Мор. Утопия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мор. Утопия » Архив забытых тем » Письмо №19. И тайных встреч очарованье, ошибок милых, нежных слов.


Письмо №19. И тайных встреч очарованье, ошибок милых, нежных слов.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Имена участников эпизода: Ева Ян, Петр Стаматин.
2. Место и время: буквально несколько лет назад, у Многогранника.
3. События: встреча Евы и Петра. Только достроена Холодная Башня, грядет Вспышка Песочной Язвы.

0

2

Холодало в это время года очень быстро, дожди шли с перерывом в несколько часов, а лужи оставались на мостовых ну просто не проходимые. Вот Петр, в очередной раз выпив на дорожку твирина, осторожно проходил мимо скоплений грязи и воды, медленно бредя в сторону моста.
Схватив одного из местных патрульных за плечо, Петр остановился, чтобы слегка передохнуть. Естественно, дружинник, коих было крайне мало в Городе, спихнул ладонь подвыпившего архитектора с плеча, обложив отборной руганью. Стаматин, разумеется, поспешил скрыться из виду, подальше от раздраженного охранника.
Стаматин внимательно рассматривал влажную землю под своими ногами, забредал обратно на тротуар и снова уходил в грязь. Раскачиваясь, шатаясь, он пересек Ребро, Хребтовку и Сердечник, снова влез на мост. Вот и виден шпиль на крыше местного Собора. Запутавшись в конец, Петр обогнул квартал, прошел через Створки, минуя окна "Омута", в котором недавно поселилась какая-то столичная красавица, и направился прямиком к Зеркальному Цветку.
"Глядя на него, я вспоминаю тебя... ты же точно там, я знаю..."
Петр тихо шептал слова восхищения, даже не шептал, а бормотал под нос. Архитектор сел на землю, разглядывая хмурое небо над головой Башни. Дождь, к счастью, прекратился, так что Петр спокойно сидел на каменной кладке Площади Мост, не отрывая пристального взгляда от Многогранника.
- Эх, Нина... вот уж вечер близится.
Голос сорвался на кашель, в последнее время его сильно пробирало, будто он окончательно загубил легкие. Но нет, скорее всего, сказывались частые, но короткие прогулки под дождем в Кожевенном квартале. Все чаще и чаще архитектор бродил позади своего дома, подбирая стеклянные бутылки, чтобы вымыть их и наполнить твирином.

+1

3

Ева бродила по своему новому дому, стараясь понять, почему отец когда-то купил его? Что ему понравилось в нём? Почему именно в этом Городе? Город посреди Степи... Здесь всё было таким... провинциальным....с налётом старины и простодушия. Ей было очень плохо. После смерти папы прошло чуть больше полугода, и рана в её сердце ещё не затянулась. Чтобы обустроить дом и сделать его более уютным, она развесила папины картины. Глядя на них, она видела папу, читала его мысли, переживала его эмоции... Слёзы снова навернулись на глаза, она всхлипнула и обхватила себя руками. За окном было пасмурно и как-то серо. Ева выглянула из-за шторы и заметила одинокую фигуру, бредущую неуверенным шагом мимо её прибежища. Она ещё никого не знала в этом Городе, но ей стало любопытно посмотреть на этого человека, к тому же он сам мельком взглянул на неё, заставив Еву резко отскочить от окна.
Да что с тобой? Нервы ни к чёрту... Надо пойти проветриться...
Ева накинула на плечи вязаную шаль, запахнулась в неё потеснее и вышла на улицу. Было прохладно и сыро. Не лучшее время для прогулки, но не возвращаться же... Оглядевшись по сторонам, Ева наткнулась взглядом на невероятное строение. Она видела его раньше, но не имела возможности рассмотреть получше.
Вот туда и пойду...
Ева медленно шагала, слушая, как её шаги, звучали гулким эхом. Этот звук завораживал и гипнотизировал. И она снова погрузилась в свои мысли, совершенно не замечая фигуру, стоящую впереди. Она поняла, что рядом кто-то есть и резко остановилась.
Наверное, он хотел побыть один...такое печальное лицо...
- Извините, - тихо произнесла она.

0

4

До архитектора далеко не сразу дошло, что его кто-то окликнул, это робкое "извините" было слишком тихим, чтобы Петр мгновенно обернулся. Он был далеко от этого города, если вообще пребывал в данной реальности, ведь сейчас его разум витал где-то высоко-высоко на верхних слоях атмосферы, где царила абсолютная тишина. Она определенно способствовала полету мысли, даже если вдохновение покидало Петра, сопредельные сферы возвращали его к жизни. Как твирин и иже с ним.
Тем не менее, придя, в конце концов, в себя, младший из Стаматиных медленно... очень медленно... очень-очень медленно стал поворачивать голову вправо, наконец, обращая свой помутневший взгляд в сторону голоса. Что интересно, зачем вдруг он понадобился столь симпатичной девице? Наверняка, она перепутала его с Андреем.
- Петр, - одновременно представляясь и "развевая сомнения незнакомки", как считал архитектор, произнес он и снова повернул голову к могучей Холодной Башне, что возвышалась над ними. Думая, что незнакомка ушла, когда убедилась, что перед ней не старший брат, Петр, обращаясь к Нине, вслух произнес:
- Тебе нравится? – мечтательный голос, заглушаемый накрапывающим дождиком. Капли мелкие и редкие, не стоит опасаться настоящего ливня. Осень, как всегда, радует противным сырым климатом. Петр сидит на земле, вокруг скапливается дождевая влага, такая мерзкая и неприятная. Сапоги вот уже впитали воду, а брючины сильно намокли, отчего становилось еще холодней. Иногда Стаматин отвлекался от мыслей, чтобы стряхнуть накопившуюся в складках плаща дождевую воду, но снова возвращался мыслями к звездам.
Уловив сзади какое-то движение, Петр снова оборачивается. Девушка не ушла.
- Я Петр – не Андрей, - повторяет он, задумчиво разглядывая девицу, которую раньше в Каменном дворе не видел... оно и понятно: столько лет не выходил из Земли.

