком, который, как назло, не хотел поддаваться. И именно сейчас, когда возле хозяйки ночлежки стоит умелец, без труда пробирающийся в любые жилища, не прибегая к помощи ключа. Забавно, но Саба об этом еще не догадывалась.
– Что ж, я тебя… -  дверь, наконец, отворилась.   - …выслушаю, - в таких потемках сложно было оценить всю красоту убранства: в это обиталище сквозь заколоченные окна свет почти не проникал. Махнув незнакомцу рукой, мол, следом ступай, Саба нырнула в темноту своего жилища.
- Рассказывай, рассказывай, о чем спросить хочешь. Случаем, не про твирь вызнавать пришел?

0

6

Из двери открывшейся тяжелым земляным духом пахнуло, словно не из дома жилого, а из могилы. Поежился Гриф, неуютно себя почувствовал - но отступать поздно уже было, да и не к лицу ему - так что шагнул за женщиной следом, дверь прикрыл аккуратно, и улыбки с лица так и не снял. Привычная защита - весело мне, ой, как весело, не испуган я ни разу - жизнь изрядно облегчала, в таких вот ситуациях пригождалась. Правда, с такими, как Оспина, дела Гриф не имел ещё, потому не совсем уверен был, что поможет ему привычная стратегия. Менять её не собирался, однако.
Темнота внутри была - хоть глаз коли. Сразу рука привычная к сидору потянулась - вытащить фонарь воровской, запалить, мрак разогнать - но тут же отдернулась обратно. Не было у него сейчас с собой фонаря, да и хозяйка могла бы неуважением посчитать... Пришлось на звук ориентироваться, на шорох платья, на тихие шаги, на голос негромкий, да надеяться, что ничего под ногами не окажется, обо что споткнуться можно.
"Будто к зверю какому в желудок или верно в могилу попал..."
Впрочем, глаза постепенно привыкали ко мраку, неприятное ощущение слепоты отступало. Запах вот только тревожил - травы и земля.
-Нешто я на травника похож? - хмыкнул, вопрос услышав. - Али на степняка? Я человек простой, твирь мне в жизни не дастся, так чего про неё спрашивать? Сложнее у меня всё... Сложнее да веселее.
Продолжать, впрочем, не спешил. Про заговоры хорошо рассказывать, в глаза глядя, взглядом упреждая - скажешь кому - ночей спокойных больше не будет у тебя... Не в спину и не в потемках.

0

7

Каждый уголок своей обители Оспина знала наизусть, к тому же, неплохо ориентировалась в темноте, а вот гость замешкался, впрочем, довольно быстро нашелся и догнал хозяйку. "Темнота кромешная... Где-то у меня здесь свечка была - все лучше, чем ничего" - женщина нащупала возле своей лежанки небольшой деревянный ящичек, в котором лежало множество различных мелочей. Там и иголки были, - так что Саба пару раз успела уколоться, пока свечку искала - и несколько кусков темной ткани, что шла на заплатки, и крупные листы савьюра, и какие-то таблетки... Не хуже, чем на складе у Двудушников, в общем. Нащупав, наконец, свечу, Оспина поспешила ее зажечь. Комната вмиг озарилась тусклым светом, и теперь уже можно было разглядеть разложенные повсюду травы, от которых исходил сильный, но приятный запах - то были листья савьюра и несколько стеблей твири. В тот же момент мать червей поднесла горящую свечу к лицу незнакомца и вновь начала всматриваться в него.
- И вправду, на травника не похож, - она говорила все тише и тише.  - А кем тогда будешь? И что за дело у тебя такое, веселое? - произнесена эта фраза была заговорщическим тоном, Эспе-инун сощурила глаза и с подозрением посмотрела на мужчину. "Интересно, как долго эта улыбка на его лице продержится. Не устал еще зубы скалить?"
- Рассказывай, да не утаивай ничего... Все, что скроешь, в глазах твоих прочитаю, - женщина будто запугать пыталась своего гостя. Может, оттого она пыталась это сделать, что самой не по себе почему-то от его присутствия становилось. Такое тревожное чувство немногие у степной мары вызывали. Только те, кто к старику Симону был приближен, в них будто сила особая имелась. Визитер, конечно, ото всех от них отличался, но, видимо, был не так прост, каким казаться хотел.

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Письма из прошлого » Письмо №64. Расскажи мне сказку, ночь.