+1

5

Мужчина не сразу отреагировал на её слова. Казалось, он был погружён в собственные мысли. Наверное, так и было. Ева не хотела его отвлекать и просто молчала. Отчего-то ей не хотелось уходить и оставлять его одного. Вечное чувство сострадания, присущее ей с самого детства, подсказывало ей, что она может как-то помочь ему.
Но почему ты думаешь, что у него проблемы? Ну... он тут совсем один. Да ещё и в такую погоду... Но ты тоже здесь. Вот именно, значит, у него тоже проблемы.
-Пётр, - произнёс мужчина, повернув к ней голову и всё же обратив внимание.
-Ева, - представилась в свою очередь девушка.
Но Пётр уже не смотрел на неё. Он снова погрузился в собственные мысли. И поэтому его вопрос заставил Еву смутиться. Она не знала, стоит ли ей отвечать, ведь он будто и не её совсем спрашивал. Но она всё же задумалась над ответом. Нравилась ли ей эта невероятная Башня? Она была такой странной... непонятно, как и на чём она держалась. Казалось, что не хватает сверху нитей, которые бы держал в своих руках кукольник. Но ни кукольника, ни нитей сверху не было.
- Я Петр – не Андрей.
Девушка с непониманием посмотрела на мужчину.
Я прекрасно расслышала его имя с первого раза... чего это он?
- Я понимаю. И не знаю никакого Андрея...

Отредактировано Ева Ян (2011-09-08 19:46:05)

0

6

- Не знаете Андрея? – ничего не понимая, произносит Петр. Брови нахмурены, губы изогнуты в немного разочарованном выражении. Пальцы окоченели то ли от холодного ветра, то ли от сырой погоды. – Это брат мой... мы это... близнецы, вроде как... – в голосе почему-то звучало сомнение.
- Ева? - повторил ее имя Петр, пытаясь записать его где-то в глубинах памяти. Архитектор обладал очень плохой памятью на имена и лица. А уж тем более, когда глазенки залиты значительной дозой твирина. Кстати... Петр залез в глубокий карман своего плаща и выудил оттуда бутыль. Приложился.
Петр плавно поднимается на ноги, отряхивая брюки от прилипшей грязи, и резко разворачивается лицом к Еве, от чего голова внезапно начинает бунтовать, и Стаматин теряет равновесие, плюхаясь на землю. Неудачно. Ушиб. Петр поморщился, но таки попытался снова встать.
Нога немного ныла, но архитектор героически терпел. Боль заглушал еще утренний твирин, который до сих пор эффективно действовал на слабый рассудок Петра, так что жить можно, как говорится. Времени разглядывать собеседницу не было, весь мозг был сосредоточен на ноющей боли в лодыжке.

0

7

- А он что, местная знаменитость? - с улыбкой на губах произнесла Ева.
Она подбежала к мужчине, чтобы помочь тому подняться на ноги. И тут же её обдало волной алкогольного... дыхания, скажем так. Ева было к этому не привыкать. В Столице она к подобному привыкла. Всё-таки сама была завсегдатаем вечеринок и попоек.
- Как же Вы дошли сюда? Вы же на ногах не держитесь, Пётр, брат Андрея.
Ева стояла рядом с мужчиной, поддерживая того и не давая упасть. Она не сразу заметила, что тот морщится от боли.
- Ногу повредили? - девушка опустилась рядом с ним и бегло оглядела лодыжку, - Я живу недалеко. Пройдёмте ко мне, дам обезболивающее, перевяжу, накормлю, напою, спать уложу, а завтра съем, - протараторила она, улыбаясь и глядя мужчине в лицо.
- А что ж это брат ваш за вами не следит? Позволяет пить в одиночестве? Нехорошо это.
Ева уж и не знала, о чём спрашивать мужчину, чтобы отвлечь его как-то от боли. Жила-то она может и недалеко, но только не в том случае, если у тебя подвёрнута лодыжка. В подобной ситуации каждый метр покажется десятком, а то и сотней шагов. Она пожалела, что не взяла с собой твириновой настойки, которую уже успела полюбить. Но невозможно ведь предусмотреть всё? Она надеялась, что мужчине хватит сил дойти с ней до дома. А там уж она ему поможет как следует. Если понадобится, даже за доктором сбегает.

0


Вы здесь » Мор. Утопия » Архив забытых тем » Письмо №19. И тайных встреч очарованье, ошибок милых, нежных слов.